Меню Рубрики

Проблемы терапии бронхиальной астмы

Что такое бронхиальная астма? Причины возникновения, диагностику и методы лечения разберем в статье доктора Сергеева А. Л., аллерголога со стажем в 10 лет.

Бронхиальная астма (БА) — заболевание, характерным проявлением которого является хроническое воспаление дыхательных путей, респираторные симптомы (свистящие хрипы, одышка, заложенность в груди и кашель), которые варьируют по времени и интенсивности и проявляются вместе с вариабельной обструкцией дыхательных путей. [1]

БА занимает лидирующую позицию по распространенности среди населения. Если верить статистике, за 15 лет зафиксировано удвоение количества заболевших этой патологией.

По оценкам ВОЗ, сегодня БА болеет примерно 235 млн человек, а к 2025 году прогнозируется увеличение до 400 млн человек в мире. [1] Так, в исследованиях 3 фазы (ISSAC) также выявлен рост мировой заболеваемости БА у детей в возрасте 6-7 лет (11,1-11,6%), среди подростков 13-14 лет (13,2-13,7%). [2] [3]

На появление и развитие БА влияет ряд причин.

Внутренние причины:

1. пол (в раннем детстве преимущественно болеют мальчики, после 12 лет девочки);

2. наследственная склонность к атопии;

3. наследственная склонность к гиперреактивности бронхов;

Внешние условия:

1. аллергены:

  • неинфекционные аллергены: бытовые, пыльцевые, эпидермальные; грибковые аллергены;
  • инфекционные аллергены (вирусные, бактериальные);

2. инфекции дыхательных путей. [4]

Характерные симптомы БА, на которые жалуются большинство больных, включают:

  • кашель и тяжесть в груди;
  • экспираторная одышка;
  • свистящее дыхание.

Проявления БА изменчивы по своей тяжести, частоте появления и зависят от контакта с различными аллергенами и другими триггерными факторами. Зависят они и от подобранного противоастматического лечения, количества и тяжести сопутствующих заболеваний. Чаще всего симптомы БА беспокоят в ночное время или в ранние утренние часы, а также после физических усилий, что приводит к снижению физической активности больных. Воспалительные изменения в бронхиальном дереве и гиперреактивность дыхательных путей выступают основными патофизиологическими признаками БА. [5]

Механизмы, вызывающие основные симптомы БА [5]

Симптом Механизм
Кашель Раздражение
рецепторов бронхов, сокращение гладкой
мускулатуры бронхов
Свистящее
дыхание
Бронхообструкция
Заложенность
в груди
Констрикция
мелких дыхательных путей, воздушные
ловушки
Одышка Стимулированная работа дыхания
Ночные
симптомы
Воспалительный
процесс, гиперреактивность бронхов

Патогенез бронхиальной астмы можно наглядно представить в виде схемы:

Сегодня есть огромное количество классификаций БА. Ниже представлены основные, они помогают в понимании причин и необходимы для статистики. Кроме того, приведен современный подход в рассмотрении проблемы астмы, как выделение фенотипов астмы. [1] [6]

В России используется следующая классификация БА:

Классификация БА (МКБ-10)

J45, J45.0 Астма с преобладанием аллергического компонента
аллергическая экзогенная
атопическая
Бронхит аллергический без доп. уточнений
Ринит аллергический с астмой
Сенная лихорадка с астмой
J45.1 Астма неаллергическая
идиосинкратическая
эндогенная неаллергическая
J45.8 Астма сочетанная
ассоциация с состояниями, упомянутыми в J45.0, J45.1
J45.9 Астма без уточнения
астма поздно начавшаяся
астматический бронхит без доп. уточнений
J46 Астматический статус
астма тяжелая острая

Приоритетное внимание сейчас уделяется персонализированной медицине, которая на данный момент не имеет возможности создания индивидуального лекарственного препарата и способов обследования или предупреждения развития заболевания для конкретного больного, но предложено выделять отдельные категории. Эти подгруппы больных называют фенотипами БА, характеризующимися особенностями в причинах, развитии, методах обследования и терапии. [1] [8]

На данный момент существуют следующие фенотипические формы БА:

  1. Аллергическая БА. Этот тип не представляет сложности в диагностике — дебют заболевания выпадает на детский возраст, связан с отягощенным аллергологическим анамнезом. Как правило, у родственников также имеются респираторные или кожные проявления аллергии. У людей с этой разновидностью БА зафиксировано иммунное воспаление в бронхиальном дереве. Эффективно лечение больных этим типом БА местными кортикостероидами ( ГКС).
  2. Неаллергическая БА. Этим типом БА болеют преимущественно взрослые, в анамнезе нет аллергопатологии, наследственность по аллергии не отягощена. Характер воспалительных изменений в бронхах этой категории бывает нейтрофильно-эозинофильным, малогранулоцитарным или сочетать эти формы. ИГКС плохо работают в лечении этого типа БА.
  3. Астма с постоянной констрикцией дыхательных путей. Есть такая группа пациентов, у которых начинаются необратимые изменения в бронхах, как правило, это люди с неконтролируемыми симтомами БА. Изменения в бронхиальном дереве характеризуются перестройкой стенки бронхов. Терапия данных пациентов сложна и требует пристального внимания.
  4. Астма с запоздалым началом. Большинство больных, в основном женского пола, заболевают астмой в солидных годах. Эти категории больных требуют назначения повышенных концентраций ИГКС или становятся почти резистентными к базовой терапии.
  5. Астма в сочетании с лишним весом. Этот тип учитывает, что категория людей с превышением веса и БА страдают более тяжелыми приступами удушья и кашлем, постоянно бывает одышка, а изменения в бронхах характеризуются умеренным аллергическим воспалением. Лечение данных пациентов начинается с коррекции эндокринологических отклонений и диетотерапии.

Если вовремя не поставить диагноз бронхиальной астмы и не подобрать терапию, которая позволит контролировать течение болезни, могут развиться осложнения:

  1. легочное сердце, вплоть до острой сердечной недостаточности;
  2. эмфизема и пневмосклероз легких, дыхательная недостаточность;
  3. ателектаз легких;
  4. интерстициальная, подкожная эмфизема;
  5. спонтанный пневмоторакс;
  6. эндокринные расстройства;
  7. неврологические расстройства.

Бронхиальная астма представляет собой клинический диагноз, который устанавливает врач, учитывая жалобы, анамнестические особенности пациента, функциональные методы диагностики с учетом степени обратимости обструкции бронхов, специального обследования на наличие аллергопатологии и дифференциальной диагностики с прочими болезнями со схожими жалобами. Дебют развития заболевания чаще всего происходит в возрасте от 6 лет, реже после 12 лет. Но появление возможно и в более позднем возрасте. [9] Пациенты жалуются на эпизоды затрудненного дыхания ночью, в предутренние часы или связывают жалобы с эмоциональной, а иногда и физической перегрузкой. Эти симптомы сочетаются с затруднением дыхания, с нарушениями выдоха, «свистами» в груди, рецидивирующим кашлем с небольшим количеством мокроты. Эти симптомы могут купироваться самостоятельно или с использованием лекарственных бронхорасширяющих препаратов. Необходимо связать появления признаков БА после взаимодействия с аллергенными веществами, сезонность появления симптомов, связь с клиническими признаками насморка, присутствие в анамнезе атопических заболеваний или астматических проблем.

При подозрении на диагноз БА следует задать вопросы:

  1. Беспокоят ли вас приступы похрипывания в легких?
  2. Бывает ли покашливание в ночное время?
  3. Как вы переносите физическую нагрузку?
  4. Беспокоят ли вас тяжесть за грудиной, покашливание после пребывания в запыленных помещениях, контакта с шерстью животных, в весенне-летний период?
  5. Заметили ли вы, что чаще болеете дольше двух недель, и заболевание часто сопровождается кашлем и одышкой?

Специфические методы постановки диагноза

1. Оценка функции работы легких и степени возвратимости бронхиальной констрикции

  • Спирометрия — это основной и простой метод исследования тяжести и возвратимости обструкции бронхов, применяемый также для последующей оценки течения БА. При проведении ФВД можно выявить тип изменений бронхиального дыхания (обструктивный, рестриктивный, смешанный), оценить тяжесть состояния. Для точной диагностики возвратимости бронхиальной констрикции можно применить пробу с бронхорасширяющими препаратами. Общепринятым положительным тестом считается прирост ОФВ1≥12%. Применяют следующие виды бронходилататоров: β2-агонисты быстрого эффекта (сальбутамол, фенотерол, тербуталин) с контролем ответа в течение 14 минут. Положительный тест свидетельствует об обратимости значений нарушений при БА. [9]
  • Пикфлоуметрия. Часто применяется измерение пиковой скорости выдоха с помощью специального простого аппарата — пикфлоуметра. Необходимо объяснить больным, как измерять ПСВ в утренние часы (до пользования лекарственными препаратами); в этом случае измеряем самое минимальное значение ПСВ. Измерение ПСВ необходимо сделать и поздним вечером, это будет самый высокий уровень ПСВ. Изменчивость в течение суток ПСВ называют амплитудой ПСВ. Фиксирование ПСВ следует проводить около 2-3 недель. Данное исследование оценивает ПСВ в домашних и рабочих условиях, что позволяет определить, как влияют факторы внешней обстановки на самочувствие пациента (аллергены, профессиональные факторы, физическая нагрузка, стрессы и другие триггеры). [10]
  • Определение гиперреактивности бронхов. Присутствие гиперреактивности бронхиального дерева считается важным критерием для постановки диагноза БА. Самым используемым методом исследования гипервосприимчивости бронхов на данный момент является бронхоконстрикторный тест с биологически активными веществами (метахолином, гистамином), а также физической нагрузкой. Оценка показателей исследования оценивается по изменениям ОФВ1. При уменьшении показателей ОВФ1 более чем на 20% (от первоначальных цифр) тест можно считать положительным. [8]

2. Аллергообследование. Подразумевает проведение аллергопроб на коже, тестов-провокаторов с некоторыми видами аллергенов, лабораторного исследования для выявления специфических IgE-антител. Наиболее распространенными являются кожные пробы, так как это простые методы по технике выполнения, достоверно точные и безопасные для пациентов.

2.1. Существуют следующие виды кожных аллергопроб по технике выполнения:

  • скарификационные аллергопробы;
  • пробы уколом (prick-test);
  • внутрикожные пробы;
  • аппликационные пробы

Чтобы проводить кожные пробы, необходимы данные из истории болезни пациента, свидетельствующие за однозначную связь жалоб и контакта с тем аллергеном или их группой в патогенезе болезни, IgE-зависимый тип аллергической реакции.

