Меню Рубрики

Полипы в носу при аспириновой астме

— Иван Чеславович, что представляет собой полипозный риносинусит и часто ли им болеют?
— Это хроническое воспалительное заболевание слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух характеризуется образованием и рецидивирующим ростом полипов, преимущественно из отечной ткани, инфильтрированной эозинофилами.
Распространенность среди жителей Европы — 1–4%. Болеют взрослые и дети старше 15 лет, причем частота развития недуга увеличивается с возрастом.
— Правда ли, что из-за полипозного риносинусита может развиться бронхиальная астма?
— Говорить о прямой зависимости нельзя. И даже наоборот, полипы в носу растут у больных бронхиальной астмой. Существует много теорий возникновения полипов — инфекционно-аллергическая, аутоиммунная, нервно-трофическая, грибковая, из-за хронической персистенции вирусов в слизистой оболочке полости носа, генетическая (конституционная), многофакторная. Точная причина полипозного риносинусита до конца не ясна. Однако установлено, что это заболевание, будучи одним из проявлений общей патологии дыхательных путей, тесно связано с патогенезом бронхиальной астмы, муковисцидоза и аллергией на препараты пиразолонового ряда.
Недуг чаще развивается у больных хроническим синуситом на фоне иммунопатологических изменений, что приводит к гиперплазии (разрастанию) слизистой.
А аспирининдуцированные полипы носа — это симптом тяжелого заболевания, известного под названием астматической триады, синдрома Видаля, аспириновой болезни. Помимо ринологических проявлений характерно тяжелое течение бронхиальной астмы. Такие больные не переносят аспирин и другие нестероидные противовоспалительные препараты, производные пиразолонового ряда (анальгин, амидопирин). У них нарушается обмен арахидоновой кислоты, увеличивается уровень лейкотриенов и эозинофилов в крови и полости носа. Появляется стойкий диффузный отек слизистой оболочки в клетках решетчатого лабиринта, далее через средний носовой ход полипы растут в полость носа.

Диагностика — не в лабиринте

— Сложно ли установить диагноз?
— Пациенты с полипозным риносинуситом жалуются на затруднение носового дыхания, выделения из полости носа (серозные, слизистые или слизисто-гнойные), нарушение обоняния, периодическую или постоянную головную боль, дискомфорт в околоносовых пазухах, многократное чихание, плохой сон из-за сухости во рту.
Для диагностики используются передняя, средняя и задняя риноскопия, эндоскопия полостей носа и пазух, исследование дыхательной и обонятельной функций носа, рентгенография и компьютерная томография околоносовых пазух, риноцитограмма, кожные пробы с аллергенами.
При риноскопии отмечаются бледность или синюшность слизистых оболочек (изредка они имеют мраморный вид), их отек. Полипы в виде множественных, гладких, серых, по-
движных образований заполняют средний и общий носовые ходы. Ножки полипов выходят из ячеек решетчатого лабиринта, а основания находятся в самой пазухе. Полипозно изменяются средние и нижние носовые раковины. В полости носа — слизистое или слизисто-гнойное отделяемое.
Более информативными считаются компьютерная и магнитно-резонансная томографии, т. к. эти методы позволяют достоверно определить распространенность полипозного процесса.

— Наш читатель перенес радикальную операцию, но от полипозного риносинусита так и не избавился.
— Подходы к врачеванию все же нужно рассматривать в первую очередь с терапевтических позиций. Хирургическое вмешательство выполняется, ко-
гда консервативное лечение неэффективно.
К сожалению, существующие в настоящее время лекарственные средства лишь приостанавливают рост полипов и увеличивают промежутки между рецидивами, но полностью не излечивают.
Если консервативная терапия не дает результатов (продолжаются частые обострения), то прибегают к вынужденной, но необходимой мере — хирургическому удалению полипов из полости носа и околоносовых пазух.
Такие вмешательства сего-
дня минимально травматичны для пациента благодаря современным возможностям функциональной эндоназальной хирургии синусов (использование эндоскопов и шейверов). При этом полипы и патологическое содержимое из всех пораженных околоносовых пазух убираются полностью: хороший обзор операционного поля обес-
печивает точный контроль манипуляций. Эти мини-инвазивные операции эффективнее, чем классические (с радикальным удалением слизистой оболочки и носовых раковин): осложнений меньше, прогрессирование заболевания — реже.

Лечение по мировым схемам

— А какие схемы консервативной терапии применяются в мировой практике?
— Наиболее эффективное средство — глюкокортикостероиды. Эти препараты замедляют рост полипов и удлиняют периоды ремиссии. Они обладают выраженным и быстро проявляющимся противовоспалительным и иммуносупрессивным действием, уменьшают количество тучных клеток и выделяемых ими медиаторов, а также число эозинофилов, Т-лимфоцитов и клеток Лангерганса в слизистой оболочке дыхательных путей. Ингибируя синтез арахидоновой кислоты, кортикостероиды подавляют продукцию простагландинов и лейкотриенов, снижая тканевый отек. После хирургического вмешательства может использоваться как системная, так и топическая терапия кортикостероидами.
В лечении применяется короткий курс системной терапии. Назначается преднизолон в дозе 0,5–1 мг на 1 кг массы тела внутрь. Для профилактики побочных эффектов две трети суточной дозы следует принимать рано утром, одну треть — во время обеда. Указанный курс лечения рассчитан на 10 дней, затем суточная доза постепенно снижается (на 10 мг в день) до полной отмены на 14–16-й день лечения. Такая схема может применяться не чаще
2 раз в год при наличии противопоказаний к хирургическому вмешательству, частом рецидиве полипов, отсутствии эффекта от повторных операций.
Полипозный риносинусит, особенно ассоциированный с бронхиальной астмой, непереносимостью аспирина, назальной и бронхиальной гиперреактивностью, хорошо поддается комбинированному воздействию — терапии кортикостероидами и хирургическому методу. В этих ситуациях вмешательство выполняется на фоне короткого курса системных кортикостероидов: преднизолон в дозе 30–40 мг/сутки (20–30 мг в 8 час. утра + 10 мг в обед) в течение 3 дней — до и после операции. Кортикостероиды до вмешательства уменьшают размер полипов, снижают отек и кровоточивость тканей и позволяют хирургу выполнить работу с минимальной травмой,
сохраняя анатомические структуры и здоровую слизистую оболочку.
Однако из-за высокой биодоступности системные кортикостероиды угнетают гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему. Топические же кортикостероиды обладают высокой местной активностью и не вызывают системных эффектов, атрофии слизистой оболочки полости носа. Это беклометазона дипропионат, флутиказона пропионат и мометазона фуроат. Обычная их суточная дозировка при полипозном риносинусите — 400–600 мкг (по 2 инсуф-
фляции в каждую половину носа 2 раза в день).
В лечении также можно применять противогрибковые препараты. Промывать нос дважды в день в течение месяца раствором амфотерицина В — по 20 мл или итраконазола в концентрации 100 мг/мл. Для лечения наиболее тяжелых случаев полипозного риносинусита использовали итраконазол по следующей схеме: 400 мг/сутки в течение 2–4 недель, затем 200 мг/сутки еще 2–4 недели, а потом 100 мг/сутки — в течение месяца. При отсутствии эффекта прописывали итраконазол в дозе от 200 до 400 мг/сутки сроком на 1 год и более. Однако следует помнить о гепатотоксичности этого препарата при длительном приеме; высока и стоимость лечения (месячный курс — около 700$).
При сенсибилизации к пыльце растений, грибкам или домашней пыли показана специфическая иммунопрофилактика в сочетании с хирургической ревизией околоносовых пазух.
У больных с аспириновой триадой используют десенситизацию аспирином. Пациент получает его каждые 3 часа в возрастающих дозах (1-й день: 3–30–60 мг; 2-й день: 100–300–600 мг); после каждого приема — мониторинг функции внешнего дыхания (ФВД). При появлении бронхоспазма проводят соответствующее лечение; дозу, вызвавшую реакцию, не увеличивают до момента его снятия. При приеме больным ежедневно 600 мг аспирина толерантность к НПВС может сохраняться неопределенно долго. После отмены препарата исчезает в течение 2–14 дней. Надо помнить, что длительное применение больших доз аспирина вызывает побочные явления со стороны ЖКТ.
Для лечения рецидивирующего полипозного процесса в последние годы стали использовать упрощенную схему: 1-й день — 50 мг утром, 50 мг через 8 час.; 2-й день — 500 мг; 3-й день — 100 мг, и далее та же доза в течение 9 месяцев. Десенситизация проводится только в стационаре, перед первым приемом аспирина устанавливают внутривенный катетер на случай экстренных мероприятий. ФВД исследуют в начале лечения и после приема каждой последующей дозы аспирина, десенситизацию продолжают только в том случае, если показатели ФВД снижаются не более чем на 25% от исходных величин.
Для подавления продукции лейкотриенов сейчас существуют 4 препарата: зилеутон (ингибитор 5-липоксигеназы), зафирлукаст, пранлукаст и монтелукаст (антагонисты рецепторов LTD4); принимаются внутрь. У больных с аспириновой бронхиальной астмой антилейкотриеновые препараты — в группе средств базисной, профилактической терапии, хотя и не используются для купирования острых приступов бронхиальной обструкции.
Противовоспалительный препарат фенспирид тормозит пути метаболизма арахидоновой кислоты, уменьшая продукцию простагландинов и лейкотриенов. Его назначают в суточной дозе 240 мг в течение 3 месяцев.
При полипозно-гнойной форме хронического синусита комбинируют хирургическое вмешательство с антибиотикотерапией (макролиды, цефалоспорины II и III поколений и фторхинолоны) в комплексе с кортикостероидами, причем лечение проводят длительными курсами (до 3 месяцев и более).
Для предупреждения рецидива носовых полипов после хирургического вмешательства применяем также фуросемид. Лечение проводится в виде ингаляций повторными курсами — до 5 лет или короткими 5-дневными — в раннем послеоперационном периоде. Подготавливая больных с сопутствующей бронхиальной астмой и аллергическим ринитом к операции, используем плазмаферез и ультрафиолетовое облучение крови.
Применение синус-катетера ЯМИК эффективно в лечении рецидивов синусита после внутриносовых хирургических вмешательств. Введение в оперированные пазухи различных препаратов (антибиотики, амфотерицин В, гидрокортизон) при помощи ЯМИКа позволяет избежать повторных операций.
Мировой опыт показывает: лечение неосложненного полипозного риносинусита следует начинать с назначения топических кортикостероидов, в случае их недостаточной эффективности прибегать к хирургическому вмешательству.
Оптимальная тактика при рецидивирующем полипозном риносинусите — комбинация мини-инвазивного эндоскопического удаления полипов с короткими курсами системной и длительными курсами топической терапии глюкокортикоидами.

