Меню Рубрики

Солопов астма эволюция болезни

Аллергия, как причина астмы, — не более чем миф!

C60 Астма. Истинная причина болезни. — М.: «Астма-Сервис» 2006. — 120 с.

Утверждения об аллергической природе бронхиальной астмы, к сожалению, не дают ответа на вопрос: почему у многих клинически здоровых людей тесты на аллергию положительные, а у многих астматиков — отрицательные? Практическое применение положения о ведущей роли воспаления аллергической природы при астме породило другую проблему: дозы назначаемых стероидов непрерывно растут, а ситуация в целом не только не улучшается, а даже усугубляется. По-видимому, изначально болезнь имеет другую причину, при которой воспаление — следствие, а атопия — маркер, указывающий на возможность формирования или наличия астмы. Что же является истиной причиной болезни, читатель узнает из этой книги.

Техническое содействие — компания «Консультант Плюс»

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельца авторских прав.

Солопов Виктор Николаевич — инженер-химик и врач- пульмонолог, кандидат медицинских наук. Автор нескольких изобретений в области диагностики и лечения легочных заболеваний. Написал более 50 научных трудов, опубликованных в России и за рубежом. В 1988 г. организовал собственный медицинский центр «Пульмонолог» и стал независимым исследователем. В.Н. Солопов — автор оригинальной теории эволюции астмы, раскрывающей причины повышения заболеваемости, смертности, в том числе внезапной смерти от этого заболевания. Разработал эффективную технологию лечения астмы с помощью ультразвуковых ингаляций. Написал несколько книг об астме для врачей и больных, наиболее известными из которых стали «Астма. Как вернуть здоровье» и «Астма. Эволюция болезни». В настоящее время руководит медицинским центром «Астма-Сервис».

Уважаемые коллеги — читатели!

ß не случайно выбрал обращение «коллеги», ибо эта книга предназначена именно вам — моим коллегам по профессии — врачам и научным сотрудникам. Читателями моих предыдущих книг: «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни» могли быть и больные, и врачи самого различного профиля. Предлагаемая книга предназначена для врачей и исследователей, cпециализирующихся в области астмологии.

ß не боюсь показаться некорректным, употребляя термин «астмология», поскольку в последние годы он получил свое законное право на существование. Достаточно привести для примера руководство, выпущенное более 10 лет назад, — «Методы исследования в астмологии» (Methods in Asthmology. L. Allegra, P.C. Braga, R.D. Negro (Eds.), Springer-Verlag, Berlin, Heidelberg, 1993).

Этот термин, конечно, родился не случайно: на сегодняшний день, как известно, астма — одно из самых распространенных заболеваний органов дыхания. Растет не только заболеваемость и смертность от астмы. Она существенно «помолодела» в последние десятилетия и стала протекать значи- тельно тяжелее. Пожалуй, именно поэтому, астма — одна из немногочисленных нозологических форм, по имени которой и сформировалось новое направление современной медицины. В то же время исследования этой распространенной и одновременно «загадочной» болезни проводятся специалистами самых различных отраслей знаний: клиницистами, биохимиками, аллергологами, иммунологами, патофизологами, фармакологами и даже представителями немедицинских специальностей: математиками, физиками и химиками. Кажется порой, что не осталось ни одного аспекта этой проблемы, которому бы не посвящались научные исследования. И, тем не менее, современные знания об астме и продукт этих знаний — предлагаемые подходы к ее лечению — не приносят долгожданного результата. Почему же это происходит? По-

видимому, причина этого кроется в том, что астма, являясь самостоятельной нозологической единицей в группе хрони- ческих неспецифических заболеваний легких, в то же в время находится как бы на «стыке» различных медицинских дисциплин: терапии, пульмонологии, иммунологии, патофизиологии, биохимии и других. Нередко, читая объемные зарубежные руководства по астме с большим количеством авторов, ловишь себя на мысли, что материал излагается на разных языках: клиницист не понимает биохимика, тот, в свою оче- редь, не понимает иммунолога, педиатра, патофизиолога и т.д. Эти книги напоминают скорее сборники разрозненных глав — публикаций по отдельным аспектам астмологии, не связанных единой теоретической и практической концепцией. Поэтому, для врача общей практики и специалистапульмонолога польза от подобных изданий минимальна: медик без специальной подготовки не в состоянии разобраться в сложных иммунологических, биохимических, патофизиологических и других вопросах, не связанных с конкретной практикой. Образно говоря, проблема астмы на сегодняшний день — это рассыпавшаяся на отдельные фрагменты мозаика, которую никак не удается собрать воедино, чтобы восстановить изображение в целом.

И несмотря на то, что за последние десятилетия патофизиология астмы изучена кропотливо и педантично вплоть до клеточного и молекулярного уровней, клиницистами предложены многочисленные подходы к лечению этого заболевания, а фармакологами — десятки и сотни новых лекарственных препаратов, результаты этих усилий минимальны. Подтверждением этого служат все более и более тревожные данные эпидемиологических исследований. В этой книге я сделал попытку проанализировать фактический материал, накопленный за последние десятилетия и, разложив его в нужной последовательности, воссоздать единую картину трагедии под названием «астма», жертвами которой ежегодно становятся миллионы людей.

Моя задача существенно облегчается тем, что большинство исследований, отражающих последний пересмотр взглядов на

Астма. Истинная причина болезни

эту проблему, использовано при составлении «основополагающего» документа сегодняшнего дня под названием «GLOBAL STRATEGY FOR ASTHMA MANAGEMENT AND PREVENTION». NATIONAL INSTITUTES OF HEALTH, National Heart, Lung and Blood Institute. Revised 2002. Русский перевод этого документа (ГЛОБАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ ЛЕЧЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКИ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ. Пересмотр 2002 г. Пер. с англ., М.: Атмосфера, 2002) я и использовал в работе над своей новой книгой.

Хочу сразу же сказать, что предлагаемая книга — не популярное изложение отдельных глав «Глобальной стратегии. » с моими комментариями, а синтез собственных данных с общеизвестными, устоявшимися научными представлениями и фактами. «Глобальную стратегию. » я цитирую исключи- тельно из соображений использования официального документа, которым руководствуются сегодняшние теоретики и практики в большинстве стран. К тому же, все основные его положения базируются на проведенных научных исследованиях с соответствующими публикациями и ссылками на них. Ну а сомневаться в тщательности и добросовестности большинства проведенных исследований у меня нет оснований. Другой вопрос — как их интерпретировать? Раздумывая именно об этом, я и попытался написать руководство, не исключающее, а объединяющее и объясняющее большинство научных данных. Мои же собственные данные, как мне кажется, и сыграли роль «цемента», с помощью которого из отдельных фрагментов и «сложилась» та самая «мозаика», с которой я и сравнил проблему астмы. Насколько это удалось, судить не мне, а вам. Является ли моя концепция истиной, покажет дальнейшая практика, ибо она и есть единственный арбитр в любом научном споре.

И последнее: эта книга предназначена не только иммунологам, аллергологам или пульмонологам. Эта книга написана для всех врачей, которых интересует проблема астмы. По опыту предыдущих публикаций (например, «Астма. Эволюция болезни», М., 2001) я увидел, что даже больные-астматики, имеющие высшее образование (биологическое, биохимиче-

ское, математическое и пр.), с удовольствие прочли и поняли многое из того, что могли бы, казалось, и не понять. С чувством большой признательности я выслушивал и читал их отзывы, пожелания и замечания.

Именно поэтому, специальные вопросы, касающиеся в основном проблем иммунологии и воспаления, мне пришлось излагать в максимально простой, я бы даже сказал, популярной форме, ибо без их изложения мне не удалось бы сформулировать основную идею: а в чем, все-таки заключа- ется истинная причина бронхиальной астмы? Я акцентировал внимание на тех явлениях, которые, на мой взгляд, казались более существенными для обсуждения предлагаемой проблемы. Поэтому, несомненно, многие более тонкие и интересные для специалистов вопросы оказались вне рамок этого труда. Наверняка, в изложении некоторых из них, кто-то найдет неточности или некую небрежность изложения. Повидимому, это — издержки моего образования — инженерахимика и врача-пульмонолога, которому некоторые вопросы показались не столько значимыми, чтобы их освещать очень подробно. Поэтому, любые конструктивные критические замечания или дополнения я приму с большой благодарностью.

ЧАСТЬ I. GINA 2002: СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЕ

В настоящее время основным теоретическим и практиче- ским руководством по бронхиальной астме в международном масштабе является доклад «ГЛОБАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ ЛЕ- ЧЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКИ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ». Пересмотр 2002 г. Пер. с англ., М.: Атмосфера, 2002 (а также его предшествующая редакция 1995 г.). Именно поэтому, на нем основаны все российские (детские и взрослые) «национальные» программы по борьбе с астмой, стандарты по лечению и методические пособия для врачей. Помимо этого, доклад, именуемый нередко GINA 2002, излагает и единственную общепризнанную научную трактовку этой болезни. Поэтому, попробуем провести анализ основных положений этого документа и определить ключевые понятия в проблеме астмы.

Обобщенные комментарии и выводы к соответствующим главам и разделам будут выделены жирным курсивом.

Глава 1. Бронхиальная астма — серьезная проблема современной медицины

Уже в предисловии к докладу GINA 2002 читаем: «Бронхиальная астма (БА) является серьезной глобальной проблемой. Люди всех возрастов во всем мире подвержены этому хроническому заболеванию дыхательных путей, которое может быть тяжелым и подчас даже смертельным. Распространенность БА возрастает повсеместно, особенно среди детей. ». Действительно, посмотрим на некоторые данные, приведенные в таблице 2-2 на с. 25 (табл. 1).

Как видно из данных табл. 1, GINA 2002 приводит цифры более чем 10-20 летней давности. По-видимому, за послед-

источник

Лечение астмы и полное восстановление здоровья
Звоните (495) 472-46-03

«Астма-Сервис» — 28 лет безупречной работы!
Можно жить с астмой, но без нее — лучше!

Лечение астмы и полное восстановление здоровья.
Гарантия успеха — метод доктора В.Н. Солопова!

Звоните: (495) 472-46-03

Астма центр «Астма-Сервис» занимается лечением астмы, а также диагностикой в неясных случаях, то есть в случаях, требующих решения вопроса страдает больной бронхиальной астмой или нет. «Астма-Сервис» является ЧАСТНОЙ коммерческой структурой. «Астма-Сервис» не оказывает БЕСПЛАТНЫХ медицинских услуг. «Астма-Сервис» не сотрудничает со страховыми компаниями. Лечение в «Астма-Сервис» проводится АМБУЛАТОРНО. На приеме каждому больному предлагается ИНДИВИДУАЛЬНАЯ лечебная программа на ТРИ МЕСЯЦА, которая выполняется в домашних условиях. Для этого каждый пациент обеспечивается индивидуальным ультразвуковым ингалятором. При необходимости он получает консультативную помощь по телефону. Базовый курс лечения включает четыре трехмесячных цикла. Каждые ТРИ МЕСЯЦА пациент посещает «Астма-Сервис» для оценки результатов лечения и получения следующей трехмесячной программы лечения. «Астма-Сервис» не проводит ЗАОЧНЫХ консультаций и не практикует ДИСТАНЦИОННОЕ лечение через интернет. Вопросы медицинского характера можно задать на нашем форуме.
Для лечения в «Астма-Сервис» есть ВОЗРАСТНЫЕ и медицинские ограничения: мы не берем на лечение детей до 7 лет, взрослых после 60 лет, а также беременных женщин.

Запись новых пациентов в «Астма-Сервис» проводится по телефону

Телефон «Астма-Сервис»: (495) 472-46-03. Все другие номера НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ!