Кожное тестирование не проводится в случаях:

  • обострения аллергического заболевания;
  • острых вирусных или бактериальных заболеваний (ОРВИ, назофарингиты, бронхиты и др.);
  • тяжелой формы астмы, ее неконтролируемого течения (ОФВ1 [10]

2.2. Провокационный ингаляционный тест. Эксперты Респираторного Общества из Европы рекомендуют проводить данное исследование. Перед исследованием проводят спирометрию, и если уровень ОФВ1 не снижается ниже отметки 70% от нормы, пациент допускается до провокации. Используют небулайзер, с помощью которого можно струей выдавать определенные дозы аллергена, и пациент делает несколько ингаляций с определенными разведениями аллергенов под постоянным контролем врача-аллерголога. После каждой ингаляции оцениваются результаты через 10 мин трижды. Тест расценивается как положительный при уменьшении ОФВ1 на 20% и больше от начальных показателей.

2.3. Методы лабораторной диагностики. Диагностика в лаборатории выступает неосновным методом. Проводится, если необходимо еще одно исследование для подтверждения диагноза. Основными показаниями для назначения лабораторной диагностики являются:

  • возраст до 3-х лет;
  • в анамнезе тяжелые аллергические реакции на кожное обследование;
  • основное заболевание протекает тяжело, практически без периодов ремиссии;
  • дифференциальная диагностика между IgE-опосредованными и не-IgE-опосредованными типами аллергических реакций;
  • обострение кожных заболеваний или особенности строения кожи;
  • требуется постоянный прием антигистаминных препаратов и глюкокортикостероидов;
  • поливалентная аллергия;
  • при проведении кожного тестирования получают ложные результаты;
  • отказ больного от кожных проб;
  • результаты кожных проб не совпадают с клиническими данными.

В лабораториях применяют следующие методы определения общего и специфического IgE — радиоизотопный, хемилюминисцентный и иммуноферментный анализы.

Самый новый подход к диагностике аллергических заболеваний на данный момент — это молекулярное аллергообследование. Оно помогает более точно поставить диагноз, рассчитать прогноз течения болезни. Для диагностики важно учитывать следующие нюансы:

  1. отличие истинной сенсибилизации и перекрестных реакций у больных с полиаллергией (когда имеется широкий спектр сенсибилизации);
  2. снижение риска тяжелых системных реакций при проведении аллергообследования, что улучшает приверженность пациентов;
  3. точное определение подтипов аллергенов для проведения аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ);
  4. наиболее распространена технология чипов Immuna Solid phase Allergen Chip (ISAC). Это самая полноценная платформа, которая включает в себя более 100 аллергенных молекул в одном исследовании.

Сегодня, к сожалению, современная медицина не может вылечить больного от бронхиальной астмы, однако все усилия сводятся к созданию терапии с сохранением качества жизни пациента. В идеале при контролируемой БА должны отсутствовать симптомы заболевания, сохраняться нормальными показатели спирометрии, отсутствовать признаки патологических изменений в нижних отделах легких. [1]

Европейскими рекомендациями предложен ступенчатый подход к лечению:

Фармакотерапию БА можно разделить на 2 группы:

  1. Препараты ситуационного использования
  2. Препараты постоянного использования

Препараты для купирования приступов следующие:

  1. коротко-действующие β-адреномиметики;
  2. антихолинергические препараты;
  3. комбинированные препараты;
  4. теофиллин.

К препаратам для поддерживающей терапии относят:

  1. ингаляционные и системные глюкокортикостероиды;
  2. комбинации длительно действующих β2-агонистов и ГКС;
  3. теофиллины с длительным действием;
  4. антилейкотриеновые препараты;
  5. антитела к имммуноглобулину Е.

Для терапии БА важны как лекарственные препараты, так и способы введения данных веществ в организм и дыхательные пути. Препараты могут назначаться внутрь per os, парентерально, ингаляционно.

Выделяют следующие группы доставки лекарственных препаратов через дыхательные пути:

  • аэрозольные ингаляторы;
  • порошковые ингаляторы;
  • небулайзеры.

Самым современным и исследованным методом лечения аллергической БА с подтвержденной эффективностью является АСИТ (аллерген-специфическая иммунотерапия). АСИТ на данный момент является единственным способом терапии, который меняет развитие болезни, действуя на механизмы патогенеза астмы. Если вовремя провести АСИТ, данное лечение способно приостановить переход аллергического ринита в астму, а также пресечь переход легкой формы в более тяжелую. А также преимущества АСИТ — это возможность не дать появиться новым сенсибилизациям.

АСИТ при БА проводится пациентам с:

  • легкой или средней тяжести формой заболевания (цифры ОФВ1 должны быть не менее 70% от нормы);
  • если симптомы астмы не полностью контролируются гипоаллергенным бытом и лекарственной терапией;
  • если у пациента имеются риноконъюнктивальные симптомы;
  • если пациент отказывается от постоянной формакотерапии;
  • если при проведении фармакотерапии возникают нежелательные эффекты, которые мешают пациенту.

Сегодня мы можем предложить пациентам следующие виды АСИТ:

  • инъекционное введение аллергенов
  • сублингвальное введение аллергенов

В современных условиях нет доказательств, что экологические, климатические факторы, нарушения питания могут ухудшать течение БА, и устранение этих триггеров поможет снизить тяжесть заболевания и уменьшить объем фармакотерапии. Требуется проведение дальнейших клинических наблюдений в этом ключе. [7]

Выделяют первичную профилактику. Она включает:

  • элиминацию аллергенов во время беременности и в первые годы жизни ребенка (гипоаллергенный быт и гипоаллергенная диета);
  • кормление грудью;
  • молочные смеси;
  • пищевые добавки во время беременности (существует несколько гипотез протективного эффекта рыбьего жира, селена, витамина Е);
  • отказ от курения во время беременности.

Вторичная профилактика включает:

  • избегать поллютантов (повышение концентраций озона, окислов озона, взвесей частиц, аэрозолей кислот);
  • борьба с клещами домашней пыли;
  • не заводить домашних животных;
  • отказ от курения в семье.

источник

Бронхиальная астма — одно из самых распространённых хронических заболеваний: в мире, по данным ВОЗ, от него страдают не менее 300 млн человек. Астма собирает вокруг себя множество мифов и суждений, и наиболее частые из них прокомментировал Сергей Бабак, профессор, д.м.н., врач-пульмонолог Центра респираторной медицины.

  1. Астма — детское заболевание и ее часто «перерастают».

Примерно в 90% случаев астма начинается с детского возраста. В период созревания организма она может никак себя не проявлять, но это не означает, что болезнь отступила. В более старшем возрасте астма может снова дать о себе знать при тяжёлой пневмонии, выраженном стрессе, после родов или в период угасания фертильной функции у женщин. Внезапные проявления астмы в 45–50 лет чаще всего означают, что человек был астматиком с детства.

Редко, примерно в 10% случаев, астма развивается в зрелом и пожилом возрасте — после 65–70 лет. У пациентов накапливаются изменения ответа бронхов на внешнюю среду, которые со временем могут привести к развитию заболевания.

  1. Без аллергии астмы не бывает.

Такой стереотип возник не случайно: чаще всего астма действительно возникает на фоне аллергии. Однако врачи выделяют пять клинических фенотипов бронхиальной астмы, и только один из них аллергический. Например, астма, которая развивается в зрелом возрасте — это не аллергическая астма.

  1. Астма — психосоматическое заболевание.

Астма — гетерогенное заболевание, она может вызываться разными воздействиями. Речь идет о значительном сужении дыхательных путей, которое устраняется спонтанно или под влиянием лечения. Психосоматическими заболеваниями занимаются психологи, неврологи, психиатры. Астму эти врачи не лечат, с ней работают аллергологи и пульмонологи.

  1. Астма — последствие частых простуд и недолеченных бронхитов.

При частых простудах развивается другое заболевание — хроническая обструктивная болезнь лёгких (ХОБЛ). А астма чаще возникает на фоне аллергии, которая переключилась на бронхи.

В редких случаях частые и недолеченные простуды запускают сложный рецепторный механизм, и возникает так называемая астма физического усилия. В этом случае пациент сталкивается с затруднённым дыханием и кашлем при физических нагрузках.

  1. Астма — наследственная болезнь.

Астма наследуется от ближайших родственников — то есть напрямую от родителей, не через поколения. Если родители астматики, то вероятность, что у ребёнка будет такой же диагноз, превышает 90%. Интересно, что эта статистика касается в основном первого ребёнка. У второго и последующих детей астмы может не быть. Однозначного объяснения этому явлению пока нет.

  1. Препараты, которые необходимо принимать пациентам с астмой, вызывают привыкание, так что лучше обходиться без них.

Без лекарства лечение астмы невозможно. Во-первых, препарат, который купирует приступ удушья, даёт астматикам ощущение безопасности. Когда такая уверенность есть, спазм скорее всего не случится, а если и случится, то пациент сможет с ним справиться. Во-вторых, лекарство от астмы необходимо, чтобы контролировать заболевание и не давать ему усиливаться в ответ на внешние факторы.

Препараты от астмы не вызывают привыкания. Они безопасны для пациента, не попадают в кровь и не влияют на внутренние органы, потому что действуют локально в дыхательных путях, куда доставляются с помощью специальных устройств. Это очень важный технологический момент: правильно подобранное лекарство в неправильном ингаляторе не окажет никакого эффекта. Ингаляторы выпускают и крупные глобальные медицинские компании, такие, как Philips Respironics, и более мелкие локальные производители. Такие приборы позволяют быстрее вводить лекарство и сокращают время процедуры.

  1. Если пациент пользуется ингалятором, значит, лечение астмы под контролем

Как показывает практика лечения астмы, недостаточно разработать действующее вещество и поместить его в ингалятор: врач должен подобрать подходящее для пациента устройство и обучить им пользоваться.

Ингаляторы бывают несколько типов – наиболее распространенными являются порошковые и небулайзеры. Порошковый подходит только пациентам, которые самостоятельно могут сделать сильный вдох, иначе лекарство осядет во рту и не попадёт в дыхательные пути. Поэтому тем, кто не может контролировать силу вдоха (ослабленные, пожилые люди, дети и т.д.) необходима другая технология — небулайзер. В нём используются жидкие лекарства, которые превращаются в облачко мелкодисперсных частиц. Для многих категорий пациентов небулайзер становится приоритетным, а иногда и единственным способом приёма лекарства.

  1. Вылечить астму нельзя.

Есть бытовое значение слова «вылечить», а есть медицинское. В бытовом смысле вылечить — значит избавить от болезни навсегда. Обычно это касается острых заболеваний: простуд, пневмонии и т.д. — они приходят и уходят. Но для хронических заболеваний такое понимание некорректно.

Вопрос лечения хронических заболеваний с медицинской точки зрения сводится к созданию условий, в которых пациент по своим возможностям, продолжительности жизни, ощущениям от жизни не уступает человеку без такого же диагноза.

В бытовом смысле астму вылечить нельзя — она никуда не уйдёт. Но с медицинской точки зрения можно — подобрать лекарство для регулярного приёма, которое будет блокировать воспаление и предупреждать приступы удушья. Тогда пациент сможет находиться в любой среде, заниматься любой физической активностью наравне со здоровыми людьми.