источник

Мне 38 лет, страдаю полипозным риносинуситом. Сделали радикальную операцию, но спустя некоторое время — рецидив. В последние годы «подключилась» бронхиальная астма…Взаимосвязаны ли эти заболевания? Можно ли полностью избавиться от полипозного риносинусита? Как сейчас его лечат?Александр, Брестская обл., вопрос задан по эл. почте.

На эти и другие вопросы читателей отвечает Иван Алещик, доцент кафедры оториноларингологии ГрГМУ, кандидат мед. наук.

Когда аспирин — ни на нюх

— Иван Чеславович, что представляет собой полипозный риносинусит и часто ли им болеют?
— Это хроническое воспалительное заболевание слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух характеризуется образованием и рецидивирующим ростом полипов, преимущественно из отечной ткани, инфильтрированной эозинофилами.
Распространенность среди жителей Европы — 1–4%. Болеют взрослые и дети старше 15 лет, причем частота развития недуга увеличивается с возрастом.

— Правда ли, что из-за полипозного риносинусита может развиться бронхиальная астма?— Говорить о прямой зависимости нельзя. И даже наоборот, полипы в носу растут у больных бронхиальной астмой. Существует много теорий возникновения полипов — инфекционно-аллергическая, аутоиммунная, нервно-трофическая, грибковая, из-за хронической персистенции вирусов в слизистой оболочке полости носа, генетическая (конституционная), многофакторная… Точная причина полипозного риносинусита до конца не ясна. Однако установлено, что это заболевание, будучи одним из проявлений общей патологии дыхательных путей, тесно связано с патогенезом бронхиальной астмы, муковисцидоза и аллергией на препараты пиразолонового ряда.

Недуг чаще развивается у больных хроническим синуситом на фоне иммунопатологических изменений, что приводит к гиперплазии (разрастанию) слизистой.
А аспирининдуцированные полипы носа — это симптом тяжелого заболевания, известного под названием астматической триады, синдрома Видаля, аспириновой болезни. Помимо ринологических проявлений характерно тяжелое течение бронхиальной астмы. Такие больные не переносят аспирин и другие нестероидные противовоспалительные препараты, производные пиразолонового ряда (анальгин, амидопирин). У них нарушается обмен арахидоновой кислоты, увеличивается уровень лейкотриенов и эозинофилов в крови и полости носа. Появляется стойкий диффузный отек слизистой оболочки в клетках решетчатого лабиринта, далее через средний носовой ход полипы растут в полость носа.

Диагностика — не в лабиринте

— Сложно ли установить диагноз?
— Пациенты с полипозным риносинуситом жалуются на затруднение носового дыхания, выделения из полости носа (серозные, слизистые или слизисто-гнойные), нарушение обоняния, периодическую или постоянную головную боль, дискомфорт в околоносовых пазухах, многократное чихание, плохой сон из-за сухости во рту.
Для диагностики используются передняя, средняя и задняя риноскопия, эндоскопия полостей носа и пазух, исследование дыхательной и обонятельной функций носа, рентгенография и компьютерная томография околоносовых пазух, риноцитограмма, кожные пробы с аллергенами.
При риноскопии отмечаются бледность или синюшность слизистых оболочек (изредка они имеют мраморный вид), их отек. Полипы в виде множественных, гладких, серых, по-
движных образований заполняют средний и общий носовые ходы. Ножки полипов выходят из ячеек решетчатого лабиринта, а основания находятся в самой пазухе. Полипозно изменяются средние и нижние носовые раковины. В полости носа — слизистое или слизисто-гнойное отделяемое.
Более информативными считаются компьютерная и магнитно-резонансная томографии, т. к. эти методы позволяют достоверно определить распространенность полипозного процесса.

Таблетка или скальпель?

— Наш читатель перенес радикальную операцию, но от полипозного риносинусита так и не избавился…
— Подходы к врачеванию все же нужно рассматривать в первую очередь с терапевтических позиций. Хирургическое вмешательство выполняется, ко-
гда консервативное лечение неэффективно.
К сожалению, существующие в настоящее время лекарственные средства лишь приостанавливают рост полипов и увеличивают промежутки между рецидивами, но полностью не излечивают.
Если консервативная терапия не дает результатов (продолжаются частые обострения), то прибегают к вынужденной, но необходимой мере — хирургическому удалению полипов из полости носа и околоносовых пазух.
Такие вмешательства сего-
дня минимально травматичны для пациента благодаря современным возможностям функциональной эндоназальной хирургии синусов (использование эндоскопов и шейверов). При этом полипы и патологическое содержимое из всех пораженных околоносовых пазух убираются полностью: хороший обзор операционного поля обес-
печивает точный контроль манипуляций. Эти мини-инвазивные операции эффективнее, чем классические (с радикальным удалением слизистой оболочки и носовых раковин): осложнений меньше, прогрессирование заболевания — реже.