Если вам недоступны платные медицинские услуги, вы можете приобрести новую книгу доктора В.Н. Солопова «Астма. Помоги себе сам», в которой приведена упрощенная программа самостоятельной диагностики и лечения в домашних условиях с помощью ультразвуковых ингаляций. Кроме того, вы можете с нашего сайта БЕСПЛАТНО скачать электронные книги «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни» и «Астма. Истинная причина болезни».

Инженер-химик и врач-пульмонолог, кандидат медицинских наук. Окончил Военную Академию Химической защиты, а впоследствии 2-й Московский Государственный медицинский институт им. Н.И. Пирогова. С 1982 по 1989 г. В.Н. Солопов — ординатор, аспирант и научный сотрудник кафедры академика А.Г. Чучалина. В эти годы он разрабатывает собственные методы исследования астмы и предлагает новый подход к ее лечению с помощью ультразвуковых ингаляций. Это не соответствовало консервативной научной доктрине. Независимые научные взгляды, пренебрежение к официальным догмам советской пульмонологии и организация собственного небольшого центра — медицинского кооператива «Пульмонолог» — вылились в принципиальные разногласия с А.Г. Чучалиным. В итоге последовало увольнение «по собственному желанию». А разногласия обернулись в личную неприязнь и открытую вражду. С 1989 по 1991 г. доктор В.Н. Солопов — старший научный сотрудник НИИ Возрастной физиологии и гигиены. В эти годы им разработана оригинальная теория эволюции астмы, раскрывающая причины повышения заболеваемости и смертности, а также механизмы внезапной смерти от этого заболевания. Результатом почти 20-летних научных исследований стали около 50 печатных работ и изобретений, опубликованных в России и за рубежом, а также несколько книг об астме для больных и врачей — «Астма и больной», «Эволюция астмы: адреналин лечит, адреналин убивает», «Астма, врач и больной» (1-е и 2-е издания), «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни», «Астма. Истинная причина болезни». В настоящее время В.Н. Солопов продолжает научную и практическую работу в рамках организованной им медицинской программы «Астма-сервис». Доктор В.Н. Солопов — человек бескомпромиcных научных взглядов, для которого научная истина дороже расположения начальства, званий и чинов. Еще будучи аспирантом, он сформулировал свою главную научную идею: как избавить страдающего астмой человека от этого недуга. «Для этого нужно очистить дыхательные пути от слизи и инфекции, восстановить нормальную проходимость дыхательных путей и поддерживать это состояние в течение времени, необходимого для полного обновления слизистой оболочки бронхов. А после этого — устранить причину, запустившую болезнь. И реализовать эту программу можно только в помощью высокопроизводительных ультразвуковых ингаляторов». В течение трех лет доктор Солопов разрабатывал свою технологию лечения. С 1986 года он пытался внедрить ее в практическую медицину. Но его идеи шли вразрез с официальными установками «генералов от медицины». И тогда он в 1988 году организовал свой медицинский центр — кооператив «Пульмонолог» (ныне — астма центр «Астма-Сервис»). С тех пор прошло 20 лет. И за эти годы в астма центре «Астма-Сервис» д-ра В.Н. Солопова восстановили здоровье более 5000 человек. Доктор В.Н. Солопов открыл законы эволюции (прогрессирования) астмы и установил причину внезапной смерти от нее, а в 2006 году открыл истинную причину астмы и аллергии, опубликовав свои данные в книге «Астма. Истинная причина болезни». Ну а его бывший Шеф, расписавшись в собственном научном бессилии, внедряет в России примитивные медицинские программы запада, в странах которого самая высокая заболеваемость и смертность от астмы.

Эволюция астмы: адреналин, лечит адреналин убивает!
Таков был главный тезис пресс-конференции, состоявшейся в НИИ возрастной физиологии Российской академии образования. Вниманию собравшихся специалистов и корреспондентов была представлена научно обоснованная теория эволюции астмы и причин внезапной смерти при этой болезни.

Большой интерес к этой проблеме связан с тем, что сегодня бронхиальная астма — одна из самых широко распространенных болезней нашего века, от которой ежегодно умирают 2 млн. человек. А ведь еще 100 лет назад эта болезнь была достаточно редкой и в какой-то мере безобидной, ибо врачи XIX века очень точно подметили, что, несмотря на ужасные мучения от приступа астмы, все-таки больные достаточно долго жили и сразу от нее не умирали. Сегодня ситуация коренным образом изменилась, и смертность от астмы неуклонно растет, И парадокс заключается в том, что это происходит в то время, когда знания об этой болезни стали настолько обширны и глубоки, что иногда кажется, что не осталось ни одного неясного момента в ее понимании.
И тем не менее наши знания об астме и продукт этих знаний — новые и все более совершенные лекарственные препараты — не препятствуют повышению смертности от этого заболевания. Порой врачи приходят в отчаяние от того, что, несмотря на все прилагаемые усилия, трагический финал этой болезни все же наступает Ситуация нередко кажется тупиковой, и из нее не видно выхода. Первые проблемы с астмой появились в 30-40-е годы нашего столетия, когда в качестве бронхорасширяющего средства для снятия приступов удушья стали широко применяться адреналин и особенно его синтетические аналоги, обладающие более эффективным и длительным действием.
Известно, что адреналин — это естественный регулятор многих функций в человеческом организме. Все приятные и неприятные события в жизни, стрессы и волнения сопровождаются выбросом в кровь большого количества адреналина. Вначале предполагали, что тяжелые формы астмы связаны с недостаточной продукцией в организме собственного адреналина. И в связи с этим казался парадоксальным факт, что инъекция адреналина в одном случае возвращала человека к жизни, в другом — не помогала, а в третьем — убивала. Ведь адреналин является нашим собственным биологическим субстратом!
Позднее, в 50-60-е годы нашего столетия, когда на основе химической формулы адреналина появились его синтетические аналоги в аэрозольных баллончиках, по странам Западной Европы прокатилась волна внезапных смертей, когда молодых людей находили мертвыми с этими баллончиками в руках. Не останавливаясь подробно на развитии фармакологической науки в этой области, проблему можно выразить одной фразой: бронхорасширяющие препараты становились все более совершенными, а смертность от астмы продолжала расти.
Следующий этап прогресса в лечении астмы наступил с эрой появления противовоспалительных гормональных препаратов в таблетках и аэрозолях. Но, несмотря на это, коварство болезни оставляло мало надежд — смертность от астмы, например, в США возросла за последние годы почти в два раза. И трагедия заключается в том, что повышается количество внезапных смертей от астмы. Любой удовлетворительно чувствующий себя астматик, принимающий самые мощные гормональные препараты, не застрахован от того, что после приятного или неприятного события в его жизни он может внезапно погибнуть. Итак, и самые совершенные бронхорасширяющие средства, и гормональные препараты не устранили проблемы смертности от этого заболевания.
Как гласит известная пословица, все новое — это хорошо забытое старое. Занимаясь изучением и лечением астмы, московский пульмонолог, кандидат медицинских наук В. Солопов обратил внимание на любопытный факт из научной литературы: у самых тяжелых больных, в том числе и погибших впоследствии от астмы, концентрация собственного адреналина в крови превышала физиологическую норму в 5-10 раз. Казалось странным, что, несмотря на более чем достаточный уровень адреналина, больные гибнут от удушья У доктора Солопова появилась необычная мысль, которая исходно была подвергнута критике некоторыми учеными. Проверить реакцию больных астмой на последовательную ингаляцию ими вначале синтетических аналогов адреналина, в частности известного у нас в стране препарата беротека, а затем адреналина — нашего естественного биологического регулятора. И таким образом создать модель взаимодействия поступающего извне синтетического бронхорасширяющего вещества с адреналином.
Разработав в клинических условиях программу обследования и тактику при появлении возможных осложнений, В.Солопов с сотрудниками возглавляемого им небольшого центра обследовал несколько сотен пациентов. Оказалось, что у одинаковых на первый взгляд больных результат этого взаимодействия был совершенно противоположным — у одних взаимодействие беротека и адреналина приводило к положительному результату. У других было достаточно нейтральным, а у третьих — парадоксальным. ингаляция адреналина после беротека вызывала тяжелый приступ удушья.
Стало совершенно понятно, почему в одних случаях инъекция адреналина является для больного спасительной, а в других убийственной. С одной стороны, это является результатом своеобразного конфликта, спровоцированного взаимодействием адреналина с его синтетическими аналогами. Механизм этого конфликта Солопов описал в своей новой книге «Эволюция астмы: адреналин лечит, адреналин убивает» и показал, что он тесно связан с эволюцией самого заболевания. С другой стороны, конфликт этот появляется в результате того, что синтетические аналоги адреналина с селективным бронхорасширяющим действием не обладают всеми свойствами естественного адреналина и вследствие этого не могут воздействовать на все патологические механизмы астмы.
В этом смысле ситуация напоминает период жизни Европы и Америки, когда для питания широко использовались высокорафинированные углеводы и жиры. Однако природа стала наказывать человека за это, что проявилось повышением заболеваемости атеросклерозом, ожирением и другими издержками цивилизованной жизни. И человечество снова стало возвращаться к естественным продуктам питания, предпочитая их рафинированным субстратам. Аналогичным образом обстоит дело и в лечении астмы, утверждает В. Солопов в своей книге. Высокоселективные, как бы «рафинированные», производные адреналина в известном смысле не являются полноценными. И поэтому принятое во всем мире фармакологическое тестирование пациентов с этими препаратами вводит в заблуждение врачей относительно состояния их пациентов, поскольку не отражает реальной ситуации.
Вот почему во многих случаях новые комбинации фармакологических агентов, предложенных им еще в 1989 году, являются реальной альтернативой «рафинированным» бронхорасширяющим субстратам, применяемым для обследования и лечения.
При этом не следует забывать, утверждает автор, что астма развивается и прогрессирует по присущему ей биологическому закону. И закон этот можно выразить следующим образом: вначале адреналин эффективен, а затем опасен. И эта закономерность повторяется в виде «волн», которые можно прогнозировать, поскольку они тесно связаны с длительностью и особенностями заболевания.
Теперь мы можем уверенно сказать, заявляет он, что астма, так же, как и человек, «рождается», «растет», «взрослеет», «стареет» и «умирает». Но умирает, к сожалению, вместе с пациентом. Уже сегодня мы знаем, какие закономерности лежат в основе эволюции этого заболевания, и можем предотвратить печальный исход, поскольку найдены не только количественные, но и качественные критерии. Они позволяют решить вопросы: на каком этапе находится болезнь у каждого конкретного субъекта, насколько велик риск внезапной смерти от этого заболевания и как его предотвратить?
Продемонстрированные специалистом истории болезни по успешному лечению больных показывают, что возможна и обратная эволюция астмы. Целенаправленное и систематическое лечение позволяет достигнуть состояния, когда астма практически не беспокоит пациента. А для внедрения результатов в широкую клиническую практику создана первая в стране компьютерная программа, позволяющая назначить индивидуальное лечение каждому конкретному больному, определить прогноз для каждого страдающего астмой и даже оценить для него степень риска внезапной смерти.
Презентация книги и компьютерной программы вызвала живую дискуссию и много вопросов со стороны специалистов и журналистов. Конечно, проведенное исследование не является всеобъемлющим, многие вопросы еще до конца не ясны. К сожалению, это — результат отсутствия поддержки данной работы государством. Только благодаря помощи итальянской фирмы «Космед», английской фирмы «Виталограф», личной помощи президента итальянской фирмы «Мона Лиза» господина Пьеро Джакомони и доброго участия бывшего первого секретаря британского посольства д-ра Гарольда Липмана, известного в настоящее время своей благотворительной деятельностью, небольшому центру д-ра В. Солопова удалось достигнуть прогресса в этой интересной и волнующей ученых проблеме. Но даже это небольшое исследование дает возможность пересмотреть многие взгляды на бронхиальную астму и создавать более эффективные препараты и программы для ее лечения.