источник

Бронхиальная астма – проблемы и достижения
По материалам 15-го ежегодного конгресса европейского респираторного общества

Бронхиальная астма (БА) – одна из основных причин заболеваемости и смертности. В рамках 15-го Конгресса Европейского респираторного общества обсуждению проблем, связанных с этим заболеванием, было посвящено около 40 симпозиумов, секционных заседаний, постерных сессий, на которых прозвучало свыше 1000 сообщений.

Читайте также:  Что делать при приступе астмы если нет ингалятора

С середины 1980-х годов во многих странах мира наблюдается рост заболеваемости бронхиальной астмой. T. Frischer (Австрия) сообщил данные 34 крупных эпидемиологических исследований, проведенных в различных странах Европы в 1966-2004 годах. Согласно полученным данным заболеваемость БА среди детей в Австрии с 1992 по 2002 годы увеличилась в четыре раза. В Италии этот показатель в 1974 году находился на уровне 7% и возрос до 13% в 1998-м. В Германии с 1992-го по 2001 годы он не изменялся и составлял 5%. В других странах Европы (Великобритания, Финляндия, Швейцария) наблюдался рост заболеваемости БА до середины 90-х годов, а в последнее время отмечается некоторое снижение этого показателя. В целом, по данным половины исследований, в последнее десятилетие заболеваемость БА возрастает, по данным другой половины – она остается стабильной либо незначительно снижается. С чем связывают рост заболеваемости? С загрязнением окружающей среды, малоактивным образом жизни. Положительные тенденции и уменьшение тяжести заболевания объясняются эффективным противовоспалительным лечением БА.

Изучению влияния неблагоприятных факторов внешней среды на возникновение БА посвящено 9-летнее эпидемиологическое исследование ECRHS-II (M. Kogevinas et al., Великобритания). Авторы наблюдали 6588 здоровых лиц, которые в течение указанного периода подвергались воздействию ряда неблагоприятных факторов (вдыхание выхлопных газов, дыма, повышенная влажность, вредные испарения и др.). По окончании исследования у 3% наблюдаемых возникли жалобы, соответствующие поражению дыхательной системы. Статистический анализ демографических, эпидемиологических и клинических данных позволил ученым сделать вывод, что от 3 до 6% новых случаев БА могут провоцироваться негативным воздействием поллютантов.

Изучение патогенетических особенностей профессиональной БА – вопрос чрезвычайно важный по ряду причин. Во-первых, их знание позволяет проводить адекватный отбор на работу с вредными факторами лиц, у которых вероятность развития заболевания минимальная. Вовторых, при появлении первых признаков поражения органов дыхания, связанных с профессиональной деятельностью, установить степень их потенциальной опасности для здоровья работника. В-третьих, принять правильное решение о дальнейшей трудовой деятельности пациента.

Влияние профессиональных вредных факторов (биологической и минеральной пыли, вредных газов и испарений) на возникновение заболеваний органов дыхания исследовались Hans Kromhout et al. (ECRHS) у 9144 человек в 26 центрах. Женщины чаще, чем мужчины, контактировали с биологической пылью, а мужчины в 3-4 раза чаще, чем женщины, – с минеральной пылью, вредными газами и испарениями. Хронический кашель с выделением мокроты в первую очередь возникал у тех, кто больше контактировал с вредными факторами. Именно среди этой популяции были зарегистрированны случаи впервые возникшей БА и хронического бронхита (ХБ).

На сегодняшний день установлено, что с течением времени неспецифическая гиперреактивность бронхов у больных с профессиональной БА не исчезает, даже если контакт с вредным профессиональным фактором уменьшился (M. Natase, Miladinovc-Djukanovic et al., Сербия).

Описаны два фенотипа профессиональной БА, различающиеся по содержанию выдыхаемого оксида азота (NO) и степени гиперреактивности бронхов. У больных с высоким уровнем выдыхаемого NO отмечается более высокая неспецифическая гиперреактивность бронхов (Vicky Huggins et al., Великобритания).

Эозинофилия мокроты наряду с гиперреактивностью бронхов может стать одним из критериев постановки диагноза профессиональной бронхиальной астмы (Cristina Martinez et al., Испания).

Исследователями из Франции (Jacqus Ameille et al.) установлено, что тяжесть професcиональной астмы в основном определяется продолжительностью заболевания и выраженностью симптомов, не зависит от возраста, пола, вредного профессионального фактора, атопии, курения.

Ученые из Бельгии предложили оценочную шкалу заболеваемости профессиональной астмой, благодаря которой они обнаружили, что средняя ежегодная заболеваемость составляет 23,5 случаев на 1 млн. работающих. При этом 92% случаев приходятся на «иммунологическую» астму и 8% на астму, индуцированную ирритантами. Авторы рекомендуют применять унифицированную шкалу для согласования статистических данных в разных странах мира.

Ряд исследований из Франции, Мексики, Чили, Великобритании, Италии (R. Varraso et al.; Vanessa Garcia et al.; M. Corbo et al.) был посвящен влиянию характера питания и пищевых привычек на течение БА. Употребление в пищу преимущественно продуктов растительного происхождения, соков, богатых витаминами, клетчаткой, антиоксидантами, показало незначительную тенденцию к более благоприятному течению бронхиальной астмы. Употребление продуктов животного происхождения, богатых жирами, белками и рафинированными легкоусвояемыми углеводами, ассоциируется с тяжелым течением заболевания с частыми обострениями.

Одним из ключевых факторов, который влияет на возникновение и течение заболеваний органов дыхания, является курение. На Конгрессе были представлены результаты 10-летнего исследования, в котором изучалось влияние курения на развитие гиперреактивности бронхов путем оценки уровня IgG, функции внешнего дыхания у 3993 участников. Оказалось, что хотя курение и является фактором усугубления гиперреактивности бронхов, больше оно влияет на снижение функции внешнего дыхания и практически не изменяет уровень IgG в крови (Susan Chinn, Великобритания).

По данным многоцентрового 10-летнего эпидемиологического исследования ECRHS, проведенного в 10 странах Евросоюза, моющие средства для пола, чистящие аэрозоли содержат вещества, способные спровоцировать БА у взрослых. Около 18% вновь возникшей БА связывают с применением этих средств.

Вне сомнения, возникновению атопической БА у новорожденных и детей младшего возраста способствуют неблагоприятные факторы в период беременности. В рамках исследования PASTURE проводились эпидемиологические наблюдения за формированием атопии у новорожденных в семьях фермеров (N. Bluemer et al.), у монозиготных близнецов (Lars R. Skadhauge et al., Дания). Доказано, что возникновение атопии, несмотря на генетическую предрасположенность, можно предотвратить путем исключения провоцирующих аллергенных факторов внешней среды и коррекции иммуного ответа в период беременности.

Влияние на возникновение атопии и астмы у взрослых, их даты и места рождения изучали норвежские ученые (Matthias Wjst et al.). Установлено, что указанные факторы на возникновение аллергических реакций, бронхиальной астмы не влияют. Эти заболевания чаще связывают с неблагоприятным воздействием окружающей среды в течение жизни, генетическими и этническими причинами.

Эпидемиологические особенности формирования БА у детей школьного возраста были представлены в работе Anders B. Bjerg et al. (США, Швеция). Распространенность атопической БА среди детей среднего школьного возраста (11-12 лет) на 2% больше, чем у детей младшего школьного возраста (7-8 лет). Факторами риска развития заболевания являлись семейный анамнез, воздействие аллергенов, хотя присутствие кошки в доме ребенка ассоциировалось с невысоким риском возникновения БА.

По данным итальянских исследователей, постоянная одышка чаще наблюдалась у детей с высоким индексом массы тела, проводящих у телевизора более 5-ти часов в сутки, употребляющих в пищу большое количество соли, прохладительных напитков. Атопия и хронический кашель ассоциировались с употреблением в пищу томатов, фруктов и цитрусовых.

По данным Ernst Eber et al. (Австрия), факторами риска формирования БА в молодом возрасте являются гиперреактивность к холоду и атопия в детском возрасте.

Внедрение профилактического лечения и обучения больных БА в Ирландии обусловило снижение заболеваемости тяжелой астмой среди детей школьного возраста более чем в 5 раз за период с 1992 по 2002 годы (Ahmad Shabu et al., Ирландия).

Одним из наиболее значимых достижений последних лет являются разработка и повсеместное использование базисного противовоспалительного лечения БА, благодаря чему заболевание утратило свой трагичный, фатальный характер. По данным шведских ученых, смертельные случаи БА чаще всего встречаются в возрастной группе до 34 лет. В этой стране показатель смертности на 1 млн. населения в 1994 году снизился с 1,54 до 0,53 случаев в 2002-м. Основные факторы риска смерти от БА – отсутствие лечения, нарушение комплайенса, пищевая аллергия (Sten-Erik Bergstrom et al.).

Обсуждению вопросов базисного лечения БА, контролю стабильности состояния было посвящено большинство докладов. Возможность достижения контроля при БА связана со многими факторами. Прежде всего, назначение препаратов, которые способны обеспечить безусловный контроль заболевания, возможность обеспечения этими препаратами пациентов, а также готовность пациента принимать препарат согласно рекомендациям врача.

Применение комбинированного лечения ингаляционными кортикостероидами и пролонгированными b2-агонистами для лечения БА в общетерапевтической практике различных стран (Франция, Нидерланды, Великобритания, США и др.) позволило контролировать течение заболевания у 70-77% больных уже через месяц. У лиц пожилого возраста улучшения не наблюдалось в виду низкого комплайенса у данной категории больных.

Ученые из Дании установили, что оптимальный контроль БА возможен благодаря основанному на интернет-связи ведению пациента с мониторингом субъективных симптомов БА и показателей функции внешнего дыхания. В этом случае врач может вовремя установить первые признаки ухудшения состояния больного и оперативно скоррегировать лечение (Lind M. Rasmussen et al.).

Ученые из Нидерландов и Великобритании оценили фармакоэкономические аспекты контролируемой и неконтролируемой БА в 7 странах Евросоюза. Оказалось, что затраты на оказание внеплановой помощи пациентам с неконтролируемой астмой в 9 раз выше, чем стоимость лечения больных с хорошо контролируемым заболеванием (Angela E. Williams et al.).

Проблема психосоматизации БА рассматривалась в работах R.J. Rona et al. (Чили), A.W. Taylor et al. (Австралия). Авторы отмечали у больных с БА более высокую, чем в группе здоровых людей, степень невротизации, тревожности. У детей часто наблюдалось нарушение поведения, концентрации внимания, повышенная эмоциональность, требующие дополнительного специфического лечения.

Связь между тревогой, функцией внешнего дыхания и объемом медикаментозной терапии изучали мальтийские исследователи. Между тревогой и функцией внешнего дыхания связь не установлена, однако было показано некоторое положительное корреляционное взаимодействие при назначении ингаляционных глюкокортикоидов, общим количеством назначаемых медикаментов и уровнем тревожности (Maria Cordina et al.).