Лечение по мировым схемам

— А какие схемы консервативной терапии применяются в мировой практике?
— Наиболее эффективное средство — глюкокортикостероиды. Эти препараты замедляют рост полипов и удлиняют периоды ремиссии. Они обладают выраженным и быстро проявляющимся противовоспалительным и иммуносупрессивным действием, уменьшают количество тучных клеток и выделяемых ими медиаторов, а также число эозинофилов, Т-лимфоцитов и клеток Лангерганса в слизистой оболочке дыхательных путей. Ингибируя синтез арахидоновой кислоты, кортикостероиды подавляют продукцию простагландинов и лейкотриенов, снижая тканевый отек. После хирургического вмешательства может использоваться как системная, так и топическая терапия кортикостероидами.
В лечении применяется короткий курс системной терапии. Назначается преднизолон в дозе 0,5–1 мг на 1 кг массы тела внутрь. Для профилактики побочных эффектов две трети суточной дозы следует принимать рано утром, одну треть — во время обеда. Указанный курс лечения рассчитан на 10 дней, затем суточная доза постепенно снижается (на 10 мг в день) до полной отмены на 14–16-й день лечения. Такая схема может применяться не чаще
2 раз в год при наличии противопоказаний к хирургическому вмешательству, частом рецидиве полипов, отсутствии эффекта от повторных операций.
Полипозный риносинусит, особенно ассоциированный с бронхиальной астмой, непереносимостью аспирина, назальной и бронхиальной гиперреактивностью, хорошо поддается комбинированному воздействию — терапии кортикостероидами и хирургическому методу. В этих ситуациях вмешательство выполняется на фоне короткого курса системных кортикостероидов: преднизолон в дозе 30–40 мг/сутки (20–30 мг в 8 час. утра + 10 мг в обед) в течение 3 дней — до и после операции. Кортикостероиды до вмешательства уменьшают размер полипов, снижают отек и кровоточивость тканей и позволяют хирургу выполнить работу с минимальной травмой,
сохраняя анатомические структуры и здоровую слизистую оболочку.
Однако из-за высокой биодоступности системные кортикостероиды угнетают гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему. Топические же кортикостероиды обладают высокой местной активностью и не вызывают системных эффектов, атрофии слизистой оболочки полости носа. Это беклометазона дипропионат, флутиказона пропионат и мометазона фуроат. Обычная их суточная дозировка при полипозном риносинусите — 400–600 мкг (по 2 инсуф-
фляции в каждую половину носа 2 раза в день).
В лечении также можно применять противогрибковые препараты. Промывать нос дважды в день в течение месяца раствором амфотерицина В — по 20 мл или итраконазола в концентрации 100 мг/мл. Для лечения наиболее тяжелых случаев полипозного риносинусита использовали итраконазол по следующей схеме: 400 мг/сутки в течение 2–4 недель, затем 200 мг/сутки еще 2–4 недели, а потом 100 мг/сутки — в течение месяца. При отсутствии эффекта прописывали итраконазол в дозе от 200 до 400 мг/сутки сроком на 1 год и более. Однако следует помнить о гепатотоксичности этого препарата при длительном приеме; высока и стоимость лечения (месячный курс — около 700$).
При сенсибилизации к пыльце растений, грибкам или домашней пыли показана специфическая иммунопрофилактика в сочетании с хирургической ревизией околоносовых пазух.
У больных с аспириновой триадой используют десенситизацию аспирином. Пациент получает его каждые 3 часа в возрастающих дозах (1-й день: 3–30–60 мг; 2-й день: 100–300–600 мг); после каждого приема — мониторинг функции внешнего дыхания (ФВД). При появлении бронхоспазма проводят соответствующее лечение; дозу, вызвавшую реакцию, не увеличивают до момента его снятия. При приеме больным ежедневно 600 мг аспирина толерантность к НПВС может сохраняться неопределенно долго. После отмены препарата исчезает в течение 2–14 дней. Надо помнить, что длительное применение больших доз аспирина вызывает побочные явления со стороны ЖКТ.
Для лечения рецидивирующего полипозного процесса в последние годы стали использовать упрощенную схему: 1-й день — 50 мг утром, 50 мг через 8 час.; 2-й день — 500 мг; 3-й день — 100 мг, и далее та же доза в течение 9 месяцев. Десенситизация проводится только в стационаре, перед первым приемом аспирина устанавливают внутривенный катетер на случай экстренных мероприятий. ФВД исследуют в начале лечения и после приема каждой последующей дозы аспирина, десенситизацию продолжают только в том случае, если показатели ФВД снижаются не более чем на 25% от исходных величин.
Для подавления продукции лейкотриенов сейчас существуют 4 препарата: зилеутон (ингибитор 5-липоксигеназы), зафирлукаст, пранлукаст и монтелукаст (антагонисты рецепторов LTD4); принимаются внутрь. У больных с аспириновой бронхиальной астмой антилейкотриеновые препараты — в группе средств базисной, профилактической терапии, хотя и не используются для купирования острых приступов бронхиальной обструкции.
Противовоспалительный препарат фенспирид тормозит пути метаболизма арахидоновой кислоты, уменьшая продукцию простагландинов и лейкотриенов. Его назначают в суточной дозе 240 мг в течение 3 месяцев.
При полипозно-гнойной форме хронического синусита комбинируют хирургическое вмешательство с антибиотикотерапией (макролиды, цефалоспорины II и III поколений и фторхинолоны) в комплексе с кортикостероидами, причем лечение проводят длительными курсами (до 3 месяцев и более).
Для предупреждения рецидива носовых полипов после хирургического вмешательства применяем также фуросемид. Лечение проводится в виде ингаляций повторными курсами — до 5 лет или короткими 5-дневными — в раннем послеоперационном периоде. Подготавливая больных с сопутствующей бронхиальной астмой и аллергическим ринитом к операции, используем плазмаферез и ультрафиолетовое облучение крови.
Применение синус-катетера ЯМИК эффективно в лечении рецидивов синусита после внутриносовых хирургических вмешательств. Введение в оперированные пазухи различных препаратов (антибиотики, амфотерицин В, гидрокортизон) при помощи ЯМИКа позволяет избежать повторных операций.
Мировой опыт показывает: лечение неосложненного полипозного риносинусита следует начинать с назначения топических кортикостероидов, в случае их недостаточной эффективности прибегать к хирургическому вмешательству.
Оптимальная тактика при рецидивирующем полипозном риносинусите — комбинация мини-инвазивного эндоскопического удаления полипов с короткими курсами системной и длительными курсами топической терапии глюкокортикоидами.

Читайте также:  Что нельзя делать на физкультуре при астме

Полипы носа приводят к стойкому затруднению дыхания через нос. вплоть до полной невозможности. Их считают доброкачествен­ ными разрастаниями слизистой полости носа и придаточных пазух (например, гайморовых). Часто возникают из-за воспаления прида­ точных пазух.

Полипы могут быть огромныз размеров, заполняя всю полость носоглотки. Общий их объем может до­стигать 300 смЗ. Полипы носа не только затрудняют дыхание, но и сопровождаются у многих пациентов непереносимостью аспирина, диклофенака, анальгина, других жаропонижающих и обезболиваю­щих. Наиболее же опасна другая статистика: примерно у каждого третьего пациента полипы связаны с куда более тяжёлым заболе­ванием — бронхиальной астмой.

Почему вообще возникают поли­пы? Каким признаком состояния ор­ганизма их считать? На эти и многие другие вопросы сегодня и отвечает кандидат медицинских наук Евгений Николаевич САВЕЛЬЕВ.

— Евгений Николаевич, к по­явлению полипов приводят про­студные заболевания?

— Это практически всегда след­ствие простудных и аллергических заболеваний. К полипам приводят, например, вазомоторные риниты — отёки слизистых носа и носовых ра­ковин. Осложнения, «невылеченность» приводят к увеличению и гипертрофии носовых раковин. Это так называемые гипертрофические риниты. Результат — полипозные из­менения слизистых носа, связанные с аллергическими проявлениями, иммунными изменениями внутри носа.

— Евгений Николаевич, с чем это связано?

— Современные методы, конечно, появляются. И мы делаем подобные операции на очень со­ временном оборудовании. Просто лечение такого, казалось бы, нехитрого заболевания, как удаление полипов носа требуют совместных усилий врачей разных специальностей. Отоларинголог? Бесспорно! Но полипы — это про­явление бронхиальной астмы. По­этому таким пациентом должен заниматься и аллерголог. А еще лучше, чтобы перед лечащим вра­чом была полная картина. Соста­вить ее могут те специалисты, которые наблюдают человека. По­неволе заскучаешь о временах, когда диспансеризация была обя­зательной для всех.

— В вашей практике удаление полипов — самая распространен­ная операция?

— Да, если не считать операций, связанных с осложнениями после гайморитов носа. Один из крайних методов лечения гайморита — пунк­ции (проколы) гайморовых пазух. В практике моего отделения опера­ции последствий гайморита зани­мают второе место — около двухсот в год. Реже мы проводим удаление папиллом в носу, в глотке. Конечно, удаления, связанные с изменения­ми узелков голосовых связок, в по­ликлинических условиях проводятся крайне осторожно. Не все опухоли, новообразования просты и безо­пасны для операции в поликлинике. Если речь идёт об общем нарко­зе, профессионалы не возьмутся за операцию в поликлинических усло­виях. Этот тип операций я отношу к «тонким» и исповедую принцип «не навреди».

Другая сторона этого отноше­ния — мало доступных специализи­рованных клиник. Вот, например, вскрытие абсцесса миндалин. В хо­рошей поликлинике в своё время та­кие операции были поставлены «на поток». Согласен, лучше этим зани­маться в условиях стационара. Луч­ше, но не всегда возможно. Почему? Даже в Москве, когда госпитализа­цию больного с показаниями для не­медленной операции проводит «ско­рая», до операции пройдут сутки. Не хватает инфекционных больниц, подготовленных стационаров, где подобные операции всегда должны проводиться безотлагательно. При­везла «скорая» больного в клинику, а там половина пациентов — извини­те, «бомжи». И обслуживание соот­ветствующее. Пока врачи разберут­ся, кто есть кто… А время уходит.

— Операции по удалению полипов не связаны с сезонностью?