И. Луничкина,
кандидат медицинских наук

Было время, когда Виктора Николаевича Солопова – молодого кандидата медицинских наук на кафедре академика А.Г. Чучалина – никто всерьёз не воспринимал, считая его просто “выскочкой” и скептически относясь к его заявлениям, что астму можно вылечить. Они и не подозревали, что через 10 лет о Викторе Солопове будут говорить как о талантливом новаторе и писать во многих российских и зарубежных изданиях.

Сегодняшняя идеология лечения астмы порочна!

Вопрос:
— Виктор Николаевич, у меня на руках – данные медицинской статистики за последние десять лет. Если их проанализировать, получается, что заболеваемость и смертность от астмы как в России, так и за рубежом с каждым годом заметно увеличивается. Это несмотря на то, что сейчас постоянно разрабатываются новые лекарства. В чём же причина таких неутешительных показателей?

Читайте также:  Чем лечат одышку при астме

Д-р В.Н. Солопов:
— Во-первых, причина заключается в том, что многие люди (в том числе и врачи!) искренне полагают, что астму (как впрочем и любую болезнь) можно вылечить каким-либо лекарством. Это в корне неверно! Достаточно вспомнить, что даже при банальной вирусной инфекции в зависимости от конкретной ситуации приходится назначать жаропонижающие, противовоспалительные, болеутоляющие и другие препараты. То есть лечить НЕ БОЛЕЗНЬ, А БОЛЬНОГО! Эта истина пришла из глубины веков, о ней твердят студентам, но тут же забывают, когда имеют дело с больным человеком.
Во-вторых, неверна сама исходная посылка о причине астмы, которую связывают преимущественно с воздействием внешних аллергенов: пыльцой растений, домашней пылью, шерстью животных и даже тараканами! Но при этом забывают, что все это существует миллионы лет (тараканы жили еще при динозаврах!), но никогда показатели заболеваемости не достигали 30-40% от общей численности населения. Такая картина в частности, наблюдается в Новой Зеландии. Чуть ниже заболеваемость в Великобритании – 20-30% и других странах. В-третьих, проблема заключается в попытке унификации лечения – выработки неких “стандартов” по лечению болезни. За этим, несомненно, стоят экономические причины – миниминизация расходов на здравоохранение. Но человек ведь не автомобиль и не компьютер, и “починить” его по инструкции, пусть даже составленной академиками, невозможно! Кроме того “стандарты” эти зарождались именно в стране, где проблема астмы по существу выходит из-под контроля – в Великобритании. К слову сказать последний международный доклад по астме GINA 2002 (на основе которого все стандарты и базируются) по существу это признал. Что касается смертности, то рост ее относительно снизился, но по нашему мнению, исключительно за счет роста заболеваемости. В цифрах это выглядит следующим образом: средний уровень заболеваемости астмой – 15% от общей численности населения, количество тяжело протекающих случаев достигает 10-20% в популяции астматиков, причем на долю погибающих от тяжелой астмы в некоторых странах приходится до 35%!

Вопрос:
— Как же быть в этой ситуации?

Д-р В.Н. Солопов:
— Ответить на него можно так: “Нужно думать!” Во-первых, не зацикливаться на причине болезни: чем бы она не была вызвана (пусть даже аллергенами!), все происходит по одному сценарию: развивается воспаление, возникает и прогрессирует нарушение проходимости бронхов (со всеми вытекающими из этого симптомами – кашлем, одышкой, хрипами и удушьем), бронхи забиваются мокротой и в конечном итоге становятся непроходимыми, приводя к гибели больного. Вот что пишет об этом ныне главный пульмонолог России академик А.Г. Чучалин: “у больных, умерших на высоте астматического приступа, … практически все генерации бронхов, вплоть до респираторных бронхиол, заполнены густыми серовато-желтыми слепками мокроты (бронхиального секрета), которые выдавливаются в виде тонких “червячков, …и в просветах РЕЗКО РАСШИРЕННЫХ БРОНХОВ И БРОНХИОЛ обнаруживают слизистые пробки…” (В 2-х томном сборнике “Бронхиальная астма”. Под ред. А.Г. Чучалина. М.: Агар, 1997, т. 1, с. 21).
Отсюда вывод: по мере прогрессирования болезни бронхорасширяющие аэрозоли перестают помогать, а наоборот, вступая во взаимодействие с собственной адреналовой системой, приводят к случаям внезапной смерти больных. Именно поэтому большинство случаев внезапной смерти от астмы отмечено среди эмоционально неустойчивых людей, чей организм отвечает большим выбросом своего природного адреналина. Об этом я даже написал когда-то книгу “Эволюция астмы…”, думал все ахнут. Но ахнул сам, когда бывший партактивист, назначенный главным врачом 192-ой поликлиники в Москве, по сути ликвидировал мой кооператив, отобрав у меня помещение.

Вопрос:
-Почему кооператив? Вы ведь работали на кафедре?

Д-р В.Н. Солопов:
— Работал… До тех пор пока мне не стали помогать иностранцы. Свои ведь только палки в колеса ставили, вот и пришлось налаживать свое дело и искать помощь и друзей. К счастью для меня, они появились, и действительно мне помогли. Это бывший первый секретарь Британского посольства доктор Гаральд М. Липман и итальянский фабрикант Пьеро Джакомони, который то и к астме не имел никакого отношения – его фирма выпускала детскую одежду. Но Джакомони очень любит детей. Узнав, как мучаются дети-астматики, он подарил как раз то самое оборудование, которое было необходимо для продолжения моей работы. И в 1992 году я собрал врачей и Вопросов и провел презентацию своей компьютерной программы, позволяющей прогнозировать развитие астмы и “автоматически” направлять лечение больных. Кроме того, был найден способ восстанавливать дыхание на самых тяжелых стадиях! Честно говоря, я надеялся, что это будет кому-то нужно. Оказалось – никому, кроме самих астматиков, многим из которых я просто подарил жизнь.

Вопрос:
— Когда вы впервые применили свой метод на практике?

Д-р В.Н. Солопов:
— Это было в конце 80-х годов. Пациенткой стала женщина, которая после пребывания в реанимации принимала большие дозы преднизолона и все равно каждую ночь не спала, а сидела и задыхалась. В результате проведённого курса ей отменили стероиды и выписали с нормальной лёгочной функцией. До настоящего времени она жива, ни разу не была госпитализирована, периодически повторяет курс лечения. К сожалению, несмотря на все успехи, моя идея не нашла государственной поддержки.

Вопрос:
— Неужели ваши коллеги не поддержали вас?

Д-р В.Н. Солопов:
Кто может поддержать тебя, если ты казнен “непризнанием свыше”? Слава богу, что еще не устроили показательный процесс. Вспомните историю с “голубой кровью” и профессором Белоярцевым, которого довели до самоубийства. И все только потому, что он честно делал дело своей жизни. Так и для меня астма – это и работа, и жизнь, и хобби.

Вопрос:
— Как я понимаю, никакие препятствия вас не остановили?

Д-р В.Н. Солопов:
— Я несколько раз искал новые помещения и переезжал. Было время, когда занимался лечением больных даже в собственной квартире. Там и держал приборы, оборудование принимал больных. Как-то один из журналистов, писавший о нашей работе, сказал: “человечество веками искало способ лечения астмы. И вот, когда эта мечта сбылась, этого никто не заметил”. Но, к счастью, это заметили и оценили больные. И с поддержкой друзей из-за границы, состоятельных больных и своих соратников мне в конечном итоге удалось организовать свой астма-центр, написать 6 книг для больных и врачей. И все это – живя “на собственных хлебах” без государственной поддержки.

Вопрос:
— И всё-таки, в чем заключается “изюминка” вашего подхода к лечению астмы (а точнее больных с астмой!). Вы применяете какие-то особые лекарства?

Д-р В.Н. Солопов:
-Знаете, медицину в некотором смысле можно сравнить с кулинарией, где и из хороших продуктов можно приготовить что-то очень несъедобное! Дело не только в лекарствах, но и в способах их доставки и последовательности применения! Ведь многие лекарства не могут попасть в бронхиальное дерево в достаточном количестве, поскольку оно в результате воспаления закупорено слизью. Для снятия воспаления бронхов используются противовоспалительные гормональные препараты, которые неэффективны, ибо просто откашливаются вместе с накопленной в дыхательных путях мокротой. Именно поэтому у меня возникла идея применения специальных ультразвуковых ингаляторов, которые позволяют вначале полностью очистить бронхи специальными смесями отхаркивающих препаратов. А затем применять и традиционную бронхорасширяющую и противовоспалительную терапию. А для точной оценки тяжести заболевания и повышения эффективности лечения, я использую свою компьютерную программу “Диагноз. Бронхиальная астма”.

Д-р В.Н. Солопов:
-Прошло 15 лет и мой бывший шеф, “казнивший” меня пожизненным официальным непризнанием в виде приговора, доведенного всем своим подчиненным научным, медицинским и общественным кадрам, написал буквально следующее: “Современное научное знание позволяет утверждать, что бронхиальная астма как болезнь может быть излечима, если противовоспалительное базисное лечение было начато в срок, проведено в адекватных дозах и корректно по срокам” (”Атмосфера. Аллергические и респираторные заболевания”. Журнал для практикующих врачей, 2001, № 1 (2), с. 7).
Я это делаю уже 15 лет. Но при этом считаю в рамках государства эту задачу невыполнимой. Ведь наша система здравоохранения, да и сами врачи пассивны с профессиональной точки зрения. Более 10 лет назад мы издали книги: “Астма и больной” и “Эволюция астмы”. Остатки тиража решили раздать бесплатно больным и врачам. Дали объявление в газете. Больные пришли, а врач ни один не пришёл. Они потеряли интерес не только к астме, но и к собственной профессии. Ведь их зарплата не зависит от конечного результата. К тому же у государства нет стройной и логичной программы решения этой проблемы. И если общество не поймет этого, астма станет для нас тем, чем была чума для средних веков.

Вопрос:
— Значит, основная причина безуспешной борьбы с астмой – отсутствие должной программы лечения. Обращались ли вы со своей тревогой к руководителям нашего здравоохранения?

Д-р В.Н. Солопов:
— Я уже давно никуда не обращаюсь. Я предпочитаю работать. Нам удалось создать свой астмологический центр, который работает без государственной поддержки. У нас отлажено обследование и лечение, есть свой круг клиентов. Лечение платное, поскольку все хорошее, как колбаса, не может быть бесплатным.

Вопрос:
— Чем ваш метод отличается от других подходов к лечению астмы?

Д-р В.Н. Солопов:
— Во-первых, перед началом лечения мы пытаемся понять на какой стадии болезни находится каждый конкретный астматик и что же преобладает у него в бронхиальном дереве на данный конкретный момент: спазм бронхов, воспаление и отек слизистой оболочки, накопление слизи в просвете дыхательных путей, присоединение вторичной инфекции и пр. Затем тщательно оцениваем проходимость дыхательных путей по нашему оригинальному методу с помощью компьютерной спирометрии и специальных фармакологических тестов. Больному по очереди ингалируют различные лекарства, и в зависимости от реакции бронхов, оценивают характер патологического процесса в легких. Мы выполняем и другие анализы, собираем информацию об особенностях жизни пациента. Далее разработанная мной компьютерная программа “Диагноз” анализирует полученные данные и “прогнозирует” развитие болезни. На основе этого для каждого пациента составляется своя программа лечения – последовательное применение нескольких лекарств. Сначала вводятся бронхорасширяющие препараты, которые улучшают проходимость дыхательных путей. Затем идет черёд отхаркивающих средств. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты. Данный этап лечения – очень важный. Если его пропустить, дальнейшей приём лекарств не принесёт пользы. И в конце подходит очередь для противовоспалительных и антиаллергических смесей. Все лекарства вводятся путем ингаляций. При этом вместо маломощных небулайзеров мы используем ультразвуковые ингаляторы.