Чаще всего, именно психосоматизация обусловливает сложную для лечения БА. По данным польских ученых, в группе пациентов с тяжелой БА наблюдаются панические расстройства у 70% больных, депрессии – у 57%, из них выраженная депрессия – у 9%. Возникновение подобных расстройств связывают с отсутствием адекватного базисного лечения, нарушением комплайенса, психологическими проблемами, что обусловливает низкое качество жизни (Anna Potoczek et al.).

Очень важно обучение больных БА правильному образу жизни и режиму лечения. Обучающие программы для таких пациентов существенно улучшают контроль заболевания и повышают качество их жизни.

Кроме того, рекомендуется использование в практической деятельности врачей вопросников по контролю астмы, разработанных на основании исследования GINA, которые позволяют установить степень контроля заболевания и вовремя внести коррективы в лечение (Нидерланды).

Подчеркивалось, что необходим индивидуальный подход к назначению лечения, выбору доз препаратов исходя из привычек и поведения больного, особенностей течения астмы, которые возможно установить только при постоянном мониторинге состояния (Великобритания).

По данным исследователей из США и Великобритании, у 68% больных БА отсутствует соответствующий контроль заболевания. Так, ежегодно даже у хорошо контролируемых пациентов ухудшение состояния наблюдается в среднем 7 раз (R. Partridge et al.).

Среди возможных причин обострения БА могут быть следующие: ОРВИ, контакт с аллергенами, неблагоприятное воздействие окружающей среды, профессиональные вредности и др. Исследователи из США на основании телефонного опроса установили, что у 20% больных БА обострение связано с профессиональной деятельностью (Paul K. Henneberger et al.).

Peter A.B. Warket et al. (Великобритания) выявили, что риновирусная инфекция является одним из главных триггеров обострения БА, поэтому применение интерферона I типа оправдано в лечении такой астмы.

По данным румынских ученых, наиболее значимыми причинами обострения БА являются курение, прием бета-блокаторов, ингибиторов АПФ, инфекции верхних дыхательных путей (Poliana Leru et al.).

Среди манифестных критериев обострения БА, таких как учащение и утяжеление приступов удушья, появление одышки, частых ночных симптомов, при объективном обследовании – симптомов острой бронхиальной обструкции, на Конгрессе обсуждались и были рекомендованы более ранние и более чувствительные критерии воспалительного ответа в дыхательных путях.

Основным маркером эозинофильного воспаления была названа концентрация NO в выдыхаемом конденсате пациента. Этот показатель повышается при обострении БА раньше, чем снижаются показатели пиковой скорости выдоха (ПСВ). Чувствительность метода составляет 47%, специфичность – 60% (George Cremona et al., Италия). Именно концентрация NO является определяющей при контроле интенсивности воспалительного процесса. Именно на основании ее изменений можно коррелировать дозировку базисных противовоспалительных препаратов.

Вторым маркером, более грубым, является цитологическое исследование мокроты с определением содержания в ней эозинофилов и продуктов распада основного белка эозинофилов (кристаллы Шарко-Лейдена).

Третий маркер воспалительного процесса в дыхательных путях – неспецифическая гиперреактивность бронхов, показатели которой существенно варьируют в зависимости от интенсивности воспалительного процесса при БА (P. Chanez, Франция).

Лечение обострений БА заключается в коррекции базисной терапии путем увеличения доз ингаляционных глюкокортикостероидов, бета-агонистов. При тяжелом обострении БА рекомендуется небулайзерное введение препаратов в условиях отделения интенсивной терапии и реанимации с соответствующим обеспечением адекватной оксигенотерапии.

Согласно данным, приведенным в некоторых работах, уже при легкой степени персистирующей астмы рекомендуется применять ингаляционные кортикостероиды. Появились сообщения о том, что ингаляции беклометазона демонстрировали высокую эффективность и безопасность при лечении БА, включая интермиттирующую (P. Camargos et al.; G. Poli et al.; J. Joshi et al.; D.D. Djordjevic et al.).

Исследования, посвященные изучению эффективности будесонида при БА, выявили, что препарат эффективно уменьшает выраженность субъективных симптомов, неспецифической гиперреактивности бронхов у больных с легкой и интермиттирующей БА, нормализует сывороточный уровень параоксоназы, как показателя оксидантного стресса, общую антиоксидантную емкость. При этом препарат не влияет на минерализацию костей ни у детей, ни у взрослых, не увеличивает риска переломов (N. Kokturk et al.; H. Turcotte et al.; F. Gurkan et al.; S. Pedersen et al.).

Ряд сообщений был посвящен изучению нового ингаляционного глюкокортикоида – циклесонида. Препарат быстро подавляет воспалительный процесс в бронхах, что отражается в снижении уровня NO во выдыхаемом конденсате, и уменьшает гиперреактивность, провоцируемую вдыханием АТФ. Его эффективность сравнима с будесонидом, флютиказоном, однако, в отличие от них, новый ингаляционный глюкокортикостероид принимают однократно в сутки. Препарат имеет большую липофильность, что позволяет ему лучше проникать в клетки дыхательных путей и в меньшей степени поступать в системный кровоток. Он хорошо переносится и реже, по сравнению с другими препаратами, вызывает кандидоз полости рта (E. Erin et al.; P. Niphadkar et al.; H. Magnussen et al.; G.M. Gauvreau et al.; R. Nave et al.; K. Lexmuller et al.; R. Engelstatter et al.).

Активно обсуждалось на Конгрессе применение комбинированной терапии ингаляционными кортикостероидами и пролонгированными бета-агонистами. Большая эффективность указанной комбинации связана со способностью пролонгированных β2-агонистов восстанавливать чувствительность глюкокортикоидных рецепторов в воспалительных клетках бронхов при БА и таким образом потенцировать противовоспалительное действие гормонов (H. Perttunen et al.). С другой стороны, ингаляционные кортикостероиды восстанавливают чувствительность адренорецепторов бронхов (H. Powell et al.; Y. To et al.).

Кроме того, в 6 исследованиях (T. Haahtela et al., P.M. Dorinsky et al., США; B. Lundback et al., Швеция) продемонстрирована большая эффективность комбинированной терапии сальметеролом/флютиказоном со снижением риска тяжелых обострений по сравнению с монотерапией сальметеролом или флютиказоном. В результате лечения у больных улучшились показатели функции внешнего дыхания, достигнут контроль заболевания, повысилось качество жизни (S. Clayton et al.; C. Scott et al.; P.G.M. Bloemen et al.; B. Lundback et al.).

Сравнение эффективности комбинированных препаратов сальмотерола/флютиказона и формотерола/будесонида у больных БА проводилось исследователями из Нидерландов и Канады (CONCEPT study) и показало большую противовоспалительную эффективность первого препарата, что проявлялось снижением гиперреактивности бронхов, уменьшением количества обострений и увеличением числа дней без симптомов БА. Плановое применение обеих схем лечения позволяет постепенно уменьшить дозу ингаляционного кортикостероида при сохранении стабильного состояния больного (L.P. Boulet et al.; J.J. West et al.; C. Crim et al.).

Японские ученые сравнили эффективность флютиказон+теофиллин и сальметерол+флютиказон у 383 больных с персистирующей БА, осуществляя контроль симптомов БА и скоростных показателей функции внешнего дыхания. Вторая комбинация позволяла достичь лучшего контроля заболевания (M. Adachi et al.).

Однако при легкой БА увеличения эффективности комбинированной терапии сальмотеролом/флютиказоном по сравнению с монотерапией флютиказоном не выявлено (Federico L. Dente et al., Италия).

Исследованию эффективности другой комбинации – формотерол/будесонид было посвящено 7 публикаций. Этот препарат также оказался более эффективным по сравнению с монотерапией компонентами, входящими в его состав (S. Loukides et al.). Отмечалось, что улучшение контроля астмы позволяет гибко дозировать препарат, тем самым обеспечивая клиническое и экономическое его преимущество в сравнении с комбинацией сальметерол/флютиказон (R. Aalbers et al.; V.A. Revjakina et al.; H. Bisgaard & C. Hultquist; G. Johansson et al.; C. Vogelmeier & A. D’Urzo).

Интересное исследование провели китайские ученые. Они показали клиническую эффективность лидокаина при его ингаляционном введении больным со стероид-резистентной астмой. В течение трех месяцев удалось стабилизировать состояние пациентов и уменьшить дозу перорального кортикостероида на 8,83 мг (Kaisheng Yin, Xilong Zhang).

Большое внимание уделялось изучению небронхолитических свойств ингаляционных бета-агонистов. В ряде исследований было показано, что применение спейсеров и других доставочных устройств, которые позволяют проникнуть сальбутамолу глубоко в нижние отделы дыхательных путей при БА, способствуют накоплению препарата и проявлению его противовоспалительных свойств – стимуляция дегрануляции клеток воспаления, угнетение образования медиаторов воспаления (интерлейкина 8, лейкотриена В4, фактора некроза опухоли) (M. Fujimura et al.; C. Russo et al.). Применение сухопорошковых ингаляторов способствует контролю ночных симптомов БА, достижению бронходилатирующего эффекта при использовании низких доз препарата (W.W. Busse et al.; B.J. Lipworth et al.; B. Bidlingmaier et al.).

Отмечалось, что чувствительность бета-рецепторов к сальметеролу определяется генетически детерминированным типом рецептора (P.M. Dorinsky et al.).

Впервые рассматривались клинические испытания нового бета-агониста сверхдлительного действия – индакатерола. Препарат обеспечивает ускоренную по сравнению с сальметеролом и длительную бронходилатацию в течение 24 часов. Индакатерол не вызывает тахифилаксии. Побочные эффекты со стороны сердечно-сосудистой системы возникают реже, чем при назначении формотерола и сальметерола (C.A. Lewis et al.; E. Naline et al.; C.H. Battram et al., K.M. Beeh et al.; A. Tarral et al.; T. Duvauchelle et al.; A.G. Chuchalin et al.; F. Kanniess et al.; J. Beier et al.).

Эффективность тиотропиума – пролонгированного холинолитика показана при тяжелой и плохо поддающейся лечению БА в составе комбинированной терапии (N. Suzuki et al.).

У больных с тяжелой атопической астмой показан хороший эффект, полученный при назначении омализулаба – анти-IgE моноклонального антитела. Прием этого препарата в течение года позволяет достичь контролируемого течения астмы и снизить дозу ингаляционного кортикостероида на 11% (F. Chung et al., Великобритания, США, Швеция; S. Holgate et al., Великобритания, США; G. Ayre et al.; K.F. Chung et al.; M. Humbert et al.).

Применение омализулаба в сочетании с традиционной терапией БА сопровождается уменьшением количества обострений на 38,6% и тяжести обострений на 91,2%, увеличением ОФВ1 (R. Buhl et al., Германия; K.M. Beeh et al., A.G. Chuchal.in et al., США).