— Нет. Есть пациенты, которым полипы удаляют по десятку раз. Вы­ растают через несколько месяцев вновь. Сейчас, правда, появился ряд препаратов, которые способствуют удачному лечению. Те больные, которые эти препараты получают, как правило, забывают о повторных операциях. За последние пять лет, со времени распространения таких препаратов, количество больных неуклонно снижается.

А вообще операции не идут на пользу больным. Ведь это слизистая! Очень тонкая вещь. Медики всё чаще пытаются лечить полипы гормональными препаратами. Акси­ома: активность бронхиальной аст­мы и рост полипов в носу — это вза­имосвязанные процессы. Увы, здесь практически прямая взаимосвязь: появились полипы в носу — жди по­явления астматических компонен­тов, бронхиальной астмы.

— А препараты, которые вы упоминали, дорогие?

— Всё сравнительно. Стоят около 700 рублей. Но эффективны.

— Полипы в ухе менее безо­бидны?

— Да, с ними сложнее. Их «про­сто так» не удалишь, потому что ря­дам проходит лицевой нерв. Иногда е этим связаны большие осложне­ния, Операции на ушах считаются непростыми.

— Чем грозят неудаленные по­липы в носу?

— Пациенты жалуются на за­ трудненность носового дыхания, Что такое носовые полипы? Это грыжеобразные выпячивания сли­ зистой, Что такое слизистая? Это масса мелких желез. Они полнокровны. Они вырабатывают массу слизи. Их нервные окончания по­стоянно раздражены кровью, тка­невой жидкостью. Они разбухают, они обильны своим содержимым. Под своей тяжестью они начинают вытягиваться. Полипы можно срав­нить с виноградинами. Какие-то из них на ножке, какие-то — на широ­ком основании. В любом случае, их требуется удалить. Как прави­ло, удаление проходит под местной анестезией. Традиционно полипы, действительно, удаляются так на­зываемой «полипной петлей» или просто прижигаются. Сейчас тенденция — к щадящему удалению. Задача — минимально травмиро­вать слизистую. Поэтому всё чаще применяются ультразвуковые или лазерные способы удаления.

Но неизменным остается глав­ное. Вне зависимости от методов удаления, мы понимаем, что слизи­стая уже не в порядке. В организ­ме в целом проходят нехорошие изменения. Повторюсь, подобные заболевания характерны для ал­лергиков, астматиков, хотя это и две стороны «одной медали». По­этому дальнейшее медикаментоз­ное назначение препаратов должно вести к уменьшению отека, к умень­шению выработки железами слизи. Задача-максимум — нормализация носового дыхания.

— Можно ли говорить, что по­липы — это результат генетиче­ской предрасположенности орга­низма?

— В принципе, да. Но нужны еще и определенные условия прожива­ния, образ жизни, чтобы этот генети­ческий механизм «запустился». Там, где экология не так разрушена, и о полипах вспоминают не столь часто.

— Итак, полипы — «звонок» бронхиальной астмы. Объясните, где здесь смычка между отола­рингологами и аллергологами.

— Отоларинголог приводит в норму верхний отдел дыхательных путей. Бронхиальная астма — бо­лезнь всего организма. Она меня­ет не только слизистую носа. Вся слизистая полнокровна, отечна. По­чему затруднено дыхание в лег­ких? Там тоже происходят измене­ния. Естественно, во многих случаях необходимы совместные усилия и аллергологов, и терапевтов, и ото­ларингологов, и пульмонологов.

Со стороны нашей специаль­ности главное — помочь носовому дыханию. И здесь все средства хороши.

Также и с гайморитами. Напри­мер, один из самых известных вра­чей моей специальности считает, что пункция — это «золотой стан­дарт» отоларингологии. Прокол в пазухе несет и диагностическую, и лечебную нагрузку. Но внедряются и новые, беспункционные методы лечения гайморитов. Применяются и введения внутриносовых блокад. Эти методы универсальны и всё чаще применяются при самых раз­личных нарушениях дыхания носа. Чисто хирургическими такие вмеша­тельства назвать трудно.

— Операции по удалению по­липов не сложные?

— К любому оперативному вме­шательству надо готовиться и под­ходить с полной ответственностью. Необходимы свежие анализы кро­ви на свертываемость, на время кровотечения. Необходима рабо­та анестезиолога. Даже если опе­рация предстоит молодому челове­ку. Но и у молодого здорового тоже так просто полипы не растут. Значит, и такому пациенту необходимо сде­лать ЭКГ, снимок придаточных пазух носа. Нужна полная картина состоя­ния. К мужчинам вообще приходит­ся относиться более внимательно. Женщины терпеливее и предсказуемее, они, например, не так склон­ны, в отличие от мужиков, падать в обмороки.

Беседу вёл Серафим БЕРЕСТОВ

Если у Вас есть жалобы на постоянную заложенность носа, головные боли и нарушение обоняния. Что может являться причиной и к какому врачу лучше обратиться? С такими жалобами часто обращаются пациенты с полиппозом носа. Хотя для того, чтобы установить точный диагноз «полиппозный синусит», пациента должен осмотреть ЛОР-врач.

Полипы – это доброкачественное образование полости носа и придаточных пазух. Они образуются из слизистой оболочки околоносовых пазух, чаще всего начинают расти из решётчатого лабиринта на фоне хронического воспаления слизистой и общего повышенного аллергофона организма. На фоне не леченных хронических насморков (ринитов), гайморитов, синуситов слизистая носа и околоносовых пазух пропитывается инфекцией и возникает аллергизация организма. В дальнейшем, как правило, вырастают полипы и развивается бронхиальная астма.

Но точная причина возникновения полипов медицине до сих пор неизвестна, поэтому удалять их приходится по много раз, и они снова появляются. Ходит даже легенда, что один миллионер много лет тому назад положил в швейцарский банк миллион долларов и завещал их вручить тому, кто найдёт радикальное средство излечения от полипов. Но до сих пор этот миллион лежит в швейцарском банке и уже «оброс» баснословными процентами.

Полиппозный синусит – это воспаление полиппозно изменённой слизистой оболочки придаточных (или околоносовых) пазух носа. Основные симптомы, которые должны насторожить и заставить обратиться к врачу, — это стойкое затруднение носового дыхания и заложенность носа, снижение или полная потеря обоняния, ощущение постоянного дискомфорта в носу или чувство инородного тела, головные боли, болевые ощущения в области околоносовых пазух, голос приобретает гнусавый оттенок.

При длительном и неправильно леченном воспалении слизистой носа заболевание может перейти в хроническую форму. Если и на этом этапе пациент не обращается к отоларингологу, то слизистая оболочка постепенно разрастается и в определённый момент просто не помещается в пазухе, выходя за её пределы, то есть в полость носа. Это и есть полип.

Диагноз подтверждается рентгенографией или компьютерной томографией придаточных пазух носа. Компьютерная томография позволяет более точно определить область поражения пазух.

Лечить полипы носа можно как консервативно, так и хирургически. Практика показывает, что наиболее эффективен комплексный подход: хирургическое удаление полипов с последующим курсом местного консервативного лечения.

Удаление полипов может производиться двумя методами. Самый распространённый на сегодняшний день – удаление полипов при помощи полипной петли. Это довольно болезненный процесс, сопровождающийся кровотечением. К тому же врач может удалить только те полипы, которые видит в полости носа. Удалить полипы непосредственно из пазух носа и, тем более, устранить анатомические причины их появления невозможно.

Есть и второй метод, на сегодня самый эффективный и щадящий – так называемая функциональная эндоскопическая эндоназальная хирургия полости носа и придаточных пазух. Используя специальное эндоскопическое оборудование, хирург способен оперировать во всех доступных и малодоступных отделах полости носа и пазух. Важное достоинство этого метода – то, что операция проводится через нос, эндоназально под контролем эндовидеоаппаратуры.

Не производится никаких разрезов. Под местной анестезией удаляются полипы при помощи специального инструмента – шейвера. Он как будто «стрижёт» полипы, измельчает и засасывает их. Шейвер работает с точностью до миллиметра в пределах здоровой слизистой оболочки и наносит ей минимум травм. Преимуществом является и небольшая кровоточивость. Но главное то, что хирург видит всё, что он делает, что обеспечивает полное удаление полипов из полости носа, гайморовых пазух и решётчатого лабиринта и создаёт наилучшие условия для дальнейшего лечения специальными ингаляторами, чтобы не возник рецидив роста полипов. Применение эндоскопической эндоназальной хирургии позволяет на долгое время прекратить рост полипов.

При выявлении аллергии одновременно проводится и противоаллергическое лечение. Физио-лечение при полиппозном синусите противопоказано. Из народных средств можно попробовать делать промывания носа подсушивающими и дубящими настоями травы чистотела, шалфея, ромашки, коры дуба. Столовую ложку сухой травы заварить в стакане кипятка, настоять, процедить и промывать нос. Но это целесообразно делать при небольших полипах или уже после операции.