Вопрос:
— В чем их преимущество?

Д-р В.Н. Солопов:
— Только ультразвуковые ингаляторы позволяют мелко распылять большие объёмы лекарств за минимальное время. Препарат попадает в самые труднодоступные участки лёгких и полностью очищает их от слизи, инфекции и отмерших в результате воспалительного процесса клеток эпителия. Другие виды ингаляторов на это неспособны. Ультразвуковые ингаляции лечат и сопутствующие заболевания – от аллергического насморка до грибковых поражений дыхательных путей.

Вопрос:
— Сколько длится такое лечение?

Д-р В.Н. Солопов:
— Конечно, за пару визитов к врачу астму не вылечишь. Поэтому лечение проходит длительно в домашних условиях с помощью подобранного больному ультразвукового ингалятора. И с ним на связи всегда находится опытный консультант. Больной может получить консультацию по телефону не только в рабочие часы, но даже в выходные дни и праздники. На полное очищение бронхиального дерева и восстановление нормальной легочной функции, как правило, уходит 12-18 месяцев. Причём регулярно, раз в квартал, следует проходить компьютерное обследование, чтобы внести поправки к лечению. В результате 95% пациентов избавляются от симптомов астмы, у них полностью восстанавливается легочная функция. У 50% даже после полной отмены лекарств болезнь не проявляется по 7-10 лет. После основного курса понадобится лишь регулярное (раз в полгода-год) обследование и при необходимости – профилактическая терапия.

Вопрос:
— Чем же объясняется 5% неудач?

Д-р В.Н. Солопов:
— Увы, не у всех хватает терпения ежедневно тратить по 20-40 минут на своё здоровье. Другим на полный курс лечения недостаёт материальных средств, ведь лекарства и ингаляционная техника нынче дороги. Проблемы могут возникнуть с курильщиками, на лечение которых нужно больше времени и сил. Труднее избавить от болезни и тех, кто в процессе лечения часто подхватывает “вторичные инфекции” – ОРЗ, ОРВИ.

Вопрос:
— Как вы думаете, есть ли надежда, что в скором времени астму удастся победить? Есть ли надежда, что лечение, которое осуществляете вы, будет доступно каждому?

Д-р В.Н. Солопов:
— Думаю, что нет. На это государству ежегодно приходилось бы выделять 10-15 миллиардов (!) долларов. Однако, есть альтернатива – профилактическое или превентивное лечение. Наши исследования выявили, что развитие и формирование астмы можно обнаружить буквально в первые месяцы начавшейся болезни. В таком случае “остановить” дальнейшее ее прогрессирование навсегда можно за 4-6 недельный курс лечения! Но это требует организации специализированной астмологической службы с соответственно подготовленными специалистами. В условиях сегодняшнего бюрократического государства это задача невыполнимая.

Вопрос:
— Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

Д-р В.Н. Солопов:
— Чтобы они никогда не столкнулись с астмой. Но если она вдруг выявлена, то как сказал известный писатель, “бороться и искать, найти и не сдаваться!” Ну а мы всегда готовы помочь любому человеку, если он в состоянии оплачивать хотя бы лекарства, ингаляционную технику, обследование и все необходимые анализы. К сожалению, других обещаний мы давать не можем. Это очень грустно, но это так.

«Комсомольская правда» 21 апреля 1995 г.

Доктор Солопов предупреждает мир о грозящей катастрофе

«Мне трудно дышать…», «Я задыхаюсь от чего-то…», «В этой стране – тяжелый воздух…» Я слышал это от коллег, от близких, от случайных попутчиков в командировках. Мои собеседники были умными, тонко чувствующими людьми, и я не понимал их сетования буквально – в том смысле, что они действительно физически задыхаются. Нет, мы говорили о том, что принято называть «общественной атмосферой» мы думали о том, что случилось с «воздухом времени». Все это было далеко от медицины, но однажды я стал отмечать для себя странную закономерность: нравственные тяготы тех, кому плохо дышится в современной России, оказывались прологом и к физическому недугу. Чаще всего – к астме. Мое дилетантское наблюдение неожиданно во многом подтвердил один из ведущих московских пульмонологов, автор оригинальной теории эволюции астмы Виктор Солопов. Созданный им мини-астма-центр занимается и научными исследованиями.
— Можно ли найти связь между моральным климатом общества, «воздухом времени», и ростом заболеваемости астмой?
— Можно, и эта связь очевидна. Общество переживает затяжной стресс, задыхаясь от переизбытка отрицательных эмоций. Тяжелее этот стресс переносят дети и люди творческих профессий. Среди них больше всего астматиков или людей, предрасположенных к астме.
— На днях мне попали в руки данные Института статистики и экономических исследований Госкомстата России. За 1993 год смертность от болезней органов дыхания выросла почти в девять раз! За прошлый год данные еще не обнародованы, но, кажется, незаметно происходит какая-то катастрофа…
Могу добавить, что число астматиков в России еще в начале восьмидесятых годов перевалило за десять процентов от общей численности населения и сейчас, очевидно, достигло пятнадцатипроцентной отметки. После двухтысячного года треть детей будет больна астмой. Но это не только в России происходит. Поэтому тяжелый социальный и психологический климат у нас – это лишь фон происходящего, но не первопричина.
— Неужели на Западе, при их уровне медицины, можно умереть от астмы?
— Еще как можно. За последнее десятилетие смертность от астмы в США выросла в два раза В мире ежегодно умирают два миллиона астматиков. А ведь еще сорок лет назад считалось, что от астмы не умирают. С конца XIX века до тридцатых годов XX века описано не более ста случаев смерти больных астмой, причем пятая их часть не связана напрямую с этим заболеванием. А теперь только во Франции ежегодно регистрируется не менее двух тысяч случаев внезапной смерти астматиков трудоспособного возраста. Это стало похоже на эпидемию: случаи внезапной смерти от астмы захлестывают цивилизованные страны волнообразно.
— И когда была отмечена первая такая волна?
— В пятидесятые – шестидесятые годы в Великобритании. Молодых людей находили мертвыми с зажатыми в руках бронхорасширяюшими аэрозолями – они тогда впервые появились на фармацевтическом рынке. Многие исследователи заговорили тогда о несовершенстве этих препаратов, о недостаточной избирательности их действия. Но шли годы, бронхорасширяющие аэрозоли стали гораздо совершеннее, а случаи внезапной смерти продолжают регистрироваться.

После 2000 года треть детей в России будет больна астмой.
Но это происходит не только у нас.

— Получается, что и у Запада нет панацеи? Это особенно печально сознавать, когда видишь полки наших аптек, заполненные в основном западными лекарствами. Мы привыкли доверять этим лекарствам, надеяться на них…
— Чтобы понять суть проблемы, надо знать, на чем основано действие бронхорасширяющих аэрозолей. Оно основано на ингаляции в организм бронхорасширяющего вещества, а именно – синтетической производной адреналина. Того самого адреналина, который в естественном виде постоянно циркулирует у нас в организме, а в случае бронхоспазма или стрессовой ситуации выбрасывается в кровь в большом количестве. Большинство случаев внезапной смерти от астмы отмечено среди эмоционально неустойчивых людей, которые стресс переживают особенно остро и чей организм отвечает на эту ситуацию выбросом в кровь своего природного адреналина. Хватаясь тут же за баллончик с аэрозолем, больные провоцировали конфликт между искусственными и естественными адреноподобными веществами. Финал этого конфликта иногда самый трагический…
— Значит ли это, что баллончики с аэрозолью, которые астматики часто носят с собой в кармане, таят в себе не спасение, а ужасную опасность?
— В том-то и сложность проблемы, что в этих баллончиках и то, и другое. Книга, которая вышла у меня еще три года назад, так и называлась «Эволюция астмы: адреналин лечит, адреналин убивает». Конфликт этот тесно связан с ходом самого заболевания и личностью каждого конкретного пациента, его индивидуальными особенностями Когда мы моделировали ситуацию конфликта у себя в центре, то оказалось, что у «одинаковых» на первый взгляд больных взаимодействие адреналина с его синтетическими аналогами было абсолютно противоположным. У одних пациентов это взаимодействие приводило к положительному результату, у других вызывало приступ удушья, иногда довольно тяжелый. Таким образом, человек погибает в случаях бесконтрольного использования синтетических бронхорасширяющих средств на фоне высокого содержания собственного адреналина в крови. Или – при назначении препаратов адреналина на фоне предшествующих ингаляций в больших количествах его синтетических аналогов. Поэтому мой совет врачам в современных условиях больным в тяжелом состоянии никогда не вводите адреналин! Вполне возможно, что до вашего приезда больной уже до того надышался «спасительными» аэрозолями, что, сделав ему инъекцию, вы его убьете.
— А что же все-таки делать с дозированными аэрозолями, ведь все они содержат синтетические аналоги адреналина?
— В США есть аэрозоль «Бронкаид мист», сделанная на основе естественного субстрата, но он не применяется в Европе. Поэтому в основном в России распространены беротек, сальбутамол, формотерол и их коммерческие аналоги, сделанные на основе синтетических производных адреналина. В случае назначения врачом ими можно и необходимо пользоваться, но при этом надо помнить, что при бесконтрольном и чрезмерном применении эти аэрозоли в некоторых ситуациях могут быть опасны. Об этом мы с вами уже говорили выше.

Число астматиков в России в начале 80-х годов перевалило за 10 процентов
от общей численности населения и сейчас достигло 15-процентной отметки