В терапии аллергических состояний у больных БА большое внимание уделялось иммунотерапии, показана ее эффективность у больных с ринитом и интермиттирующей астмой в сочетании с бытовой сенсибилизацией, при непереносимости таких медикаментов, как гепарин, аспирин (C. Russo et al.; S. Rak et al.; M. Calderon et al.; G. Blumberga et al.).

Читайте также:  Где можно снять диагноз бронхиальная астма

Применение при БА монтелукаста в сочетании с ингаляционными кортикостероидами и пролонгированными
β2-агонистами, особенно если у больного имеется аллергический ринит, позволяет быстрее улучшить контроль БА, снизить дозу ингаляционного кортикостероида, значительно уменьшить связанные с лечением БА расходы (L. Borrderias et al., США; Q. Zhang et al., Великобритания; R. Dal. Negro et al., Италия).

На Конгрессе были намечены основные перспективы в разработке новых противоастматических препаратов, которые заключаются в поиске лекарственных веществ, способных избирательно подавлять продукцию медиаторов воспалительного ответа при БА. Например, софоцирозид подавляет активацию эозинофилов in vitro путем ингибирования IL-5. Препарат является хорошим кандидатом для антиастматического препарата.

Показаны противовоспалительные свойства симедана, он используется для лечения декомпенсированной сердечной недостаточности, возможно, для лечения аллергического воспаления.

Разработаны и проходят экспериментальные и клинические испытания у больных БА новые ингибиторы фосфодиэстеразы-4 – рофлумиласт, ролипрам, цилостазол (J. Parkkonen et al.; T. Otani et al.; Y. Abe & I. Miki).

Антиоксидантные свойства куркумина в сочетании с противовоспалительным действием теофиллина перспективны у больных с тяжелой БА и ХОЗЛ (B. D’Agostino et al.).

Гликопирролат – новый препарат антимускаринового действия оказывает более длительный, чем ипратропиум, но менее продолжительный, чем тиотропиум, бронхолитический эффект. Он хорошо сочетается с будесонидом и ингибитором фосфодиэстеразы-4 – ролипрамом.

R411 – новое лекарственное вещество, являющееся двойным антагонистом α4-интегрина, который селективно блокирует активацию и участие клеток воспаления в дыхательных путях; характеризуется высокой эффективностью и безопасностью у больных со среднетяжелой астмой при отмене базисной кортикостероидной терапии (США).

Несмотря на рост заболеваемости и распространенности БА в мире, успехи, достигнутые в понимании патогенеза этой патологии, а также высокоэффективные препараты, разработанные для лечения больных, свидетельствуют, что на современном этапе развития медицины БА – это заболевание, полностью поддающееся адекватной коррекции. При использовании современных методов лечения пациент с БА может вести полноценный образ жизни, отличающийся от жизни здорового человека только приемом антиастматических препаратов.

Перспективным в создании новых противоастматических препаратов является поиск селективного воздействия на отдельные механизмы воспалительного ответа, что позволит повысить эффективность лечения и уменьшить риск возникновения побочных эффектов, а также дальнейшее исследование механизмов формирования БА и разработка методов их коррекции.

источник

Бронхиальная астма (БА) — хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей [1], которое проявляется: полной или частичной обратимой обструкцией дыхательных путей, возникающей вследствие спазма гладкой мускулатуры бронхов, отека и инфильтрации с

Бронхиальная астма (БА) — хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей [1], которое проявляется:

  • полной или частичной обратимой обструкцией дыхательных путей, возникающей вследствие спазма гладкой мускулатуры бронхов, отека и инфильтрации стенки бронха воспалительными клетками, гиперсекреции слизи, утолщения базальной мембраны;
  • эпизодами кашля, свистящих хрипов, одышки, чувства стеснения в груди, которые, как правило, бывают связаны с воздействием специфических триггерных факторов и возникают преимущественно в ночное время или ранним утром;
  • гиперреактивностью дыхательных путей.

БА — наиболее распространенное заболевание детского возраста, частота которого в США составляет 5–12% [2]. Чаще болеют мальчики, чем девочки (6% по сравнению с 3,7%), однако с наступлением пубертатного периода распространенность заболевания становится одинаковой у обоих полов [2]. БА чаще наблюдают у городских жителей, чем у сельских (7,1% и 5,7% соответственно) [3]. Заболевание тяжелее протекает у детей из семей с низким социальным статусом.

Профилактика БА связана с предупреждением развития аллергии у ребенка [4]. Первичная профилактика БА и аллергии направлена на предотвращение возникновения заболевания у лиц из групп риска. В настоящее время не существует эффективных пренатальных мер по первичной профилактике БА [5].

Постнатальная профилактика БА и аллергии предусматривает проведение следующих мероприятий:

  • следует поощрять грудное вскармливание, обеспечивающее, помимо прочего, защитный эффект относительно возникновения свистящих хрипов в раннем возрасте [6, 7];
  • курящих родителей детей необходимо предупредить о вреде курения для ребенка, в том числе о риске возникновения свистящих хрипов [8, 9]. Воздействие табачного дыма как в пренатальном, так и в постнатальном периоде оказывает неблагоприятное влияние на течение заболеваний, сопровождающихся бронхиальной обструкцией [5].

Мероприятия по вторичной профилактике БА и аллергии ориентированы на детей, у которых доказано наличие сенсибилизации, возможно наличие астмаподобных симптомов (кашля, свистящих хрипов, затруднения дыхания), но БА еще нет. Это дети из групп риска, у которых удается выявить:

  • семейный анамнез БА или аллергию (риск БА до 50%);
  • другие аллергические заболевания (атопический дерматит, аллергический ринит; риск БА — 10–20%);
  • повышенный уровень общего иммуноглобулина Е (IgE) (более 30 МЕ/мл) в сочетании с выявлением специфических IgE-антител к белкам коровьего молока, куриного яйца, к аэроаллергенам более 0,35 МЕ/мл (у ребенка с атопическим дерматитом или аллергическим ринитом риск возрастает до 70%)

В целях вторичной профилактики БА в группах риска предлагается превентивная терапия цетиризином [10]. В исследовании ETAC показано, что назначение цетиризина в дозе 0,25 мг/кг/сут в течение 18 мес детям из группы высокого риска (с отягощенным аллергоанамнезом и кожными проявлениями аллергии) с бытовой или пыльцевой сенсибилизацией приводит к снижению частоты бронхообструкции с 40 до 20%. В ходе других более ранних исследований [5] была установлена протекторная роль специфической иммунотерапии в группах риска.

Третичная профилактика направлена на уменьшение воздействия провоцирующих факторов с целью улучшения контроля над течением БА у больных детей и уменьшения потребности в лекарственной терапии.

Соблюдение элиминационного режима может способствовать уменьшению тяжести течения уже существующего заболевания. Частый контакт с аллергенами у сенсибилизированных пациентов способствует усилению симптомов БА, развитию бронхиальной гиперреактивности, ухудшению функции легких [11–13].

Из аллергенов, с которыми человек контактирует в быту, следует выделить аллергены клещей домашней пыли, животных (имеющих шерсть или мех), тараканов и грибов. Рекомендуется проведение следующих мероприятий для уменьшения воздействия аллергенов клещей домашней пыли.

  • Необходимо использовать специальные непроницаемые чехлы для матрацев, подушек и одеял [14, 15].
  • Ковры или ковровые покрытия следует заменить на линолеум, или деревянные полы, либо паркет [16].
  • Все постельные принадлежности нужно еженедельно стирать в горячей (55–60 °С) воде [17].
  • Ковры необходимо обрабатывать акарицидными жидкостями и/или таниновой кислотой [18].
  • Для уборки желательно использовать пылесос со встроенным HEPA-фильтром и пылесборником с толстыми стенками [19].
  • Мягкие игрушки нужно стирать в горячей воде или периодически замораживать [20, 21]. Применение домашних ионизаторов воздуха не приводит к уменьшению выраженности симптомов БА [22].
  • Необходимо устранить очаги плесени и не допускать высокой влажности в квартире в течение всего года.

Кроме перечисленных мероприятий, для уменьшения контакта с аллергенами домашних животных не следует пускать животное в спальню или основную жилую комнату [23], нужно заменить ковры или ковровые покрытия на линолеум, или деревянные полы, либо паркет. Даже после полного удаления животных из дома может пройти много месяцев, прежде чем концентрация аллергена снизится до приемлемых величин [25].

Причиной аллергической сенсибилизации часто бывают тараканы, особенно в городских домах [26]. Однако мероприятия по борьбе с ними оказывают лишь частичный эффект [27].

Пищевая аллергия является фактором обострения БА редко, главным образом у детей раннего возраста.

Риск аллергической сенсибилизации у детей увеличивает пассивное курение [28, 29]. Оно также повышает частоту и тяжесть симптомов у детей, страдающих БА. Всем пациентам с БА и родителям детей с БА следует воздерживаться от курения.

Важным в плане профилактики БА является ограничение контакта с полютантами внутри и вне помещений. Адекватная вентиляция и вытяжные устройства позволяют снизить концентрацию оксидов азота, угарного и углекислого газа, бытовых аэрозолей. Для ограничения воздействия летучих эфирных соединений не следует проводить ремонт помещений в присутствии больных детей или допускать их в только что отремонтированные квартиры. Необходимо помнить, что иногда в результате погодных и атмосферных условий возникают периоды особо интенсивного загрязнения атмосферного воздуха, когда более предпочтительным является пребывание дома в чистом, хорошо кондиционируемом помещении.

Пищевые факторы, как триггеры БА, могут быть актуальными в группе детей раннего возраста или у больных с пыльцевой сенсибилизацией. В процессе проведения провокационных тестов должны быть выявлены и в дальнейшем исключены из питания больных продукты, вызывающие обострение болезни. У таких больных нельзя использовать ацетилсалициловую кислоту и другие нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), так как они способны запускать особые механизмы аллергии, которые могут привести к тяжелым и угрожающим жизни обострениям БА. Важным является анамнестическое выявление аллергии на пенициллин с последующим исключением этой группы препаратов ввиду угрозы развития анафилактических реакций.

Одной из причин обострений и развития тяжелых форм БА, для которых характерно неконтролируемое течение, могут быть частые вирусные респираторные инфекции, а также сопутствующие риносинуситы. В связи с этим полезной может оказаться ежегодная противогриппозная вакцинация, хотя доказательств этого собрано недостаточно. Данный вопрос нуждается в дальнейшем изучении.

Всем детям старше 5 лет с рецидивирующими свистящими хрипами нужно проводить:

  • спирометрию;
  • пробы с бронхолитиком, физической нагрузкой;
  • пикфлоуметрию с ведением дневника самоконтроля.