Читайте также:  Можно ли применять гексорал при астме

источник

Полость носа, околоносовые пазухи и трахеобронхиальное дерево представ­ляют собой единое целое, и это объясняет частое сосуществование бронхиальной астмы, вазомоторного ринита и полипозного риносинусита.

Возможными причинами сочетания ринита и бронхиальной астмы являются сходное строение мерцательного эпителия, участие в патогенезе аллергии и иден­тичность вызывающих болезнь аллергенов, наследование атонии (H.M.Druce,1990). Другой возможный нейрорефлекторный механизм развития сочетанной па­тологии — ринобронхиальная гиперреактивность и ринобронхиальный рефлекс (М.С.Плужников и соавт., 1986; Муминов А.И. и соавт., 1987; С.В.Рязанцев и М.Халяби, 1990; J.Kaufman, G.W.Wright, 1969).

Хотя патогенез аспириновой триады еще не изучен до конца, современные представления связывают его, хотя бы отчасти с нарушением биосинтеза эйкоза-ноидов (W.L.Smith et al., 1991). Эйкозаноиды — это быстро синтезирующиеся и бы­стро распадающиеся продукты метаболизма арахидоновой кислоты, образую­щиеся из нее при воздействии циклооксигеназы или липоксигеназы. Под воздей­ствием первой из арахидоновой кислоты образуются простогландины и тромбок-саны, под воздействием второй — лейкотриены и гидроксиэйкозатетраноидная кислота. Аспирин обладает конкурентным действием по отношению к арахидо­новой кислоте и, присоединяясь к рецепторам цикооксигеназы и блокируя их, оставляет возможным только один, липоксигеназный путь метаболизма арахидо­новой кислоты. Продукты данного пути метаболизма являются потенциальными бронхоконстрикторами и кроме того повышают сосудистую проницаемость, ре­зультатом чего являются отек слизистой оболочки дыхательных путей и увеличе­ние ее секреции. Клинически это проявляется приступами бронхиальной астмы, а также симптомами со стороны слизистой оболочки глаз и полости носа (McFadden etal., 1997).

Лечение полипозного синусита в тех случаях, когда он сочетается с бронхи­альной астмой и непереносимостью аспирина, является сложной задачей. Перед хирургом встают две основные проблемы. Во-первых, любая операция у больного с бронхиальной астмой или аспириновой триадой является мощным провоцирую­щим фактором и может вызвать обострение бронхиальной астмы вплоть до астма­тического статуса. Во-вторых, хирургическое лечение полипоза носа у таких боль­ных, как правило, малоэффективно: удаление полипов в случаях, когда болезнь протекает на фоне выраженной сенсибилизации и нарушений в иммунной системе, приводит лишь к кратковременному улучшению носового дыхания. В условиях неконтролируемого реактивного послеоперационного отека образование новых полипов в первые же месяцы или даже недели после вмешательства вновь приво­дит к рецидиву. В результате этого многие пульмонологи и даже оториноларингологи часто рекомендуют больным с бронхиальной астмой воздерживаться от полипотомии.

Элементарная логика убеждает нас в целесообразности оперативного вме­шательства, так как восстановление носового дыхания и санация околоносовых пазух приводят к достижению ремиссии в течении бронхиальной астмы. Два до­стижения современной медицинской науки расширяют наши возможности в лече­нии данной патологии: эндоскопическая ринохирургия и новые формы кортикос-тероидных препаратов. Использование эндоскопов позволяет тщательно удалить полипы, под контролем зрения выполнить ревизию всех околоносовых пазух и восстановить их нормальный дренаж и аэрацию (D.W.Kennedy, 1985; A.A.Sobieh, H.Stammberger, 1990), Однако, при бронхиальной астме и аспириновой триаде операция должна являться только частью комплексного лечения.

Современные интраназальные кортикостероидные аэрозоли оказывают вы­раженное противовоспалительное и десенсибилизирующее действие за счет уменьшения количества тучных клеток и выделяемых ими медиаторов, снижая уровни тканевой эозинофилии, секреции слизистой оболочки, продукции лейкотриенов и иммуноглобулина В, а также снижения чувствительности рецепторов слизистой оболочки носа к гистамину и механическим раздражителям.

источник

Аспириновая триада – это заболевание, которое характеризуется наличием трех основных симптомов. Это бронхиальная (аспириновая) астма, полипы в носу и непереносимость препарата Аспирин. Триада также включает последствия для организма, которые приносят эти нарушения. Они касаются пищеварительной, дыхательной системы, слизистых оболочек и органов эндокринной системы.

Аспирин – это известное жаропонижающее и обезболивающее средство, которое принимал каждый человек хоть раз в жизни. Но для некоторых людей свойства ацетилсалициловой кислоты могут быть пагубным, так как вещество вносит изменения в состав крови. Как результат, прием обезболивающего лекарства может привести к опасному состоянию.

Триаду еще можно называть бронхиальной астмой, так как у половины пациентов состояние сопровождается частыми приступами удушья. И это является результатом приема лекарственного средства Аспирин.

Основной причиной аспириновой астмы является прием препарата Аспирин. Но это далеко не последний фактор появления триады.

Что может спровоцировать аспириновую астму:

  • прием нестероидных противовоспалительных препаратов;
  • лечение салицилатами, полициклическими кислотами;
  • длительная терапия лекарствами Ибупрофен, Кетопрофен, Индометацин;
  • употребление пищи, в составе которой есть салицилаты;
  • наличие в рационе консервантов с добавлением ацетилсалициловой кислоты.

У некоторых людей это состояние легко снимается противоаллергическими средствами и лекарствами против аспириновой астмы. Но большинство пациентов требуют специализированной помощи и назначения комплексного лечения.

Аспириновая астма – это такое состояние, при котором меняется формула крови, и наибольшее значение имеют цистеиновые лейкоцитены. Эти вещества способствуют появлению отека, повышению секреции бронхов и гиперсекрецию слизи из носа.

Для аспириновой астмы характерны такие состояния, как нарушение функции иммунной и эндокринной системы. Уже из этого вытекают типичные для триады симптомы. Обычно аспириновая астма начинается с продолжительного насморка, ринита, который у многих людей переходит в полипы. Проявляется это состояние ринореей, заложенностью носа, нарушение ощущения запаха, головной болью, болезненностью в области гайморовых пазух и надбровных дуг.

Более половины больных с полипами начинают страдать от удушья в результате приема нестероидных противовоспалительных препаратов. Аспириновая астма также может проявиться после таких оперативных вмешательств, как полипэкомия.

Аспириновая триада имеет такие основные симптомы:

  • покраснение лица, воспаление конъюнктивы;
  • ринит, сухой кашель, отек Квинке;
  • болезненность в животе, тошнота и рвота.

Самым опасным состоянием является астматический статус, что может закончиться для человека остановкой дыхания и смертью. Предшествующими признаками выступают шок и потеря сознания.

Бронхиальная астма значительно отличается от типичного аллергического удушья, так как не связана с гистаминовыми рецепторами. В начале заболевания оно практически не отличается от обычного насморка. Затем уже можно наблюдать, как ринит плавно переходит в полипы носа.

В острый период аспириновой астмы можно наблюдать такие признаки:

  • повышение температуры тела;
  • покраснение и воспаление слизистой глаз;
  • расстройство пищеварения;
  • боль в эпигастральной области.

Приступы астмы обычно бывают тяжелыми, что сопровождается отеком слизистой носа, обильным выделением слизи. Человек может потерять сознание. При появлении приступа человек нуждается в немедленной медицинской помощи, важно своевременное внутривенное введение кортикостероидных препаратов.

Для выявления аспириновой триады врач собирает анамнез жизни и заболеваний, проводит внешний осмотр пациента и назначает лабораторные анализы. Для предварительного диагноза достаточно подтвердить наличие полипов и астму. Если же у пациента отмечаются только полипы, это исключает такое нарушение, как аспириновая триада.

Исследования при непереносимости аспирина:

  • лабораторная диагностика показывает эозинофилию, инфильтрацию слизистой носа, нарушение обмена глюкозы;
  • рентгенография показывает значительное увеличение придаточных пазух, их гипертрофия обязательно сочетается с наличием полипов;
  • проводится провокационная проба, но это опасная процедура, которую может проводить только опытный специалист.

После подтверждения диагноза пациенту назначаются лекарственные средства и даются рекомендации по поводу профилактики тяжелых приступов.

Проводится симптоматическое лечение для устранения проявлений ринита, полипов и астмы. Больному следует постоянно заниматься профилактикой осложнений, что и есть основной задачей лечения.