— Пишут ли об этих опасностях западные медицинские журналы? Есть ли надежда на то, что с Запада нам начнут поступать препараты не столь потенциально опасные?
— Дискуссии на эту тему в западной медицинской прессе практически никакой нет. Почти все специальные журналы находятся под сильным влиянием фармакологических фирм, в том числе и тех, что производят аэрозоли на синтетической основе. Эти фирмы ни при каких условиях не согласятся признать, что необходима переориентация производства. За «рафинированные», синтетические производные адреналина они будут стоять насмерть. Ведь многим фирмам грозят в этом случае огромные финансовые потери. В препараты, которые будут использоваться в XXI веке, немалые деньги вложены уже сегодня. Поэтому об этой проблеме не говорят и не пишут. И мы идем к той же катастрофе, что и Запад, только с отставанием лет на двадцать. Эпидемии внезапных смертей от астмы ждут нас в начале будущего века.
— Почему именно тогда?
— Подрастут нынешние дети-астматики. Их никогда не было так много, как сейчас. По нашим исследованиям, получается, что дети-астматики составят в будущем ту группу больных, которые погибают от этого заболевания в возрасте 25 – 45 лет. Причем наиболее неблагоприятный прогноз приходится на детей, заболевающих совсем маленькими, – до трех-четырех лет. Астма у детей вообще протекает часто тяжелее, чем у взрослых. Ее обострение может быть вызвано и переохлаждением, и нарушением диеты, и сменой места жительства, и контактом с аллергенами. Кроме того, объективный контроль за состоянием больных детей невозможен без специальной аппаратуры, которой в нашей стране нет. Поэтому при лечении астматиков до шести-семи лет врач вынужден ориентироваться просто на самочувствие ребенка и на то, что выслушивается в легких…
— Что же делать родителям? Практикующие врачи часто успокаивают, что для ребенка, больного астмой, главное – пережить «детский возраст», а у подростков болезнь сама проходит…
— Это заблуждение. Конечно, бывают случаи, особенно у мальчиков, когда в период полового созревания болезнь затихает и не проявляется несколько пет. За эти годы педиатры теряют этих детей из виду, а болезнь возобновляется с новой силой. Поэтому мой совет родителям: не успокаиваться, не надеяться на «авось» или на «народные средства», или, что еще хуже, – на экстрасенсов. Если ребенку еще нет семи лет, то под контролем опытного пульмонолога надо вести лечение самыми современными лекарствами, а потом, в школьном возрасте, постарайтесь организовать регулярный врачебный контроль с проведением объективного компьютерного спирометрического исследования, специальных тестов.
— Можно ли заразиться астмой?
— Заразна не астма как таковая, а вторичная микробная инфекция, скрытая в легких хронически больных людей. Недавно я прочитал одно интересное исследование, из которого выяснил, что из всех врачей хроническим бронхитом и астмой чаще всего болеют именно пульмонологи, то есть специалисты, имеющие дело с хронической легочной инфекцией. Поэтому первое, что я говорю пациенту, если он начинает кашлять мне прямо в лицо: «Пожалуйста, не кашляйте на меня, иначе скоро на моем месте некому будет работать!» Некоторые больные почему-то обижаются. Они еще не знают, что мелкодисперсные капли с микробами распространяются почти на десять метров, а некоторые агрессивные микробы, «прижившись» в здоровых легких, могут впоследствии резко изменить судьбу даже вполне цветущего человека. Поэтому мой совет не только больным астмой, но и здоровым: избегайте контакта с людьми, переносящими ОРЗ. А если они общаются с вами, приходя больными на работу, считайте, что они умышленно наносят вам вред.
— Судя по тому, что вы рассказали, России нужна своя национальная программа борьбы с астмой. Стучались ли вы со своей тревогой в двери руководителей нашего здравоохранения?
— Я уже давно никуда не стучусь. Я предпочитаю работать. Вот этот астмологический кабинет создан без государственной поддержки, и на сегодняшний день, насколько я знаю, другого такого в мире нет. У нас отлажено обследование и лечение, есть свой круг клиентов, в основном это обеспеченные люди, бизнесмены. Поэтому мы не нуждаемся в государственной поддержке. Ну а сама система государственного здравоохранения и ее практические врачи – они пассивны с профессиональной точки зрения. Около двух лет назад мы за свой счет издали две книги: «Астма и больной» и «Эволюция астмы». После издания нашей третьей книги остатки предыдущего тиража мы решили раздать бесплатно больным и врачам. Дали объявление в газете. Больные пришли, а врач ни один не пришел. Они потеряли интерес к собственной профессии. Подобный непрофессионализм в Чернобыле создал, как известно, массу проблем. Грозящий «астматический Чернобыль» будет гораздо страшнее: в России задыхаться будет каждый пятый. Если не перестроятся фармакологические фирмы и общество не примет вызов астмы всерьез, эта болезнь станет для нас тем, чем была чума для средних веков.

Читайте также:  Приступ астмы паническая атака

источник

Виктор николаевич солопов лечение астмы. Доктор В.Н. Солопов. «Об астме, о жизни и о себе. Приблизительный поиск слова

Было время, когда Виктора Николаевича Солопова – молодого кандидата медицинских наук на кафедре академика А.Г. Чучалина – никто всерьёз не воспринимал, считая его просто “выскочкой” и скептически относясь к его заявлениям, что астму можно вылечить. Они и не подозревали, что через 10 лет о Викторе Солопове будут говорить как о талантливом новаторе и писать во многих российских и зарубежных изданиях.

Сегодняшняя идеология лечения астмы порочна!

Вопрос:
— Виктор Николаевич, у меня на руках – данные медицинской статистики за последние десять лет. Если их проанализировать, получается, что заболеваемость и смертность от астмы как в России, так и за рубежом с каждым годом заметно увеличивается. Это несмотря на то, что сейчас постоянно разрабатываются новые лекарства. В чём же причина таких неутешительных показателей?

Д-р В.Н. Солопов:
— Во-первых, причина заключается в том, что многие люди (в том числе и врачи!) искренне полагают, что астму (как впрочем и любую болезнь) можно вылечить каким-либо лекарством. Это в корне неверно! Достаточно вспомнить, что даже при банальной вирусной инфекции в зависимости от конкретной ситуации приходится назначать жаропонижающие, противовоспалительные, болеутоляющие и другие препараты. То есть лечить НЕ БОЛЕЗНЬ, А БОЛЬНОГО! Эта истина пришла из глубины веков, о ней твердят студентам, но тут же забывают, когда имеют дело с больным человеком.
Во-вторых, неверна сама исходная посылка о причине астмы, которую связывают преимущественно с воздействием внешних аллергенов: пыльцой растений, домашней пылью, шерстью животных и даже тараканами! Но при этом забывают, что все это существует миллионы лет (тараканы жили еще при динозаврах!), но никогда показатели заболеваемости не достигали 30-40% от общей численности населения. Такая картина в частности, наблюдается в Новой Зеландии. Чуть ниже заболеваемость в Великобритании – 20-30% и других странах. В-третьих, проблема заключается в попытке унификации лечения – выработки неких “стандартов” по лечению болезни. За этим, несомненно, стоят экономические причины – миниминизация расходов на здравоохранение. Но человек ведь не автомобиль и не компьютер, и “починить” его по инструкции, пусть даже составленной академиками, невозможно! Кроме того “стандарты” эти зарождались именно в стране, где проблема астмы по существу выходит из-под контроля – в Великобритании. К слову сказать последний международный доклад по астме GINA 2002 (на основе которого все стандарты и базируются) по существу это признал. Что касается смертности, то рост ее относительно снизился, но по нашему мнению, исключительно за счет роста заболеваемости. В цифрах это выглядит следующим образом: средний уровень заболеваемости астмой – 15% от общей численности населения, количество тяжело протекающих случаев достигает 10-20% в популяции астматиков, причем на долю погибающих от тяжелой астмы в некоторых странах приходится до 35%!

Вопрос:
— Как же быть в этой ситуации?

Д-р В.Н. Солопов:
— Ответить на него можно так: “Нужно думать!” Во-первых, не зацикливаться на причине болезни: чем бы она не была вызвана (пусть даже аллергенами!), все происходит по одному сценарию: развивается воспаление, возникает и прогрессирует нарушение проходимости бронхов (со всеми вытекающими из этого симптомами – кашлем, одышкой, хрипами и удушьем), бронхи забиваются мокротой и в конечном итоге становятся непроходимыми, приводя к гибели больного. Вот что пишет об этом ныне главный пульмонолог России академик А.Г. Чучалин: “у больных, умерших на высоте астматического приступа, … практически все генерации бронхов, вплоть до респираторных бронхиол, заполнены густыми серовато-желтыми слепками мокроты (бронхиального секрета), которые выдавливаются в виде тонких “червячков, …и в просветах РЕЗКО РАСШИРЕННЫХ БРОНХОВ И БРОНХИОЛ обнаруживают слизистые пробки…” (В 2-х томном сборнике “Бронхиальная астма”. Под ред. А.Г. Чучалина. М.: Агар, 1997, т. 1, с. 21).
Отсюда вывод: по мере прогрессирования болезни бронхорасширяющие аэрозоли перестают помогать, а наоборот, вступая во взаимодействие с собственной адреналовой системой, приводят к случаям внезапной смерти больных. Именно поэтому большинство случаев внезапной смерти от астмы отмечено среди эмоционально неустойчивых людей, чей организм отвечает большим выбросом своего природного адреналина. Об этом я даже написал когда-то книгу “Эволюция астмы…”, думал все ахнут. Но ахнул сам, когда бывший партактивист, назначенный главным врачом 192-ой поликлиники в Москве, по сути ликвидировал мой кооператив, отобрав у меня помещение.

Вопрос:
-Почему кооператив? Вы ведь работали на кафедре?

Д-р В.Н. Солопов:
— Работал… До тех пор пока мне не стали помогать иностранцы. Свои ведь только палки в колеса ставили, вот и пришлось налаживать свое дело и искать помощь и друзей. К счастью для меня, они появились, и действительно мне помогли. Это бывший первый секретарь Британского посольства доктор Гаральд М. Липман и итальянский фабрикант Пьеро Джакомони, который то и к астме не имел никакого отношения – его фирма выпускала детскую одежду. Но Джакомони очень любит детей. Узнав, как мучаются дети-астматики, он подарил как раз то самое оборудование, которое было необходимо для продолжения моей работы. И в 1992 году я собрал врачей и Вопросов и провел презентацию своей компьютерной программы, позволяющей прогнозировать развитие астмы и “автоматически” направлять лечение больных. Кроме того, был найден способ восстанавливать дыхание на самых тяжелых стадиях! Честно говоря, я надеялся, что это будет кому-то нужно. Оказалось – никому, кроме самих астматиков, многим из которых я просто подарил жизнь.

Вопрос:
— Когда вы впервые применили свой метод на практике?

Д-р В.Н. Солопов:
— Это было в конце 80-х годов. Пациенткой стала женщина, которая после пребывания в реанимации принимала большие дозы преднизолона и все равно каждую ночь не спала, а сидела и задыхалась. В результате проведённого курса ей отменили стероиды и выписали с нормальной лёгочной функцией. До настоящего времени она жива, ни разу не была госпитализирована, периодически повторяет курс лечения. К сожалению, несмотря на все успехи, моя идея не нашла государственной поддержки.

Вопрос:
— Неужели ваши коллеги не поддержали вас?

Д-р В.Н. Солопов:
Кто может поддержать тебя, если ты казнен “непризнанием свыше”? Слава богу, что еще не устроили показательный процесс. Вспомните историю с “голубой кровью” и профессором Белоярцевым, которого довели до самоубийства. И все только потому, что он честно делал дело своей жизни. Так и для меня астма – это и работа, и жизнь, и хобби.

Вопрос:
— Как я понимаю, никакие препятствия вас не остановили?

Д-р В.Н. Солопов:
— Я несколько раз искал новые помещения и переезжал. Было время, когда занимался лечением больных даже в собственной квартире. Там и держал приборы, оборудование принимал больных. Как-то один из журналистов, писавший о нашей работе, сказал: “человечество веками искало способ лечения астмы. И вот, когда эта мечта сбылась, этого никто не заметил”. Но, к счастью, это заметили и оценили больные. И с поддержкой друзей из-за границы, состоятельных больных и своих соратников мне в конечном итоге удалось организовать свой астма-центр, написать 6 книг для больных и врачей. И все это – живя “на собственных хлебах” без государственной поддержки.

Вопрос:
— И всё-таки, в чем заключается “изюминка” вашего подхода к лечению астмы (а точнее больных с астмой!). Вы применяете какие-то особые лекарства?

Д-р В.Н. Солопов:
-Знаете, медицину в некотором смысле можно сравнить с кулинарией, где и из хороших продуктов можно приготовить что-то очень несъедобное! Дело не только в лекарствах, но и в способах их доставки и последовательности применения! Ведь многие лекарства не могут попасть в бронхиальное дерево в достаточном количестве, поскольку оно в результате воспаления закупорено слизью. Для снятия воспаления бронхов используются противовоспалительные гормональные препараты, которые неэффективны, ибо просто откашливаются вместе с накопленной в дыхательных путях мокротой. Именно поэтому у меня возникла идея применения специальных ультразвуковых ингаляторов, которые позволяют вначале полностью очистить бронхи специальными смесями отхаркивающих препаратов. А затем применять и традиционную бронхорасширяющую и противовоспалительную терапию. А для точной оценки тяжести заболевания и повышения эффективности лечения, я использую свою компьютерную программу “Диагноз. Бронхиальная астма”.