Классификация тяжести БА по клиническим признакам построена с учетом количества дневных симптомов в день/неделю, количества ночных симптомов в неделю, кратности применения β2-адреномиметиков короткого действия, значений пиковой скорости выдоха (ПСВ) или объема форсированного выдоха за 1-ю секунду (ОФВ1) и суточных колебаний ПСВ (вариабельности).

    Ступень 1 — интермиттирующая БА:

– симптомы возникают реже 1 раза в неделю;

– ночные симптомы возникают не чаще 2 раз в месяц;

– ОФВ1 или ПСВ 80% от должных величин;

– вариабельность показателей ПСВ или ОФВ1 30%.

Ступень 4 — тяжелая персистирующая БА:

– симптомы возникают ежедневно;

– ограничение физической активности;

– ОФВ1 или ПСВ 60% от должных величин;

– вариабельность показателей ПСВ или ОФВ1 > 30%.

Наличие хотя бы одного признака тяжести состояния позволяет отнести ребенка к данной категории.

Дети с интермиттирующим течением БА, но с тяжелыми обострениями должны получать терапию, как при персистирующей БА средней тяжести.

У детей с любой степенью тяжести, даже с интермиттирующей БА, могут быть тяжелые обострения.

Такой тип классификации, основанный на степени тяжести заболевания, важен в ситуации, когда необходимо решить вопрос о стартовой терапии при оценке состояния пациента.

Анамнез и физикальное обследование. Вероятность БА возрастает, если в анамнезе есть указания:

  • на атопический дерматит, аллергический риноконъюнктивит либо отягощенный семейный анамнез по БА или другим атопическим заболеваниям;
  • наличие хотя бы одного из следующих симптомов:

– кашель, усиливающийся преимущественно в ночное время;

– рецидивирующие свистящие хрипы;

– повторные эпизоды затрудненного дыхания;

– рецидивирующее чувство стеснения в грудной клетке;

появление или усиление симптомов:

– при контакте с: животными; химическими аэрозолями; клещами домашней пыли; пыльцой; табачным дымом;

– при перепадах температуры окружающей среды;

– при приеме лекарственных средств (ЛС) (ацетилсалициловая кислота, β-адреноблокаторы);

– при любых острых инфекционных заболеваниях респираторного тракта;

– при сильных эмоциональных нагрузках;

При физикальном обследовании необходимо обратить внимание на следующие признаки, характерные для БА:

  • гиперэкспансия грудной клетки;
  • удлинение выдоха или свистящие хрипы при аускультации;
  • сухой кашель;
  • ринит;
  • периорбитальный цианоз — так называемые аллергические тени (темные круги под глазами из-за венозного застоя, возникающего на фоне назальной обструкции);
  • поперечная складка на спинке носа;
  • атопический дерматит.

Следует учитывать, что в стадии ремиссии патологическая симптоматика может отсутствовать (нормальная физикальная картина не исключает диагноза БА).

У детей в возрасте до 5 лет диагноз БА основывается главным образом на результатах клинического (но не функционального) обследования и анамнеза.

У детей грудного возраста, имевших три и более эпизодов свистящих хрипов, связанных с действием триггеров, следует подозревать БА, проводить обследование и дифференциальную диагностику.

Лабораторные и инструментальные исследования. У детей старше 5 лет необходимо определить ОФВ, форсированную жизненную емкость легких (ФЖЕЛ) и отношение ОФВ1/ФЖЕЛ. Спирометрия позволяет оценить степень обструкции, ее обратимость и вариабельность, а также тяжесть течения заболевания. При оценке показателей ОФВ1 и ФЖЕЛ важно учитывать этнические особенности и возрастные градации. При нормальной функции легких отношение ОФВ1 к ФЖЕЛ составляет более 80%, а у детей, возможно, более 90%. Любые значения ниже приведенных могут предполагать бронхиальную обструкцию. В пользу диагноза БА также свидетельствует подтверждение обратимости бронхиальной обструкции — увеличение ОФВ1 по крайней мере на 12% после ингаляции сальбутамола либо в ответ на пробную терапию глюкокортикоидами [30].

Пикфлоуметрия (определение пиковой скорости выдоха) — важный метод диагностики и последующего контроля за лечением БА. Последние модели пикфлоуметров относительно недороги, портативны, выполнены из пластика и идеально подходят для использования пациентами старше 5 лет в домашних условиях с целью ежедневной оценки течения БА. При анализе показателей ПСВ у детей используют специальные нормограммы, но более информативен ежедневный мониторинг ПСВ в течение 2–3 нед для определения индивидуального наилучшего показателя [31]. ПСВ измеряют утром (обычно наиболее низкий показатель) и вечером перед сном (как правило, наиболее высокий показатель). Заполнение больным дневников самоконтроля с ежедневной регистрацией в них симптомов, результатов ПСВ и лечения играет важную роль в стратегии лечения БА. Мониторинг ПСВ может быть информативен для определения ранних симптомов обострения заболевания. Дневной разброс показателей ПСВ более чем на 20% рассматривается как диагностический признак БА, а величина отклонений прямо пропорциональна тяжести заболевания [32]. Результаты пикфлоуметрии свидетельствуют в пользу диагноза БА, если ПСВ увеличивается по крайней мере на 15% после ингаляции бронхолитика или при пробном назначении глюкокортикоидов [33].

У пациентов c симптомами, характерными для БА, но с нормальными показателями функции легких в постановке диагноза БА может помочь исследование реакции дыхательных путей на физическую нагрузку [34]. В исследовательских целях для выявления бронхиальной гиперреактивности можно использовать тест с метахолином или гистамином. При диагностике БА эти тесты имеют высокую чувствительность, но низкую специфичность [35].

У некоторых детей симптомы БА провоцирует только физическая нагрузка. В этой группе полезно проведение нагрузочного теста (6-минутный протокол нагрузки бегом). Использование этого теста совместно с определением ОФВ1 или ПСВ может быть полезно для постановки точного диагноза БА [36].

Кожные тесты с аллергенами или определение общего или специфических IgE в сыворотке крови мало информативны для диагностики БА. Однако эти исследования помогают выявить аллергический характер заболевания, установить факторы риска и триггеры, на основании чего может быть рекомендован соответствующий контроль факторов окружающей среды [37].

Дифференциальную диагностику БА чаще всего приходится проводить со следующими заболеваниями:

  • дисфункция голосовых связок (псевдоастма);
  • бронхиолит;
  • аспирация инородного тела или молока у детей грудного возраста;
  • муковисцидоз;
  • первичные иммунодефициты;
  • синдром первичной цилиарной дискинезии;
  • трахео- или бронхомаляция;
  • пороки развития сосудов, вызывающие внешнее сдавление дыхательных путей;
  • стеноз или сужение дыхательных путей, связанные с наличием гемангиом или других опухолей, гранулем или кист;
  • облитерирующий бронхиолит;
  • интерстициальные заболевания легких;
  • застойные пороки сердца;
  • туберкулез;
  • бронхолегочная дисплазия;
  • долевая эмфизема.

При наличии следующих симптомов следует заподозрить отличное от БА заболевание [38]:

– появление симптомов заболевания в возрасте до 2 лет;

– респираторный дистресс-синдром и/или применение искусственной вентиляции легких (ИВЛ);

– неврологическая дисфункция в неонатальном периоде;

– отсутствие эффекта от применения бронхолитиков;

– свистящие хрипы, связанные с кормлением или рвотой;

– затруднение глотания и/или рецидивирующая рвота;

– плохая прибавка массы тела;

– сохранение потребности в оксигенотерапии в течение более 1 нед после обострения заболевания.

– деформация пальцев рук в виде «барабанных палочек»;

– очаговые изменения в легких;

– крепитация при аускультации;

Результаты лабораторных и инструментальных исследований:

– очаговые или инфильтративные изменения на рентгенограмме органов грудной клетки;

– необратимая обструкция дыхательных путей;

Основаниями для направления на консультацию к другим специалистам служат:

  • сомнительный или не уточненный диагноз;
  • наличие симптомов с рождения или перинатальные заболевания легких;
  • неукротимая рвота;
  • тяжелые инфекции верхних дыхательных путей;
  • персистирующий влажный кашель;
  • наличие в семейном анамнезе необычного заболевания органов грудной клетки;
  • плохая прибавка массы тела;
  • неожиданные клинические находки (очаговые изменения в легких, дисфагия, патологический голос или крик, инспираторный стридор);
  • отсутствие ответа на терапию (особенно при терапии ингаляционными глюкокортикоидами в дозе более 400 мкг/сут или необходимость частого применения пероральных глюкокортикоидов).

Целями терапии БА являются достижение и поддержание контроля над заболеванием. Контроль БА является комплексным понятием, включающим, согласно рекомендациям GINA (Global Initiative For Asthma, www.ginasthma.com), совокупность следующих показателей:

  • минимальное количество хронических симптомов, включая ночные (в идеале симптомов нет);
  • минимальное количество обострений (или нечастые обострения);
  • отсутствие необходимости в скорой помощи;
  • минимальная потребность в β2-адреномиметиках и других препаратах скорой помощи (в идеале не применяют);
  • отсутствие ограничений активности, включая физическую нагрузку;
  • циркадные вариации ПСВ менее 20%;
  • нормальная (близкая к нормальной) ПСВ;
  • отсутствие нежелательных лекарственных явлений или их минимальные проявления.

Достижение контроля БА должно быть целью терапии для всех пациентов вне зависимости от степени тяжести. Поскольку некоторые показатели, определяющие контроль БА неоднозначны и открыты для интерпретации, были разработаны более строгие и четкие характеристики контроля и выделено два его уровня (табл. 1). В исследовании GOAL было показано, что при терапии, направленной на достижение полного контроля, у значительной части пациентов (более 40%) возможно достижение полного контроля, а у большинства — достижение хорошего. Поскольку в исследование GOAL включались дети 12 лет и старше, неизвестно, можно ли экстраполировать полученные данные на младшие возрастные группы.

Показаниями к госпитализации служат:

– затрудненное дыхание в покое, вынужденное положение, речь отдельными словами, отказ от еды у младенцев, возбуждение, сонливость или спутанное сознание, брадикардия или одышка (частота дыхательных движений более 30 в минуту);

– наличие громких свистящих хрипов или их отсутствие;

– ЧСС более 120 в минуту (у детей грудного возраста более 160 в минуту);

– ПСВ менее 60% от должной или наилучшей индивидуальной величины, даже после начальной терапии;

  • Отсутствие быстрой и сохраняющейся на протяжении не менее 3 ч явной реакции на бронходилататор.
  • Отсутствие улучшения после начала лечения глюкокортикоидами в течение 2–6 ч.
  • Дальнейшее ухудшение состояния.
  • Наличие в анамнезе жизнеугрожающих обострений БА, или госпитализаций в реанимационное отделение, или интубации по поводу обострения БА.
  • Социальное неблагополучие.
  • К средствам базисной терапии относят ЛС с противовоспалительным и/или профилактическим эффектом (глюкокортикоиды, кромоны, антилейкотриеновые, анти-IgE- и антицитокиновые препараты) и длительно действующие бронходилататоры (длительно действующие β2-адреномиметики, препараты теофиллина с медленным высвобождением). Наиболее эффективные средства базисной терапии в настоящее время — это ингаляционные глюкокортикоиды (ИГК).