Комплексный подход к терапии подразумевает полное исключение Аспирина и всех нестероидных противовоспалительных препаратов. Перед приемом любого средства человек должен внимательно почитать состав, и только убедившись в отсутствии аспирина, принимать лекарство.

Важно знать другие названия Аспирина – ацетилсалициловая кислота, ацетат салициловой кислоты.

Людям с триадой также придется внимательно знакомиться с составом продуктов, ведь нужно исключить такое вещество, как тартриазин, желтый пищевой краситель. Около половины пациентов не переносят его, проба показывает положительную реакцию.

Проводится симптоматическое лечение ринита и синусита. Назначаются кортикостероидные лекарственные средства. В некоторых случаях медикаментозное лечение оказывается неэффективным, тогда назначается хирургическая операция.

Медикаментозное лечение включает назначение ингаляционных кортикостероидных препаратов и бронходилаторов. Показан прием лекарств Мометазон, Флутиказон, Беклометазон.

Для профилактики тяжелых последствий из рациона нужно исключить:

  • все продукты, содержащие природные салицилаты – это яблоки, лимоны, виноград, грейпфрут, сливы, артишок, огурцы, помидоры, перец и многие другие;
  • пищу с желтым красителем, тартразином, а также пиво, фруктовые напитки, таблетки и драже желтого цвета;
  • продукты содержание такие добавки, как E 124, 151, 249-295, 127, 122, 321, 102;
  • некоторые гастрономические изделия, включая колбасы, ветчину, буженину, сосиски.

Посещает заведения общественного питания, нужно обязательно уточнять полный состав блюда и напитков, которые подают. Продуктов в группе риска очень много, потому полностью уберечь себя получается не всегда. В случае приступа нужно следовать всем наставлениям врача и при необходимости вызвать скорую помощь.

источник

Аспириновая бронхиальная астма — это особый вариант бронхиальной астмы, псевдоаллергическое хроническое воспаление дыхательных путей, обусловленное повышенной чувствительностью к нестероидным противовоспалительным средствам (НПВС) и природным салицилатам, которое проявляется заложенностью носа, ринореей, затруднением дыхания, кашлем, приступами удушья.

Возникает в возрасте 30-50 лет, у женщин в 2 раза чаще. Составляет 9-22 % от всех случаев бронхиальной астмы. Среди больных, одновременно страдающих бронхиальной астмой, синуситами и полипами носа, непереносимость аспирина встречается у 30-40%.

Классическая аспириновая триада включает непереносимость аспирина, полипы носа и бронхиальную астму. Аспириновая бронхиальная астма может протекать без ринита, синусита и полипов носа. Складываясь из триады симптомов, аспириновая астма может порой не проявляться одним из своих симптомов, и тогда говорят о неразвёрнутой астматической триаде.

Причины возникновения и механизм развития аспириновой астмы

Механизм развития бронхоспазма и связанных с ним приступов удушья при аспириновой астме обусловлен нарушением метаболизма арахидоновой кислоты под действием НПВС. При этом в избытке образуются медиаторы воспаления – цистеиниловые лейкотриены, которые усиливают воспалительный процесс в дыхательных путях и приводят к развитию бронхоспазма, провоцируют избыточную секрецию бронхиальной слизи, повышают сосудистую проницаемость. Это позволяет считать данную патологию респираторной псевдоаллергией.

Аспириновая бронхиальная астма имеет тяжелое течение, слабо реагирует на введение бронхолитиков и требует раннего назначения ингаляционных глюкокортикостероидов для предотвращения осложнений.

Причина возникновения аспириновой бронхиальной астмы обусловлена повышенной чувствительностью к аспирину и другим НПВС. Возможна гиперреакция и на природные салицилаты, желтый краситель тартазин, а также различные консервированные продукты, в состав которых входят производные салициловой и бензойной кислоты.

Степени тяжести АБА

• интермиттирующая — проявление патологии не чаще 1 раза в неделю днем и до 2 раз в месяц в ночное время;

• персистирующая в легкой стадии — в дневное время проявляется до 2-3 раз в течение недели, в ночное — более 2 раз;

• персистирующая в средней стадии — патология беспокоит ежедневно, обостряется в период физической активности; в ночное время наблюдается 1-2 раза в течение недели;

• персистирующая тяжелой степени — носит постоянный характер, при незначительных нагрузках обостряется; проявляется довольно часто и в ночное время.

Клиническое течение аспириновой бронхиальной астмы

• в раннем возрасте предшествует хронический ринит, который может обостряться при применении аспирина;

• позже появляются полипы носа, гипертрофический синусит, гнойный синусит, эозинофилия, бронхиальная астма.

Симптомы непереносимости НПВС

• боли в животе, сопровождающиеся тошнотой и рвотой.

Диагностика АБА

Диагноз «астма» пациенту выставляют на основании данных анамнеза, клинической картины и т.д. Несколько отличается в этом плане диагностика гиперчувствительности к аспирину. Есть специальный тест, при котором пациент получает нестероидные вещества в постепенно возрастающих дозах. Если организм пациента не отвечает на попадание в него 650 мг препарата, то считается, что пациент не имеет гиперчувствительности.

Эта процедура должна проводиться строго в условиях стационара и под контролем медиков. У них должны быть все необходимые средства для оказания первой медицинской помощи пациенту, ведь ответ на раздражитель со стороны организма может быть очень выраженным.

Дифференциальная диагностика аспириновой астмы проводится с:

• хронической обструктивной болезнью легких;

• острой респираторной инфекцией;

• туберкулезными и опухолевыми поражениями бронхов;

Лечение аспириновой астмы

Основа лечения аспириновой астмы не будет существенно отличаться от терапии заболевания обычной формы. Единственной поправкой будет полный отказ от приема НПВС.

Средства, применяемые для терапии астмы, делят на такие группы:

1. Препараты профилактического действия (помогают избегать возможных обострений):

• системные стероиды, применяются в случае неэффективности ингаляционных;

• антагонисты лейкотриеновых рецепторов.

2. Препараты для оказания скорой помощи (для устранения признаков обострения болезни, в том числе, признаков удушья):

• бронхорасширяющие препараты b2-агонисты быстрого действия;

• стероиды для приема перорально (внутрь);

• терапия О2 (кислородолечение);

• доза адреналина — используют при тяжелых случаях удушья.

Профилактика АБА

Для успешного контроля течения патологии важно, чтобы больной не принимал:

• препараты пиразолонового ряда (анальгин, амидопирин, реопирин, спазмалгон, темпалгин, баралгин, теофедрин и др.); ацетилсалициловую кислоту и препараты ее содержащие (плидол, томапирин, цитрамон и др.); другие НПВС и средства, имеющие их в своем составе (диклофенак, индометацин, ибупрофен, сулиндак, пироксикам, напроксен и др.);

• желтый краситель тартразин, который используют для оболочек медикаментов или кондитерских изделий и украшений желтого цвета;

• некоторые пищевые продукты, содержащие красители и консерванты, противопоказанные при аспириновой астме, употребляемые в пищевой промышленности (сульфиты, бензоаты, тартразин и др.);

• все продукты, содержащие промышленные или природные салицилаты (консервы, гастрономические изделия, малина, черная смородина, вишня, абрикосы, сливы, апельсины, томаты, огурцы).

Прогноз при аспириновой астме

Аспириновая астма, как и другие виды данной патологии, является весьма опасным заболеванием, которое нередко может привести к реанимации или летальному исходу. Однако при корректном и своевременном лечении жизнь пациента может быть вполне комфортной.

источник

Проведено лечение 37 пациентов с полипозной риносинусупатией (ПРС) в возрасте от 18 до 65 лет. У всех пациентов при эндоскопическом исследовании полости носа и передней риноскопии выявлены полипы носа средних и крупных размеров (II-III стадии по классификации Г.М. Портенко). Для лечения ПРС применяли препарат «Лонгидаза» в дозе 3000 МЕ в виде инъекций в ткань полипа и в виде орошений полипозно-измененной слизистой оболочки носа, курсом 10 введений. У 32 (86%) пациентов в обеих группах получен положительный эффект от проводимой терапии в виде восстановления носового дыхания, улучшения функциональных показателей и значительного уменьшения размера назальных полипов при эндоскопическом исследовании полости носа. Отмечена высокая эффективность и безопасность препарата «Лонгидаза» для консервативного лечения ПРС.

The treatment of 37 patients at the age from 18 to 65 years suffering polypous rhinosinusopathy (PRS) was conducted. Endoscopic examination of their nasal cavity and anterior rhinoscopy revealed the presence of large— and medium-sized polyps (stages II-III according to the classification of G. M. Portenko). All the patients were treated with longidase either injected directly into the polyps at a dose of 3,000 IU or used to irrigate the affected nasal mucosa (10 seances). Positive effect of the treatment was documented in 32 (86%) patients of both groups who reported restoration of nasal breathing, showed improved functional characteristics, and significantly reduced size of local polyps upon the endoscopic examination of the nasal cavity. It is concluded that longidase is an efficacious and safe preparation for the conservative treatment of polypous rhinosinusitis.