Д-р В.Н. Солопов:
-Прошло 15 лет и мой бывший шеф, “казнивший” меня пожизненным официальным непризнанием в виде приговора, доведенного всем своим подчиненным научным, медицинским и общественным кадрам, написал буквально следующее: “Современное научное знание позволяет утверждать, что бронхиальная астма как болезнь может быть излечима, если противовоспалительное базисное лечение было начато в срок, проведено в адекватных дозах и корректно по срокам” (”Атмосфера. Аллергические и респираторные заболевания”. Журнал для практикующих врачей, 2001, № 1 (2), с. 7).
Я это делаю уже 15 лет. Но при этом считаю в рамках государства эту задачу невыполнимой. Ведь наша система здравоохранения, да и сами врачи пассивны с профессиональной точки зрения. Более 10 лет назад мы издали книги: “Астма и больной” и “Эволюция астмы”. Остатки тиража решили раздать бесплатно больным и врачам. Дали объявление в газете. Больные пришли, а врач ни один не пришёл. Они потеряли интерес не только к астме, но и к собственной профессии. Ведь их зарплата не зависит от конечного результата. К тому же у государства нет стройной и логичной программы решения этой проблемы. И если общество не поймет этого, астма станет для нас тем, чем была чума для средних веков.

Вопрос:
— Значит, основная причина безуспешной борьбы с астмой – отсутствие должной программы лечения. Обращались ли вы со своей тревогой к руководителям нашего здравоохранения?

Д-р В.Н. Солопов:
— Я уже давно никуда не обращаюсь. Я предпочитаю работать. Нам удалось создать свой астмологический центр, который работает без государственной поддержки. У нас отлажено обследование и лечение, есть свой круг клиентов. Лечение платное, поскольку все хорошее, как колбаса, не может быть бесплатным.

Вопрос:
— Чем ваш метод отличается от других подходов к лечению астмы?

Д-р В.Н. Солопов:
— Во-первых, перед началом лечения мы пытаемся понять на какой стадии болезни находится каждый конкретный астматик и что же преобладает у него в бронхиальном дереве на данный конкретный момент: спазм бронхов, воспаление и отек слизистой оболочки, накопление слизи в просвете дыхательных путей, присоединение вторичной инфекции и пр. Затем тщательно оцениваем проходимость дыхательных путей по нашему оригинальному методу с помощью компьютерной спирометрии и специальных фармакологических тестов. Больному по очереди ингалируют различные лекарства, и в зависимости от реакции бронхов, оценивают характер патологического процесса в легких. Мы выполняем и другие анализы, собираем информацию об особенностях жизни пациента. Далее разработанная мной компьютерная программа “Диагноз” анализирует полученные данные и “прогнозирует” развитие болезни. На основе этого для каждого пациента составляется своя программа лечения – последовательное применение нескольких лекарств. Сначала вводятся бронхорасширяющие препараты, которые улучшают проходимость дыхательных путей. Затем идет черёд отхаркивающих средств. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты. Данный этап лечения – очень важный. Если его пропустить, дальнейшей приём лекарств не принесёт пользы. И в конце подходит очередь для противовоспалительных и антиаллергических смесей. Все лекарства вводятся путем ингаляций. При этом вместо маломощных небулайзеров мы используем ультразвуковые ингаляторы.

Вопрос:
— В чем их преимущество?

Д-р В.Н. Солопов:
— Только ультразвуковые ингаляторы позволяют мелко распылять большие объёмы лекарств за минимальное время. Препарат попадает в самые труднодоступные участки лёгких и полностью очищает их от слизи, инфекции и отмерших в результате воспалительного процесса клеток эпителия. Другие виды ингаляторов на это неспособны. Ультразвуковые ингаляции лечат и сопутствующие заболевания – от аллергического насморка до грибковых поражений дыхательных путей.

Вопрос:
— Сколько длится такое лечение?

Д-р В.Н. Солопов:
— Конечно, за пару визитов к врачу астму не вылечишь. Поэтому лечение проходит длительно в домашних условиях с помощью подобранного больному ультразвукового ингалятора. И с ним на связи всегда находится опытный консультант. Больной может получить консультацию по телефону не только в рабочие часы, но даже в выходные дни и праздники. На полное очищение бронхиального дерева и восстановление нормальной легочной функции, как правило, уходит 12-18 месяцев. Причём регулярно, раз в квартал, следует проходить компьютерное обследование, чтобы внести поправки к лечению. В результате 95% пациентов избавляются от симптомов астмы, у них полностью восстанавливается легочная функция. У 50% даже после полной отмены лекарств болезнь не проявляется по 7-10 лет. После основного курса понадобится лишь регулярное (раз в полгода-год) обследование и при необходимости – профилактическая терапия.

Вопрос:
— Чем же объясняется 5% неудач?

Д-р В.Н. Солопов:
— Увы, не у всех хватает терпения ежедневно тратить по 20-40 минут на своё здоровье. Другим на полный курс лечения недостаёт материальных средств, ведь лекарства и ингаляционная техника нынче дороги. Проблемы могут возникнуть с курильщиками, на лечение которых нужно больше времени и сил. Труднее избавить от болезни и тех, кто в процессе лечения часто подхватывает “вторичные инфекции” – ОРЗ, ОРВИ.

Вопрос:
— Как вы думаете, есть ли надежда, что в скором времени астму удастся победить? Есть ли надежда, что лечение, которое осуществляете вы, будет доступно каждому?

Д-р В.Н. Солопов:
— Думаю, что нет. На это государству ежегодно приходилось бы выделять 10-15 миллиардов (!) долларов. Однако, есть альтернатива – профилактическое или превентивное лечение. Наши исследования выявили, что развитие и формирование астмы можно обнаружить буквально в первые месяцы начавшейся болезни. В таком случае “остановить” дальнейшее ее прогрессирование навсегда можно за 4-6 недельный курс лечения! Но это требует организации специализированной астмологической службы с соответственно подготовленными специалистами. В условиях сегодняшнего бюрократического государства это задача невыполнимая.

Вопрос:
— Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

Д-р В.Н. Солопов:
— Чтобы они никогда не столкнулись с астмой. Но если она вдруг выявлена, то как сказал известный писатель, “бороться и искать, найти и не сдаваться!” Ну а мы всегда готовы помочь любому человеку, если он в состоянии оплачивать хотя бы лекарства, ингаляционную технику, обследование и все необходимые анализы. К сожалению, других обещаний мы давать не можем. Это очень грустно, но это так.

Аллергия, как причина астмы, — не более чем миф!

C60 Астма. Истинная причина болезни. — М.: «Астма-Сервис» 2006. — 120 с.

Утверждения об аллергической природе бронхиальной астмы, к сожалению, не дают ответа на вопрос: почему у многих клинически здоровых людей тесты на аллергию положительные, а у многих астматиков — отрицательные? Практическое применение положения о ведущей роли воспаления аллергической природы при астме породило другую проблему: дозы назначаемых стероидов непрерывно растут, а ситуация в целом не только не улучшается, а даже усугубляется. По-видимому, изначально болезнь имеет другую причину, при которой воспаление — следствие, а атопия — маркер, указывающий на возможность формирования или наличия астмы. Что же является истиной причиной болезни, читатель узнает из этой книги.

Техническое содействие — компания «Консультант Плюс»

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельца авторских прав.

Солопов Виктор Николаевич — инженер-химик и врач- пульмонолог, кандидат медицинских наук. Автор нескольких изобретений в области диагностики и лечения легочных заболеваний. Написал более 50 научных трудов, опубликованных в России и за рубежом. В 1988 г. организовал собственный медицинский центр «Пульмонолог» и стал независимым исследователем. В.Н. Солопов — автор оригинальной теории эволюции астмы, раскрывающей причины повышения заболеваемости, смертности, в том числе внезапной смерти от этого заболевания. Разработал эффективную технологию лечения астмы с помощью ультразвуковых ингаляций. Написал несколько книг об астме для врачей и больных, наиболее известными из которых стали «Астма. Как вернуть здоровье» и «Астма. Эволюция болезни». В настоящее время руководит медицинским центром «Астма-Сервис».

Уважаемые коллеги — читатели!

ß не случайно выбрал обращение «коллеги», ибо эта книга предназначена именно вам — моим коллегам по профессии — врачам и научным сотрудникам. Читателями моих предыдущих книг: «Астма. Как вернуть здоровье», «Астма. Эволюция болезни» могли быть и больные, и врачи самого различного профиля. Предлагаемая книга предназначена для врачей и исследователей, cпециализирующихся в области астмологии.

ß не боюсь показаться некорректным, употребляя термин «астмология», поскольку в последние годы он получил свое законное право на существование. Достаточно привести для примера руководство, выпущенное более 10 лет назад, — «Методы исследования в астмологии» (Methods in Asthmology. L. Allegra, P.C. Braga, R.D. Negro (Eds.), Springer-Verlag, Berlin, Heidelberg, 1993).

Этот термин, конечно, родился не случайно: на сегодняшний день, как известно, астма — одно из самых распространенных заболеваний органов дыхания. Растет не только заболеваемость и смертность от астмы. Она существенно «помолодела» в последние десятилетия и стала протекать значи- тельно тяжелее. Пожалуй, именно поэтому, астма — одна из немногочисленных нозологических форм, по имени которой и сформировалось новое направление современной медицины. В то же время исследования этой распространенной и одновременно «загадочной» болезни проводятся специалистами самых различных отраслей знаний: клиницистами, биохимиками, аллергологами, иммунологами, патофизологами, фармакологами и даже представителями немедицинских специальностей: математиками, физиками и химиками. Кажется порой, что не осталось ни одного аспекта этой проблемы, которому бы не посвящались научные исследования. И, тем не менее, современные знания об астме и продукт этих знаний — предлагаемые подходы к ее лечению — не приносят долгожданного результата. Почему же это происходит? По-

видимому, причина этого кроется в том, что астма, являясь самостоятельной нозологической единицей в группе хрони- ческих неспецифических заболеваний легких, в то же в время находится как бы на «стыке» различных медицинских дисциплин: терапии, пульмонологии, иммунологии, патофизиологии, биохимии и других. Нередко, читая объемные зарубежные руководства по астме с большим количеством авторов, ловишь себя на мысли, что материал излагается на разных языках: клиницист не понимает биохимика, тот, в свою оче- редь, не понимает иммунолога, педиатра, патофизиолога и т.д. Эти книги напоминают скорее сборники разрозненных глав — публикаций по отдельным аспектам астмологии, не связанных единой теоретической и практической концепцией. Поэтому, для врача общей практики и специалистапульмонолога польза от подобных изданий минимальна: медик без специальной подготовки не в состоянии разобраться в сложных иммунологических, биохимических, патофизиологических и других вопросах, не связанных с конкретной практикой. Образно говоря, проблема астмы на сегодняшний день — это рассыпавшаяся на отдельные фрагменты мозаика, которую никак не удается собрать воедино, чтобы восстановить изображение в целом.

И несмотря на то, что за последние десятилетия патофизиология астмы изучена кропотливо и педантично вплоть до клеточного и молекулярного уровней, клиницистами предложены многочисленные подходы к лечению этого заболевания, а фармакологами — десятки и сотни новых лекарственных препаратов, результаты этих усилий минимальны. Подтверждением этого служат все более и более тревожные данные эпидемиологических исследований. В этой книге я сделал попытку проанализировать фактический материал, накопленный за последние десятилетия и, разложив его в нужной последовательности, воссоздать единую картину трагедии под названием «астма», жертвами которой ежегодно становятся миллионы людей.

Моя задача существенно облегчается тем, что большинство исследований, отражающих последний пересмотр взглядов на

эту проблему, использовано при составлении «основополагающего» документа сегодняшнего дня под названием «GLOBAL STRATEGY FOR ASTHMA MANAGEMENT AND PREVENTION». NATIONAL INSTITUTES OF HEALTH, National Heart, Lung and Blood Institute. Revised 2002. Русский перевод этого документа (ГЛОБАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ ЛЕЧЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКИ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ. Пересмотр 2002 г. Пер. с англ., М.: Атмосфера, 2002) я и использовал в работе над своей новой книгой.