    Читайте также:  Была астма можно заводить собаку

    К средствам, облегчающим течение заболевания, относят ингаляционные короткодействующие β-адреномиметики (наиболее эффективные бронходилататоры), антихолинергические препараты, препараты теофиллина с немедленным высвобождением и пероральные короткодействующие β-адреномиметики.

    Выбор терапии основывается на тяжести БА, доступности антиастматических препаратов, особенностях системы здравоохранения, соотношении риск/польза от применения препарата, культуре, личных обстоятельствах пациента и его семьи. При этом следует учитывать, что:

    • ЛС для контроля заболевания принимают ежедневно длительно для достижения и поддержания контроля БА;
    • препараты неотложной помощи действуют быстро, устраняя бронхоконстрикцию и сопутствующие ей острые симптомы, такие, как свистящие хрипы, чувство стеснения в груди и кашель.

    Препараты для лечения БА вводят различными путями: пероральным, парентеральным и ингаляционным. Последний предпочтительнее [39, 40].

    При выборе устройства для ингаляции учитывают эффективность доставки ЛС, стоимость/эффективность и удобство применения [41] (табл. 2).

    У детей применяют три типа устройств для ингаляции: небулайзеры, дозированные аэрозольные ингаляторы (ДАИ) и дозированные порошковые ингаляторы (ДПИ) [42]. У детей при обострении тяжелой БА предпочтительнее применять небулайзеры. Доставку препаратов с их помощью осуществляют в течение 5 мин [46].

    Рассмотрим препараты, контролирующие течение заболевания.

    Кромоны. Кромоглициевая кислота менее эффективна, чем ИГК [43–45] в отношении клинических симптомов, функции внешнего дыхания, БА физического усилия, гиперреактивности дыхательных путей. Длительная терапия кромоглициевой кислотой при БА у детей по эффективности не отличается значительно от плацебо [46, 47].

    Недокромил, назначенный перед физической нагрузкой, позволяет уменьшить тяжесть и продолжительность вызванной ею бронхоконстрикции [48]. Недокромил так же, как и кромоглициевая кислота, менее эффективен, чем ИГК [49, 50]. Кромоны противопоказаны при обострении БА, когда требуется интенсивная терапия бронхорасширяющими препаратами быстрого действия. Роль кромонов в базисной терапии БА у детей ограничена, особенно у детей дошкольного возраста, в связи с отсутствием доказательств их эффективности. Проведенный в 2000 г. метаанализ не позволил сделать однозначный вывод об эффективности кромоглициевой кислоты как средства базисной терапии БА у детей.

    При неэффективности кромонов в течение 4-8 нед следует перейти на ИГК.

    ИГК. В настоящее время ИГК являются самыми эффективными препаратами для контроля БА, поэтому их рекомендуют для лечения персистирующей БА любой степени тяжести [5, 51]. У детей школьного возраста поддерживающая терапия ИГК позволяет контролировать симптомы БА, уменьшает частоту обострений и количество госпитализаций, повышает качество жизни, улучшает функцию внешнего дыхания, снижает гиперреактивность бронхов и уменьшает бронхоконстрикцию при физической нагрузке [52–56]. Применение ИГК у детей дошкольного возраста, страдающих БА, приводит к клинически значимому улучшению состояния, включая балльную оценку дневного и ночного кашля, свистящего дыхания и одышки, физической активности, применения препаратов неотложного действия и использования ресурсов системы здравоохранения [57–61]. В настоящее время ИГК являются единственными препаратами базисной терапии у детей младше 3 лет, эффективность которых доказана исследованиями, проведенными в течение длительного периода времени. У детей применяют следующие ИГК: беклометазон, флутиказон, будесонид [62] (табл. 3, 4).

    При длительной терапии ИГК (в средней дозе 450 мкг/сут по беклометазону дипропионату (БДП)) никаких побочных эффектов на плотность костной ткани не выявили [63–71]. У больных с легкой БА применение ИГК в дозе 400 мкг/сут по БДП или меньше не влияет на метаболизм костной ткани. Применение более высоких доз (800 мкг/сут по БДП) приводит к обратимому торможению как процесса образования кости, так и ее деградации [72–77].

    Применение ИГК в дозе 100–200 мкг/сут по БДП не оказывает никаких статистически или клинически значимых негативных эффектов на рост пациентов [78–81]. Дети, больные БА, получающие лечение ИГК, во взрослом возрасте достигают нормальных итоговых показателей роста [82–84].

    Лечение ИГК в дозе менее 400 мкг/сут по БДП обычно не сопровождается значимым угнетением гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы у детей [85–87], большей частотой развития катаракты [88–92]. Клинически проявляющаяся молочница редко становится значительной проблемой у детей, получающих ингаляционные или системные глюкокортикоиды. Применение спейсеров уменьшает частоту кандидоза полости рта [93, 94].

    Системные глюкокортикоиды. Использование пероральных глюкокортикоидов у детей с БА ограничено обострениями, вызванными вирусными инфекциями [95–97]. Несмотря на то что системные глюкокортикоиды эффективны в отношении БА, необходимо учитывать нежелательные явления при длительной терапии, такие, как угнетение гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, увеличение массы тела, стероидный диабет, катаракта, артериальная гипертензия, задержка роста, иммуносупрессия, остеопороз, психические расстройства [98, 99].

    Ингаляционные β2-адреномиметики длительного действия. Препараты этой группы эффективны для поддержания контроля БА, их применяют в комбинации с ИГК [100] и перед интенсивной физической нагрузкой в тех случаях, когда стандартные начальные дозы не позволяют достичь контроля БА. Эффект этих препаратов сохраняется на протяжении 12 ч.

    Формотерол в виде ингаляций начинает действовать через 3 мин, максимальный эффект развивается через 30–60 мин после ингаляции [101, 102].

    Салметерол в виде ингаляций начинает действовать относительно медленно, значимый эффект отмечают через 10–20 мин после ингаляции однократной дозы 50 мкг [103], а эффект, сопоставимый с таковым сальбутамола, развивается через 30 мин [104]. Из-за медленного начала действия салметерол не следует назначать для купирования острых симптомов БА.

    Дети хорошо переносят лечение ингаляционными β2-адреномиметиками длительного действия даже при продолжительном применении, а их побочные эффекты сопоставимы с таковым β2-адреномиметиков короткого действия (в случае их применения по требованию).

    Пероральные β2-адреномиметики длительного действия. Препараты этой группы включают лекарственные формы сальбутамола и тербуталина длительного действия. Эти препараты могут помочь в контроле ночных симптомов БА. Их можно использовать в дополнение к ИГК, если последние в стандартных дозах не обеспечивают достаточного контроля ночных симптомов [105, 106]. Возможные побочные эффекты включают стимуляцию сердечно-сосудистой системы, тревогу и тремор.

    Комбинированные препараты. Комбинация длительно действующего β2-адреномиметика и ИГК в низкой дозе более эффективна, чем увеличение дозы последнего [107, 108]. Комбинированная терапия салметеролом + флутиказоном через один ингалятор способствует лучшему контролю БА, чем длительно действующий β2-адреномиметик и ИГК в отдельных ингаляторах [109]. На фоне терапии салметеролом + флутиказоном практически у каждого второго пациента можно достичь полного контроля БА. Отмечают значительное улучшение показателей эффективности терапии (ПСВ, ОФВ1, частоты обострений, качества жизни) [110].

    Терапия будесонидом + формотеролом в составе одного ингалятора обеспечивает лучший контроль симптомов БА по сравнению с одним будесонидом у пациентов, у которых ранее ИГК не обеспечивали контроля симптомов [111].

    Метилксантины. Теофиллин значительно более эффективен, чем плацебо, для контроля симптомов БА и улучшения функции легких даже в дозах ниже обычно рекомендуемого терапевтического диапазона. Применение теофиллинов для лечения БА у детей проблематично из-за возможности тяжелых быстро возникающих (сердечная аритмия, смерть) и отсроченных (нарушение поведения, проблемы в обучении и пр.) побочных эффектов.

    Антагонисты лейкотриеновых рецепторов. Антилейкотриеновые препараты (зафирлукаст, монтелукаст) можно использовать для усиления терапии у детей при среднетяжелой и тяжелой БА в тех случаях, когда заболевание недостаточно контролируется применением низких доз ИГК. Несмотря на то что антилейкотриеновые препараты не изучались как средства монотерапии при легкой персистирующей БА у детей, GINA (2002) рекомендует их использование как альтернативный вариант монотерапии при легкой персистирующей БА. При применении антагонистов лейкотриеновых рецепторов в качестве монотерапии у больных с тяжелой и среднетяжелой БА отмечают умеренное улучшение функции легких (у детей 6 лет и старше) и контроля БА (у детей 2 лет и старше) [5]. Зафирлукаст обладает умеренной эффективностью в отношении функции внешнего дыхания у детей 12 лет и старше со среднетяжелой и тяжелой БА.

    Антихолинергические препараты. Антихолинергические препараты (ипратропия бромид) при применении отдельно или в комбинации с другими бронходилататорами (в основном β2-адреномиметиками) показаны для терапии бронхоспазма, ассоциированного с БА. Однако препараты этой группы с целью контроля течения БА в педиатрической практике применяют крайне ограниченно.

    Безопасность и эффективность ипратропия бромида у детей младше 6 лет не установлены. У детей дошкольного возраста применение ипратропия бромида имеет лишь незначительное влияние на уровень контроля БА, рутинное применение антихолинергических препаратов в дополнение к β2-адреномиметикам не оправдано.

    Средства неотложной терапии. Ингаляционные β2-адреномиметики быстрого действия — самые эффективные из существующих бронхолитиков, их считают препаратами выбора для лечения острого бронхоспазма [112, 113].

    Антихолинергические препараты имеют ограниченное значение в лечении БА у детей [114].

    Комбинация ингаляционного β2-агониста быстрого действия и антихолинергического препарата обеспечивает более выраженный бронхорасширяющий эффект и должна быть назначена до лечения метилксантинами. Применение комбинации сопровождается снижением потребности в госпитализации.

    Принципы диагностики обострений приведены в таблице 6.

    Ступень 1, легкая интермиттирующая БА. У пациентов с легкой интермиттирующей БА симптомы болезни появляются только при контакте с аллергеном или триггером. В отсутствие контакта симптомы болезни отсутствуют, а показатели функции легких находятся в пределах нормы. Интермиттирующую форму БА также диагностируют у больных с эпизодами БА физического усилия. Нечастые симптомы и ненарушенная функция легких являются основанием для того, чтобы не рекомендовать при этой форме БА длительную терапию противовоспалительными препаратами (табл. 7). Пациенты нуждаются в лекарственной терапии в периоды обострения болезни.