Астматическая триада (АТ) является одним из клинико-патогенетических вариантов бронхиальной астмы (БА) и складывается из трех симптомов: собственно БА, наличия полипов в носовой полости и/или синусах и непереносимость нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). Однако не всегда все три составные части триады выражены в равной мере, возможен вариант диады (БА в сочетании с полипозным процессом). Астматическая триада — один из самых тяжелых вариантов БА, труднее поддается консервативной терапии и значительно снижает трудоспособность больных.

Читайте также:  Астма бронхиальная на изменение погоды

Полипозный риносинусит (ПРС) характеризуется хроническим воспалением слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух (ОНП) и рецидивирующим образованием полипов, состоящих из отечной ткани с клеточной инфильтрацией. ПРС в сочетании с АТ по сравнению с изолированным ПРС отличает более упорное и тяжелое течение, меньшая эффективность как консервативной терапии, так и хирургических вмешательств.

Несмотря на то, что последнее десятилетие ознаменовалось интенсивными исследованиями в области этиологии, патогенеза ПРС, поиском новых методов лечения, создания клинических рекомендаций и стандартов лечения, в настоящее время ПРС представляет собой серьезную нерешенную проблему современной медицины: отмечается постоянный рост заболеваемости ПРС, тяжелое, рецидивирующее течение, резко негативное влияние на качество жизни пациентов.

Клинико-эпидемиологические аспекты астматической триады

В общей популяции распространенность ПРС составляет 0,5-4,3%, а среди обращающихся к оториноларингологам и аллергологам удельный вес пациентов с ПРС — от 4 до 5% [1, 2].

Известна примерная частота ПРС у больных БА — 7-15%, частота полипов у больных с непереносимостью аспирина составляет 36-96%, наличие БА у больных ПРС варьирует от 29 до 70% [2, 3]. Однако приведенные цифры касаются только клинически манифестирующих форм заболевания. Реальная распространенность ПРС, с учетом субклинических форм, значительно выше.

Частота непереносимости аспирина при различных заболеваниях, по разным данным, колеблется: при хронической крапивнице — от 23 до 28%, при ПРС — от 14 до 23%, при БА — от 4,3 до 21%, при рините — около 1,5%, у практически здоровых — 0,3% [4].

Пациенты с АТ — это чаще всего женщины в возрасте 30-40 лет. По нашим данным, среди 50 пациентов с АТ, обратившихся в научно-консультативное отделение клиники Института иммунологии в 2009 г., было 19 мужчин и 31 женщина, средний возраст пациентов составил 47,1 лет.

Патогенез астматической триады

В настоящее время этиология и механизмы развития АТ до конца не установлены. Существует несколько гипотез, объясняющих причины непереносимости аспирина при АТ. В 1971 г. было выявлено, что аспирин подавляет активность циклооксигеназы. В дальнейшем были получены данные о связи этого процесса с повышенным образованием лейкотриенов, играющих важную роль в патогенезе АТ [5]. С тех пор как A. Szczeklik и соавт. показали, что нарушение синтеза лейкотриенов может быть связано с полиморфизмом промотера гена синтетазы лейкотриена С4 (ЛТС4-С) [5, 6], исследование молекулярно-генетических аспектов АТ сфокусировалось в первую очередь на изучении генов лейкотриенов.

Тем не менее исчерпывающего объяснения патогенеза АТ на сегодняшний день нет.

У части больных с непереносимостью НПВП (в т.ч. в виде крапивницы и ангиоотека) задействованы иммунологические механизмы, прежде всего IgE-опосредованные реакции немедленного типа. У больных с АТ такие механизмы отсутствуют, принято считать, что непереносимость аспирина носит преимущественно неиммунологический характер.

Также остается дискутабельным вопрос о причинах формирования ПРС у больных с АТ. Имеющиеся в настоящее время сведения о возможных причинах и патогенетических механизмах развития ПРС позволяют считать его многофакторным заболеванием. К этиологически значимым факторам относятся нарушение метаболизма арахидоновой кислоты, врожденные или приобретенные нарушения мукоцилиарной системы, снижение местного иммунитета, хроническая инфекция слизистой оболочки полости носа и ОНП, в том числе вирусная, бактериальная, грибковая; аллергическое воспаление [7, 8]. Однако в настоящее время так и не установлена основная причина развития и рецидивов назальных полипов.

Клинические проявления астматической триады

Как уже было сказано, БА при АТ относится к наиболее тяжелым формам заболевания, они отличаются прогрессирующим и тяжелым течением, обычно требующим раннего назначения глюкокортикостероидов (ГКС).

Наиболее часто АТ дебютирует длительным ринитом, который у 20-25% больных постепенно переходит в ПРС, проявляющийся ринореей, заложенностью носа, аносмией, болью в проекции ОНП. Со временем развиваются БА и непереносимость НПВП в виде приступов удушья, ринореи на прием НПВП [9]. Нередко первые приступы удушья у таких пациентов возникают после хирургического лечения ПРС. Иногда полипы определяются на фоне уже существующей БА и длительного ринита. В этом случае повторные полипотомии могут утяжелять течение БА.

Возможны случаи возникновения первого приступа удушья во время очередного приема аспирина. Но более характерно присоединение непереносимости аспирина и других НПВП к уже сформировавшейся БА. Однажды возникшая непереносимость НПВП в дальнейшем не исчезает. Прием НПВП может спровоцировать затруднение носового дыхания, вызывать длительную и, как правило, тяжелую обструкцию дыхательных путей, требующую приема бронхолитиков и введения системных ГКС. В ряде случаев респираторные нарушения сопровождаются конъюнктивальными симптомами, кожными проявлениями в виде гиперемии, крапивницы, ангиоотека или висцеральными поражениями со стороны желудочно-кишечного тракта.

Одним из главных признаков аспириновой астмы является выраженная эозинофильная инфильтрация дыхательных путей. По данным S. Nasser и соавт. [10], у больных аспириновой астмой количество эозинофилов в 4 раза больше, чем у больных с астмой, переносящих аспирин, и в 15 раз больше, чем у здоровых лиц.

Назальные полипы у больных АТ характеризуются большими размерами, рецидивирующим течением, распространением патологического процесса на все ОНП и резким затруднением носового дыхания. Наличие полипов и хронического воспаления слизистой оболочки носа и ОНП способствует значительному утяжелению течения БА и ухудшению качества жизни пациентов.

Лечение астматической триады и полипозного риносинусита

АТ является многофакторным заболеванием, что требует активного воздействия на все патогенетические механизмы болезни.

Прежде всего нужно исключить факторы, провоцирующие БА и ПРС. Одним из основных провоцирующих факторов является аспирин и другие НПВП, это диктует обязательную отмену этих лекарственных средств, а также продуктов, содержащих природные салицилаты (малина, черная смородина, вишня, абрикос, слива, томаты, ежевика и т.д.) и консервантов, в состав которых входит аспирин.

В настоящее время в лечении БА, в том числе в рамках АТ, основная роль отводится длительному приему противоастматических и противовоспалительных лекарственных средств. Большинство пациентов постоянно получают топические ингаляционные ГКС, доза которых зависит от выраженности клинических проявлений астмы, в некоторых случаях применяют системные ГКС длительно или по необходимости.

Одним из патогенетических методов лечения АТ является проведение десенситизация аспирином [11]. Метод основан на феномене развития толерантности больного к повторному воздействию НПВП. Это позволяет контролировать симптомы ПРС и БА. Но в основном десенситизацию аспирином проводят больным при необходимости назначать НПВП по поводу других заболеваний (ИБС, ревматические болезни и др.). В то же время, по данным других исследований, проведенных с использованием двойных слепых плацебо-контролируемых методов, эффект от данного вида лечения отсутствует.

Поэтому в настоящее время в терапии больных АТ большое значение придается антагонистам лейкотриеновых рецепторов, являющихся в данном случае патогенетически обоснованными лекарственными средствами. В частности, показана клиническая эффективность в лечении таких больных препаратов «Монтелукаст» и «Зафирлукаст» [12].

Одним из симптомов АТ является ПРС, который также требует активного лечения, поскольку это помогает контролировать симптомы БА. Однако при АТ гораздо труднее добиться ремиссии ПРС и остановить рост полипов.