Хочу сразу же сказать, что предлагаемая книга — не популярное изложение отдельных глав «Глобальной стратегии. » с моими комментариями, а синтез собственных данных с общеизвестными, устоявшимися научными представлениями и фактами. «Глобальную стратегию. » я цитирую исключи- тельно из соображений использования официального документа, которым руководствуются сегодняшние теоретики и практики в большинстве стран. К тому же, все основные его положения базируются на проведенных научных исследованиях с соответствующими публикациями и ссылками на них. Ну а сомневаться в тщательности и добросовестности большинства проведенных исследований у меня нет оснований. Другой вопрос — как их интерпретировать? Раздумывая именно об этом, я и попытался написать руководство, не исключающее, а объединяющее и объясняющее большинство научных данных. Мои же собственные данные, как мне кажется, и сыграли роль «цемента», с помощью которого из отдельных фрагментов и «сложилась» та самая «мозаика», с которой я и сравнил проблему астмы. Насколько это удалось, судить не мне, а вам. Является ли моя концепция истиной, покажет дальнейшая практика, ибо она и есть единственный арбитр в любом научном споре.

И последнее: эта книга предназначена не только иммунологам, аллергологам или пульмонологам. Эта книга написана для всех врачей, которых интересует проблема астмы. По опыту предыдущих публикаций (например, «Астма. Эволюция болезни», М., 2001) я увидел, что даже больные-астматики, имеющие высшее образование (биологическое, биохимиче-

ское, математическое и пр.), с удовольствие прочли и поняли многое из того, что могли бы, казалось, и не понять. С чувством большой признательности я выслушивал и читал их отзывы, пожелания и замечания.

Именно поэтому, специальные вопросы, касающиеся в основном проблем иммунологии и воспаления, мне пришлось излагать в максимально простой, я бы даже сказал, популярной форме, ибо без их изложения мне не удалось бы сформулировать основную идею: а в чем, все-таки заключа- ется истинная причина бронхиальной астмы? Я акцентировал внимание на тех явлениях, которые, на мой взгляд, казались более существенными для обсуждения предлагаемой проблемы. Поэтому, несомненно, многие более тонкие и интересные для специалистов вопросы оказались вне рамок этого труда. Наверняка, в изложении некоторых из них, кто-то найдет неточности или некую небрежность изложения. Повидимому, это — издержки моего образования — инженерахимика и врача-пульмонолога, которому некоторые вопросы показались не столько значимыми, чтобы их освещать очень подробно. Поэтому, любые конструктивные критические замечания или дополнения я приму с большой благодарностью.

Читайте также:  В каком роддоме можно рожать с астмой

ЧАСТЬ I. GINA 2002: СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЕ

В настоящее время основным теоретическим и практиче- ским руководством по бронхиальной астме в международном масштабе является доклад «ГЛОБАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ ЛЕ- ЧЕНИЯ И ПРОФИЛАКТИКИ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ». Пересмотр 2002 г. Пер. с англ., М.: Атмосфера, 2002 (а также его предшествующая редакция 1995 г.). Именно поэтому, на нем основаны все российские (детские и взрослые) «национальные» программы по борьбе с астмой, стандарты по лечению и методические пособия для врачей. Помимо этого, доклад, именуемый нередко GINA 2002, излагает и единственную общепризнанную научную трактовку этой болезни. Поэтому, попробуем провести анализ основных положений этого документа и определить ключевые понятия в проблеме астмы.

Обобщенные комментарии и выводы к соответствующим главам и разделам будут выделены жирным курсивом.

Глава 1. Бронхиальная астма — серьезная проблема современной медицины

Уже в предисловии к докладу GINA 2002 читаем: «Бронхиальная астма (БА) является серьезной глобальной проблемой. Люди всех возрастов во всем мире подвержены этому хроническому заболеванию дыхательных путей, которое может быть тяжелым и подчас даже смертельным. Распространенность БА возрастает повсеместно, особенно среди детей. ». Действительно, посмотрим на некоторые данные, приведенные в таблице 2-2 на с. 25 (табл. 1).

Как видно из данных табл. 1, GINA 2002 приводит цифры более чем 10-20 летней давности. По-видимому, за послед-

Было время, когда Виктора Николаевича Солопова — молодого кандидата медицинских наук на кафедре академика А.Г. Чучалина — никто всерьёз не воспринимал, считая его просто «выскочкой» и скептически относясь к его заявлениям, что астму можно вылечить. Они и не подозревали, что через 10 лет о Викторе Солопове будут говорить как о талантливом новаторе и писать во многих российских и зарубежных изданиях.

Сегодняшняя идеология лечения астмы порочна!

Вопрос:
— Виктор Николаевич, у меня на руках — данные медицинской статистики за последние десять лет. Если их проанализировать, получается, что заболеваемость и смертность от астмы как в России, так и за рубежом с каждым годом заметно увеличивается. Это несмотря на то, что сейчас постоянно разрабатываются новые лекарства. В чём же причина таких неутешительных показателей?

Д-р В.Н. Солопов:
— Во-первых, причина заключается в том, что многие люди (в том числе и врачи!) искренне полагают, что астму (как впрочем и любую болезнь) можно вылечить каким-либо лекарством. Это в корне неверно! Достаточно вспомнить, что даже при банальной вирусной инфекции в зависимости от конкретной ситуации приходится назначать жаропонижающие, противовоспалительные, болеутоляющие и другие препараты. То есть лечить НЕ БОЛЕЗНЬ, А БОЛЬНОГО! Эта истина пришла из глубины веков, о ней твердят студентам, но тут же забывают, когда имеют дело с больным человеком.
Во-вторых, неверна сама исходная посылка о причине астмы, которую связывают преимущественно с воздействием внешних аллергенов: пыльцой растений, домашней пылью, шерстью животных и даже тараканами! Но при этом забывают, что все это существует миллионы лет (тараканы жили еще при динозаврах!), но никогда показатели заболеваемости не достигали 30-40% от общей численности населения. Такая картина в частности, наблюдается в Новой Зеландии. Чуть ниже заболеваемость в Великобритании — 20-30% и других странах. В-третьих, проблема заключается в попытке унификации лечения — выработки неких «стандартов» по лечению болезни. За этим, несомненно, стоят экономические причины — миниминизация расходов на здравоохранение. Но человек ведь не автомобиль и не компьютер, и «починить» его по инструкции, пусть даже составленной академиками, невозможно! Кроме того «стандарты» эти зарождались именно в стране, где проблема астмы по существу выходит из-под контроля — в Великобритании. К слову сказать последний международный доклад по астме GINA 2002 (на основе которого все стандарты и базируются) по существу это признал. Что касается смертности, то рост ее относительно снизился, но по нашему мнению, исключительно за счет роста заболеваемости. В цифрах это выглядит следующим образом: средний уровень заболеваемости астмой — 15% от общей численности населения, количество тяжело протекающих случаев достигает 10-20% в популяции астматиков, причем на долю погибающих от тяжелой астмы в некоторых странах приходится до 35%!

Вопрос:
— Как же быть в этой ситуации?

Д-р В.Н. Солопов:
— Ответить на него можно так: «Нужно думать!» Во-первых, не зацикливаться на причине болезни: чем бы она не была вызвана (пусть даже аллергенами!), все происходит по одному сценарию: развивается воспаление, возникает и прогрессирует нарушение проходимости бронхов (со всеми вытекающими из этого симптомами — кашлем, одышкой, хрипами и удушьем), бронхи забиваются мокротой и в конечном итоге становятся непроходимыми, приводя к гибели больного. Вот что пишет об этом ныне главный пульмонолог России академик А.Г. Чучалин: «у больных, умерших на высоте астматического приступа, … практически все генерации бронхов, вплоть до респираторных бронхиол, заполнены густыми серовато-желтыми слепками мокроты (бронхиального секрета), которые выдавливаются в виде тонких «червячков, …и в просветах РЕЗКО РАСШИРЕННЫХ БРОНХОВ И БРОНХИОЛ обнаруживают слизистые пробки…» (В 2-х томном сборнике «Бронхиальная астма». Под ред. А.Г. Чучалина. М.: Агар, 1997, т. 1, с. 21).
Отсюда вывод: по мере прогрессирования болезни бронхорасширяющие аэрозоли перестают помогать, а наоборот, вступая во взаимодействие с собственной адреналовой системой, приводят к случаям внезапной смерти больных. Именно поэтому большинство случаев внезапной смерти от астмы отмечено среди эмоционально неустойчивых людей, чей организм отвечает большим выбросом своего природного адреналина. Об этом я даже написал когда-то книгу «Эволюция астмы…», думал все ахнут. Но ахнул сам, когда бывший партактивист, назначенный главным врачом 192-ой поликлиники в Москве, по сути ликвидировал мой кооператив, отобрав у меня помещение.

Вопрос:
-Почему кооператив? Вы ведь работали на кафедре?

Д-р В.Н. Солопов:
— Работал… До тех пор пока мне не стали помогать иностранцы. Свои ведь только палки в колеса ставили, вот и пришлось налаживать свое дело и искать помощь и друзей. К счастью для меня, они появились, и действительно мне помогли. Это бывший первый секретарь Британского посольства доктор Гаральд М. Липман и итальянский фабрикант Пьеро Джакомони, который то и к астме не имел никакого отношения — его фирма выпускала детскую одежду. Но Джакомони очень любит детей. Узнав, как мучаются дети-астматики, он подарил как раз то самое оборудование, которое было необходимо для продолжения моей работы. И в 1992 году я собрал врачей и Вопросов и провел презентацию своей компьютерной программы, позволяющей прогнозировать развитие астмы и «автоматически» направлять лечение больных. Кроме того, был найден способ восстанавливать дыхание на самых тяжелых стадиях! Честно говоря, я надеялся, что это будет кому-то нужно. Оказалось — никому, кроме самих астматиков, многим из которых я просто подарил жизнь.

Вопрос:
— Когда вы впервые применили свой метод на практике?

Д-р В.Н. Солопов:
— Это было в конце 80-х годов. Пациенткой стала женщина, которая после пребывания в реанимации принимала большие дозы преднизолона и все равно каждую ночь не спала, а сидела и задыхалась. В результате проведённого курса ей отменили стероиды и выписали с нормальной лёгочной функцией. До настоящего времени она жива, ни разу не была госпитализирована, периодически повторяет курс лечения. К сожалению, несмотря на все успехи, моя идея не нашла государственной поддержки.

Вопрос:
— Неужели ваши коллеги не поддержали вас?

Д-р В.Н. Солопов:
Кто может поддержать тебя, если ты казнен «непризнанием свыше»? Слава богу, что еще не устроили показательный процесс. Вспомните историю с «голубой кровью» и профессором Белоярцевым, которого довели до самоубийства. И все только потому, что он честно делал дело своей жизни. Так и для меня астма — это и работа, и жизнь, и хобби.

Вопрос:
— Как я понимаю, никакие препятствия вас не остановили?

Д-р В.Н. Солопов:
— Я несколько раз искал новые помещения и переезжал. Было время, когда занимался лечением больных даже в собственной квартире. Там и держал приборы, оборудование принимал больных. Как-то один из журналистов, писавший о нашей работе, сказал: «человечество веками искало способ лечения астмы. И вот, когда эта мечта сбылась, этого никто не заметил». Но, к счастью, это заметили и оценили больные. И с поддержкой друзей из-за границы, состоятельных больных и своих соратников мне в конечном итоге удалось организовать свой астма-центр, написать 6 книг для больных и врачей. И все это — живя «на собственных хлебах» без государственной поддержки.