    В качестве средств неотложной помощи используют ингаляционные формы сальбутамола.

    Если у пациента необходимость в приеме ЛС появляется чаще 1 раза в неделю на протяжении более 3 мес, его следует расценивать как больного с легкой персистирующей БА. Дети с интермиттирующей БА, но с тяжелыми обострениями должны расцениваться как имеющие персистирующую БА средней степени тяжести.

    Ступень 2, легкая персистирующая БА. Препараты выбора у детей любого возраста — ИГК в низких дозах (беклометазон, флутиказон, будесонид). В качестве альтернативных препаратов для контроля БА рассматривают теофиллины замедленного высвобождения и кромоны. В случае сохранения симптомов болезни у пациента, начавшего лечение БА с использования теофиллина медленного высвобождения или кромонов, следует спустя 4 нед назначить ИГК.

    Монотерапия другими препаратами (кроме глюкокортикоидов) менее эффективна для контроля воспаления при БА.

    Исследование монотерапии b2-адреномиметиками длительного действия у детей выявило некоторую эффективность этих средств, однако результаты исследований противоречивы. Применение антилейкотриеновых препаратов у детей с легкой персистирующей БА не изучалось. У пациентов с более тяжелыми формами заболевания препараты этой группы обладают умеренной эффективностью, поэтому их можно использовать у некоторых пациентов для контроля БА.

    У детей старше 12 лет в качестве стартовой терапии может быть выбрана комбинация ИГК и длительно действующего β2-адреномиметика. Как было показано в исследовании GOAL, такой подход способен обеспечить полный контроль БА у большего количества пациентов при меньшей дозе глюкокортикоидов по сравнению с монотерапией ИГК.

    Помимо регулярного применения препаратов для контроля БА, пациенту должен быть доступен ингаляционный β2-адреномиметик быстрого действия для купирования симптомов при необходимости, однако частота его применения не должна превышать 3–4 раз в сутки. Применение симптоматических препаратов более 4 раз в сутки указывает на плохой контроль БА по данной схеме терапии, в таких случаях следует считать, что пациент имеет более тяжелую степень БА.

    Ступень 3, среднетяжелая персистирующая БА. При среднетяжелой персистирующей БА симптомы возникают ежедневно в течение длительного времени или ночью, чаще 1 раза в неделю. Диагноз персистирующей БА средней тяжести ставят пациенту с исходным значением ПСВ до приема ЛС более 60%, но менее 80% от должного и вариабельностью ПСВ от 20 до 30%. Если течение БА не удается контролировать низкими дозами ИГК (ступень 2), то такую БА следует расценивать как персистирующую средней степени тяжести.

    Больные со среднетяжелой персистирующей БА должны ежедневно принимать противовоспалительные препараты с целью установления контроля над течением заболевания. Препаратами выбора у детей старше 5 лет являются ИГК (беклометазон, флутиказон, будесонид) в низких/средних дозах и β2-адреномиметики длительного действия, а у детей младше 5 лет — ИГК в средних дозах. Лучше всего в качестве средств усиливающей терапии изучены ингаляционные β2-адреномиметики длительного действия. Кроме того, можно также применять теофиллин медленного высвобождения и антилейкотриеновые препараты (монтелукаст, зафирлукаст). Эффективность этих препаратов варьирует у отдельных пациентов, поэтому дополнительную терапию следует выбирать индивидуально.

    Помимо регулярного применения препаратов для контроля БА, у пациента должен быть ингаляционный β2-адреномиметик быстрого действия, который следует использовать при необходимости для купирования симптомов, но не чаще 3–4 раз в сутки.

    Если контроля БА достичь не удается, следует начать лечение, соответствующее ступени 4.

    Ступень 4, тяжелая персистирующая БА. Терапией первого ряда при тяжелой персистирующей БА у детей является комбинация ИГК (флутиказон, будесонид) в высоких дозах и ингаляционных длительно действующих β2-адреномиметиков (салметерол, формотерол). С этой целью рекомендованы также препараты комбинированной терапии, так называемые фиксированные комбинации (флутиказон + салметерол, будесонид + формотерол). Дополнительное назначение β2-адреномиметика длительного действия к базисной терапии ИГК при неконтролируемом течении болезни дает больший клинический эффект, чем увеличение дозы ИГК в 2 раза и более. Хотя ингаляционные β2-адреномиметики длительного действия лучше всего изучены и наиболее предпочтительны в качестве дополнительной терапии, однако можно использовать теофиллин медленного высвобождения, антилейкотриеновые препараты.

    В некоторых случаях на ступенях 2–4 может потребоваться применение короткого курса системных глюкокортикоидов для быстрого достижения контроля заболевания. По материалам Executive Summary of the NAEPP Expert Panel Report (2002), рекомендуемая доза пероральных глюкокортикоидов для короткого курса составляет 1–2 мг/кг/сут (по преднизолону) и не должна превышать 60 мг/сут. Длительное лечение пероральными глюкокортикоидами следует начинать в минимально возможных дозах, лучше всего в виде однократного приема утром для сведения к минимуму возможных побочных эффектов. При переводе больных с пероральных на ИГК необходимо установить наблюдение в связи с риском развития симптомов надпочечниковой недостаточности. У больных, получающих комбинированную терапию, начать снижение объема лечения следует с уменьшения дозы ИГК примерно на 25% каждые 3 мес. После того как доза глюкокортикоидов будет составлять менее 800 мкг будесонида в сутки (для детей младше 12 лет) или эквивалента, следует отменить дополнительную терапию. На этапе уменьшения интенсивности терапии рекомендуется наблюдать пациента не реже 1 раза в 3 мес.

    При тяжелой БА контроль над симптомами достигается далеко не всегда, в таком случае цель лечения заключается в получении наилучших возможных результатов.

    В дополнение к базисной терапии используется β2-адреномиметик быстрого действия по потребности для облегчения симптомов, но желательно не чаще 3–4 раз в сутки.

    Ступенчатый подход лечения БА подразумевает увеличение уровня терапии при возрастании степени тяжести заболевания. Если пациент уже получает лечение, классификация тяжести БА должна основываться на имеющихся клинических признаках и дозах ежедневно принимаемых ЛС (табл. 9). Например, пациенты с сохраняющимися (несмотря на проведение терапии, соответствующей данной ступени) симптомами легкой персистирующей БА должны рассматриваться как имеющие персистирующую БА средней тяжести. То есть при ступенчатом подходе к терапии переход на более высокую ступень показан в том случае, если контроля не удается достичь или он был утрачен на фоне проводимой терапии, причем необходимо убедиться, что пациент правильно принимает препараты. Целью лечения является достижение контроля над болезнью с применением наименьшего количества препаратов.

    Таким образом, комбинация текущего уровня симптомов и текущей ступени лечения дает возможность установить тяжесть БА для пациента и назначить соответствующее лечение. После того как контроль над заболеванием установлен и поддерживается в течение не менее 3 мес, следует попытаться уменьшить объем терапии (ступень вниз) и определить минимальное лечение, необходимое для сохранения контроля. Если контроль поддерживается не менее 3 мес, степень тяжести заболевания должна быть пересмотрена в соответствии с новым лечением.

    В ходе лечения необходимо проводить обучение пациента. Обучение пациента подразумевает установление партнерских отношений между ним, его семьей и медицинским работником. Хорошее взаимопонимание очень важно как основа комплаентности [115–118]. Пациентов необходимо обучить:

    • избегать факторов риска;
    • правильно принимать ЛС;
    • различать ЛС для контроля заболевания и для купирования симптомов обострения;
    • мониторингу симптомов заболевания, ПСВ (у детей старше 5 лет);
    • распознавать признаки, предполагающие ухудшение БА, и предпринимать соответствующие действия;
    • обращаться за медицинской помощью при необходимости.

    Персистирующую БА гораздо эффективнее контролировать с помощью длительной противовоспалительной терапии, чем лечением только симптомов обострения заболевания. Существуют два подхода для достижения контроля над БА.

    • Быстрое достижение контроля путем начала лечения с более высокого уровня (например, короткий курс пероральных глюкокортикоидов и/или применение более высоких доз ИГК в сочетании с β2-адреномиметиком длительного действия в дополнение к терапии, соответствующей степени тяжести БА у пациента).
    • Начало лечения со ступени, соответствующей степени тяжести заболевания, с последующим увеличением на ступень вверх при необходимости.

    Первый подход более предпочтителен.

    Ступень вверх («step up»): если контроль над заболеванием не достигнут. Улучшение состояния должно наступить в течение месяца (обязательно нужно проверить технику ингаляции ребенка, комплаентность, исключить факторы риска).

    Ступень вниз («step down»): если контроль над заболеванием сохраняется в течение 3 мес; уменьшение количества ЛС и их дозы (препаратов базисной терапии — примерно на 25%) в соответствии со ступенчатым подходом для достижения минимального объема лечения, необходимого для сохранения контроля. При комбинированной терапии снижение объема терапии должно начинаться с ИГК до достижения дозы, эквивалентной 500 мкг по беклометазону, затем может быть рассмотрена возможность отмены второго препарата комбинации.

    Терапию необходимо пересматривать каждые 3–6 мес (если контроль БА достигнут). Дополнительными и крайне важными компонентами ведения пациентов с БА являются постоянный мониторинг симптомов и ПСВ с ведением дневника самоконтроля и разработка индивидуального плана действий.

    У детей с повторяющимися эпизодами свистящих хрипов на фоне острой вирусной инфекции, не имеющих признаков атопии и атопических заболеваний в семейном анамнезе, симптомы обычно исчезают в дошкольном возрасте и БА в дальнейшем не развивается, хотя могут сохраняться минимальные изменения функции легких и бронхиальная гиперреактивность. При возникновении свистящих хрипов в раннем возрасте (до 2 лет) вероятность того, что симптомы будут сохраняться и в более позднем возрасте, невелика [119–121]. У детей младшей возрастной группы с частыми эпизодами свистящих хрипов, БА в семейном анамнезе и проявлениями атопии риск развития БА в возрасте 6 лет значительно увеличивается [122]. Мужской пол является фактором риска для возникновения БА в препубертатном периоде, однако существует большая вероятность того, что БА по достижении взрослого возраста исчезнет. Женский пол является фактором риска персистирования БА во взрослом возрасте.

    По вопросам литературы обращайтесь в редакцию.

    Л. С. Намазова, доктор медицинских наук, профессор
    Л. М. Огородова, доктор медицинских наук, профессор
    Н. А. Геппе, доктор медицинских наук, профессор
    Ю. Г. Левина, кандидат медицинских наук
    К. Е. Эфендиева, кандидат медицинских наук
    Ф. И. Петровский, кандидат медицинских наук
    НЦЗД РАМН, ММА им. И. М. Сеченова, СибГМУ, Москва, Томск

    источник