Современные стандарты лечения ПРС, согласно международным рекомендациям, включают применение топических, а при необходимости — системных ГКС [13]. К сожалению, применение ГКС (как топических, так и системных) позволяет лишь временно приостановить рост полипов. При этом длительный прием интраназальных ГКС может привести к некоторым нежелательным эффектам, таким как развитие кандидозной инфекции, атрофии слизистой оболочки носа, носовые кровотечения, перфорация перегородки носа.

При неэффективности гормональной терапии рекомендовано хирургическое лечение полипов. Однако, как показывают клинические наблюдения, при АТ повторные полипотомии приводят к прогрессированию БА, рецидивированию полипов.

В качестве альтернативы хирургическому лечению ПРС может быть использование протеолитического фермента гиалуронидазы в консервативной терапии назальных полипов [14, 15]. Перспективным является применение комплексного лекарственного препарата «Лонгидаза» (ООО «НПО Петровакс Фарм», Россия). Лонгидаза существенно отличается по механизму действия от всех препаратов на основе гиалуронидазы и представляет собой конъюгат гиалуронидазы с высокомолекулярным носителем — активированным производным N-оксида поли-1,4-этиленпиперазина, аналогом иммуномодулятора полиоксидония, обладающим собственной фармакологической активностью.

Обоснованием для лечения лонгидазой полипозного процесса в носу и ОНП является гистологическая структура полипа, на которую возможно воздействовать гиалуронидазой. Под влиянием гиалуронидазы гликозаминогликаны (гиалуроновая кислота, хондроитин, хондроитин-4-сульфат, хондроитин-6-сульфат), составляющие основу матрикса соединительной ткани, входящей в состав полипа, теряют свои основные свойства, в результате чего происходит уменьшение объема полипозной ткани.

Лонгидаза не устраняет всех причин, из-за которых возникло формирование полипов, это лишь способ борьбы с уже развившимся неблагополучием, результатом которого стало образование полипа. Поэтому необходимо проводить анализ причин и условий формирования назальных полипов в каждом конкретном случае и определять необходимость дополнительной консервативной терапии: антибактериальной, противовоспалительной, противогрибковой, гипосенсибилизирующей, иммуномодулирующей и др.

На базе научно-консультативного отделения клиники Института иммунологии проведено лечение пациентов с ПРС при АТ. Было пролечено 37 пациентов в возрасте от 18 до 65 лет (средний возраст 46,2 лет); из них 14 мужчин и 23 женщины. У всех пациентов при эндоскопическом исследовании полости носа и передней риноскопии выявлены полипы носа средних и крупных размеров (II, III стадия, по классификации Г.М. Портенко, 1997).

В исследование включались пациенты с отсутствием эффекта от интраназальных ГКС на назальные полипы.

Для лечения ПРС применяли препарат «Лонгидаза» в дозе 3000 МЕ. Пациенты были объединены в две группы: 1-ю группу составили 14 пациентов с АТ, которым лонгидаза вводилась в виде инъекций в ткань полипа в дозе 3000 МЕ курсом 10 инъекций; 2-ю группу составили 23 пациента с АТ, которым лонгидазу применяли в виде аэрозольного орошения полипозно-измененной слизистой оболочки носа в дозе 3000 МЕ курсом 10 орошений. У 32 (86%) пациентов в обеих группах получен положительный эффект от проводимой терапии в виде восстановления носового дыхания, улучшение функциональных показателей и значительного уменьшения размеров назальных полипов при эндоскопическом исследовании полости носа. У 8 (35%) пациентов из 23, получавших лонгидазу в виде орошений полипозно-измененной слизистой оболочки носа, возобновилось обоняние; этот эффект не наблюдался в группе, получавшей лонгидазу в виде инъекций в полипы носа.

У 5 пациентов в обеих группах лечение было неэффективным: улучшения носового дыхания не наступило, а при эндоскопии полости носа отмечалось сохранение полипов крупных размеров. Отсутствие эффекта от проводимой терапии у этих пациентов, возможно, обусловлено длительностью заболевания, многочисленными полипотомиями, особенностями морфологической структуры полипов, однако это требует дальнейшего уточнения.

В течение последующего периода наблюдения за пациентами в течение 6 мес. у одного пациента отмечался рецидив ПРС после перенесенной острой респираторной вирусной инфекции. Обострение ПРС потребовало увеличения дозировок интраназальных ГКС и введения системных ГКС. У остальных пациентов (31 человек с положительным эффектом от лечения лонгидазой) рецидивов роста полипов не отмечено.

Нами выявлена хорошая переносимость лонгидазы. Ни у одного из пациентов не возникло побочных и аллергических реакций.

Таким образом, обязательным условием профилактики и контроля полного синдрома АТ является элиминация аэроаллергенов, исключение из приема НПВС и источников природных салицилатов, а также комплексное лечение пациентов, направленное на достижение ремиссии БА и ПРС.

Наиболее тяжелый контингент больных с полипозом носа — это пациенты с ПРС в сочетании с АТ. ПРС у этих пациентов характеризуется тяжелым течением и меньшей эффективностью как консервативных методов терапии, так и хирургических вмешательств.

Достигнуть значительных результатов в лечении ПРС возможно лишь после проведения тщательного анализа причин формирования патологии у больного, выявления провоцирующих факторов, таких как атопия, инфекция верхних дыхательных путей (микотическая, вирусная, бактериальная), нарушение аэродинамики в носовой полости и др. На основании этих данных возможно включение в комплексную терапию ПРС антимикотических средств, проведение иммунотропной терапии, лечение антилейкотриеновыми препаратами, местная антибактериальная терапия, а также применение препаратов с ферментативной активностью.

Отмечена высокая эффективность и безопасность препарата «Лонгидаза» для консервативного лечения ПРС независимо от способа введения лекарства. Это позволяет рекомендовать использование препарата «Лонгидаза» в комплексной терапии ПРС, в том числе и у больных с АТ.

А.А. Цывкина, С.В. Царев

Государственный научный центр «Институт иммунологии» ФМБВ, г. Москва

1. Лопатин А.С. Медикаментозное лечение полипозного риносинусита. Consilium medicum 2002; 4: 9: 461-468.

2. Rinia A.B. et al. Nasal polyposis: a cellular-based approach to answering questions. Allergy 2007; 62: 4: 348-358.

3. Lamblin C., Tillie-Leblond I., Darras G. et al. Sequential evaluation of pulmonary function and bronchial hyperresponsiveness in patients with nasal polyps: a prospective study. Am J Respir Crit Care Med 1997; 155: 99-103.

4. Kasper L., Sladek K., Duplaga M. et al. Prevalence of asthma with aspirin hypersensitivity in the adult population of Poland. Allergy 2003; 58: 1064-1066.

5. Szczeklik A. The cyclooxygenase theory of aspirin-induced asthma. Eur Respir J 1990; 3: 588-593.

6. Szczeklik A., Sanak M. Genetic mechanisms in aspirin-induced asthma. Am J Respir Crit Care Med 2000; 161: 142-146.

7. Bachert C., Gevaert P., van Cauwenberge P. Nasal poliposis — a new concept on the formation of polips. Allergy & Clin Immunol Intern 1999; 11: 4: 130-135.

8. Ponikau J.U., Sherris D.A., Kern E.B. et al. The diagnosis and incidence of allergic fungal sinusitis. Mayo Clin Proc 1999; 74: 877-884.

9. Szczeklik A., Nizankowska E. Clinical features and diagnosis of aspirin induced asthma. Thorax 2000; 55: (Suppl 2): 42-44.

10. Nasser S.M., Pfister R., Christie P.E. et al. Inflammatory cell populations in bronchial biopsies from aspirinsensitive asthmatic subjects. Am J Respir Crit Care Med 1996; 153: 90-96.

11. Beges-Gimeno M.P., Simon R.A., Stevenson D.D. Long-term treatment with aspirin desensitization in asthmatic patients with aspirin-exacerbated respiratory disease. J Allergy Clin Immunol 2003; 111: 180-186.

12. Holgate S., Sampson A. Antileukotriene therapy. Am. J Repir. Crit Care Med 2000; 161: 147-153.

13. European Position Paper on Rhinosinusitis and Nasal Polyposis. Rhinology 2007; Supplement 20: 89.

14. Царев С.В., Марковская Н.Г., Лусс Л.В., Ильина Н.И. Опыт применения лонгидазы в лечении полипозного риносинусита. Рос. аллергол. журн., 2007; 3: 63-69.

15. Цывкина А.А., Лусс Л.В., Царев С.В., Васильев Р.А. Новые возможности консервативного лечения полипозного риносинусита у больных бронхиальной астмой. Рос. аллергол. журн., 2010; 1: 1: 204-205.

Опубликовано в журнале «Вестник оториноларингологии», № 1, 2011 г.

источник