Вопрос:
— И всё-таки, в чем заключается «изюминка» вашего подхода к лечению астмы (а точнее больных с астмой!). Вы применяете какие-то особые лекарства?

Д-р В.Н. Солопов:
-Знаете, медицину в некотором смысле можно сравнить с кулинарией, где и из хороших продуктов можно приготовить что-то очень несъедобное! Дело не только в лекарствах, но и в способах их доставки и последовательности применения! Ведь многие лекарства не могут попасть в бронхиальное дерево в достаточном количестве, поскольку оно в результате воспаления закупорено слизью. Для снятия воспаления бронхов используются противовоспалительные гормональные препараты, которые неэффективны, ибо просто откашливаются вместе с накопленной в дыхательных путях мокротой. Именно поэтому у меня возникла идея применения специальных ультразвуковых ингаляторов, которые позволяют вначале полностью очистить бронхи специальными смесями отхаркивающих препаратов. А затем применять и традиционную бронхорасширяющую и противовоспалительную терапию. А для точной оценки тяжести заболевания и повышения эффективности лечения, я использую свою компьютерную программу «Диагноз. Бронхиальная астма».

Д-р В.Н. Солопов:
-Прошло 15 лет и мой бывший шеф, «казнивший» меня пожизненным официальным непризнанием в виде приговора, доведенного всем своим подчиненным научным, медицинским и общественным кадрам, написал буквально следующее: «Современное научное знание позволяет утверждать, что бронхиальная астма как болезнь может быть излечима, если противовоспалительное базисное лечение было начато в срок, проведено в адекватных дозах и корректно по срокам» («Атмосфера. Аллергические и респираторные заболевания». Журнал для практикующих врачей, 2001, № 1 (2), с. 7).
Я это делаю уже 15 лет. Но при этом считаю в рамках государства эту задачу невыполнимой. Ведь наша система здравоохранения, да и сами врачи пассивны с профессиональной точки зрения. Более 10 лет назад мы издали книги: «Астма и больной» и «Эволюция астмы». Остатки тиража решили раздать бесплатно больным и врачам. Дали объявление в газете. Больные пришли, а врач ни один не пришёл. Они потеряли интерес не только к астме, но и к собственной профессии. Ведь их зарплата не зависит от конечного результата. К тому же у государства нет стройной и логичной программы решения этой проблемы. И если общество не поймет этого, астма станет для нас тем, чем была чума для средних веков.

Вопрос:
— Значит, основная причина безуспешной борьбы с астмой — отсутствие должной программы лечения. Обращались ли вы со своей тревогой к руководителям нашего здравоохранения?

Д-р В.Н. Солопов:
— Я уже давно никуда не обращаюсь. Я предпочитаю работать. Нам удалось создать свой астмологический центр, который работает без государственной поддержки. У нас отлажено обследование и лечение, есть свой круг клиентов. Лечение платное, поскольку все хорошее, как колбаса, не может быть бесплатным.

Вопрос:
— Чем ваш метод отличается от других подходов к лечению астмы?

Д-р В.Н. Солопов:
— Во-первых, перед началом лечения мы пытаемся понять на какой стадии болезни находится каждый конкретный астматик и что же преобладает у него в бронхиальном дереве на данный конкретный момент: спазм бронхов, воспаление и отек слизистой оболочки, накопление слизи в просвете дыхательных путей, присоединение вторичной инфекции и пр. Затем тщательно оцениваем проходимость дыхательных путей по нашему оригинальному методу с помощью компьютерной спирометрии и специальных фармакологических тестов. Больному по очереди ингалируют различные лекарства, и в зависимости от реакции бронхов, оценивают характер патологического процесса в легких. Мы выполняем и другие анализы, собираем информацию об особенностях жизни пациента. Далее разработанная мной компьютерная программа «Диагноз» анализирует полученные данные и «прогнозирует» развитие болезни. На основе этого для каждого пациента составляется своя программа лечения — последовательное применение нескольких лекарств. Сначала вводятся бронхорасширяющие препараты, которые улучшают проходимость дыхательных путей. Затем идет черёд отхаркивающих средств. Они призваны очистить дыхательные пути от мокроты. Данный этап лечения — очень важный. Если его пропустить, дальнейшей приём лекарств не принесёт пользы. И в конце подходит очередь для противовоспалительных и антиаллергических смесей. Все лекарства вводятся путем ингаляций. При этом вместо маломощных небулайзеров мы используем ультразвуковые ингаляторы.

Вопрос:
— В чем их преимущество?

Д-р В.Н. Солопов:
— Только ультразвуковые ингаляторы позволяют мелко распылять большие объёмы лекарств за минимальное время. Препарат попадает в самые труднодоступные участки лёгких и полностью очищает их от слизи, инфекции и отмерших в результате воспалительного процесса клеток эпителия. Другие виды ингаляторов на это неспособны. Ультразвуковые ингаляции лечат и сопутствующие заболевания — от аллергического насморка до грибковых поражений дыхательных путей.

Вопрос:
— Сколько длится такое лечение?

Д-р В.Н. Солопов:
— Конечно, за пару визитов к врачу астму не вылечишь. Поэтому лечение проходит длительно в домашних условиях с помощью подобранного больному ультразвукового ингалятора. И с ним на связи всегда находится опытный консультант. Больной может получить консультацию по телефону не только в рабочие часы, но даже в выходные дни и праздники. На полное очищение бронхиального дерева и восстановление нормальной легочной функции, как правило, уходит 12-18 месяцев. Причём регулярно, раз в квартал, следует проходить компьютерное обследование, чтобы внести поправки к лечению. В результате 95% пациентов избавляются от симптомов астмы, у них полностью восстанавливается легочная функция. У 50% даже после полной отмены лекарств болезнь не проявляется по 7-10 лет. После основного курса понадобится лишь регулярное (раз в полгода-год) обследование и при необходимости — профилактическая терапия.

Вопрос:
— Чем же объясняется 5% неудач?

Д-р В.Н. Солопов:
— Увы, не у всех хватает терпения ежедневно тратить по 20-40 минут на своё здоровье. Другим на полный курс лечения недостаёт материальных средств, ведь лекарства и ингаляционная техника нынче дороги. Проблемы могут возникнуть с курильщиками, на лечение которых нужно больше времени и сил. Труднее избавить от болезни и тех, кто в процессе лечения часто подхватывает «вторичные инфекции» — ОРЗ, ОРВИ.

Вопрос:
— Как вы думаете, есть ли надежда, что в скором времени астму удастся победить? Есть ли надежда, что лечение, которое осуществляете вы, будет доступно каждому?

Д-р В.Н. Солопов:
— Думаю, что нет. На это государству ежегодно приходилось бы выделять 10-15 миллиардов (!) долларов. Однако, есть альтернатива — профилактическое или превентивное лечение. Наши исследования выявили, что развитие и формирование астмы можно обнаружить буквально в первые месяцы начавшейся болезни. В таком случае «остановить» дальнейшее ее прогрессирование навсегда можно за 4-6 недельный курс лечения! Но это требует организации специализированной астмологической службы с соответственно подготовленными специалистами. В условиях сегодняшнего бюрократического государства это задача невыполнимая.

Вопрос:
— Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

Д-р В.Н. Солопов:
— Чтобы они никогда не столкнулись с астмой. Но если она вдруг выявлена, то как сказал известный писатель, «бороться и искать, найти и не сдаваться!» Ну а мы всегда готовы помочь любому человеку, если он в состоянии оплачивать хотя бы лекарства, ингаляционную технику, обследование и все необходимые анализы. К сожалению, других обещаний мы давать не можем. Это очень грустно, но это так.

Ура! Сегодня мне прислали Аквалайзер Совина (живая и мертвая вода), я хотела его приобрести еще в 2013 году, когда лечила свою дочь в Астма-Сервисе, но как-то не получилось, а потом перестали ездить в Москву лечиться, потому что результатами лечения были очень довольны, сами прекратили, хотя могли бы ездить наблюдаться, нам в этом никто не отказывал. Лечились с ноября 2011 года по 2014 год включительно. Ездили из Санкт-Петербурга на один день в Москву на консультацию, каждые три-четыре месяца, консультация длилась 2 часа, а первый раз два дня по два часа, ночевали в гостинице. Сначала я была очень удивлена, что врач столько времени отдает пациенту, затем поняла, что по другому не возможно.Нужно очень много узнать про эту болезнь, чтобы сознательно уже дома начать работать над возвращением здоровья. Дочери было 9 лет когда мы приехали лечиться. С 4 лет начались приступы — 3 пневмонии подряд с астматическими приступами, лежали в больнице. Пользовались беродуалом через компрессорный ингалятор, гормональные ингаляторы я отвергала, отхаркивающие средства не принимали — была скептически настроена на традиционное лечение, потому что не видела тех, кто вылечился, искала какое-то другое лечение. Стало страшно когда ингаляции с беродуалом перестали помогать, тогда по интернету я нашла Астма-Сервис. Ирина Викторовна строгий доктор, но она настолько хорошо все объясняет, что даже измученный приступами ребенок садится за ингалятор и сознательно вдыхает эти целительные смеси по 40 минут 2 раза в день. Смеси антисептические, отхаркивающие — эксклюзивные, глубоко проникают в легкие через ультразвуковой ингалятор, и выходит мокрота и даже целые слепки мелких бронхов. Я только там поняла, что значит для астматика регулярно очищать легкие, ведь лечащие гормоны через ингалятор просто не попадают в легкие, если они забиты мокротой. Очень многое я узнала, очень, купила все книжки. Я, конечно, до сих пор нос по ветру держу, все приглядываюсь и прислушиваюсь к ребенку, ей уже 14 лет. Она говорит: «Да все у меня нормально давно уже!» Бегает, прыгает в любую погоду, болеет в классе меньше других без температуры. Только начнет подкашливать — я ее сразу за ингалятор и так пока все не пройдет, естественно все чему научили применяем. Я вот сейчас почитала отзывы и стало обидно, что некоторые люди не знают, а стараются как-то заведомо оскорбить. Хотя, возможно, они сами больны или больны их дети, родственники и они психуют, не доверяют отзывам. Я и сама такая не доверчивая, сейчас всякий обман может случиться. Отзывы хвалебные, потому что эти люди реально ощущают себя спасенными! Я к ним присоединяюсь! Низкий поклон Ирине Викторовне и Виктору Николаевичу! Не бойтесь там все по чесноку! Мне даже предоплату, которую я не забрала, прервав не запланировано лечение вернули сейчас, включив в стоимость Аквалайзера, хотя я не напоминала. Ирина Викторовна оказывается все еще помнит меня и предоплату! Тот кто не может ехать в Москву может зайти на сайт Астма-Сервис, там есть много информации или заказать книги. В книге «Помоги себе сам» есть информация по лечению астмы дома. Некоторые спрашивают сколько стоит лечение — мне кажется, на сайте есть такая информация. Про себя могу сказать — туда входит стоимость двухчасовой консультации + спирометрия+лекарства для ингаляций, потом лекарства, которые надо купить для домашнего лечения в аптеке (лучше купить в Московской аптеке, а то дома может таких не быть), потом билет туда и обратно. Итого грубо и не очень точно от 50 до 60 тыс.руб., на 3-4 месяца до следующей поездки. В год получается где-то 200 тыс.руб., но это было в 2013 году.

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

Можно искать по нескольким полям одновременно:

По умолчанию используется оператор AND .
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

Оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

Оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

« исследование и разработка«

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «# » перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «

» в конце слова из фразы. Например:

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

По умолчанию допускается 2 правки.

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду «

» в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак «^ » в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово «исследование» в четыре раза релевантнее слова «разработка»:

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO .
Будет произведена лексикографическая сортировка.

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

источник