Меню Рубрики

Полипозный риносинусит бронхиальная астма

А. Ю. Овчинников,
И. Г. Колбанова,
С И. Овчаренко
ММА, им. И.М. Сеченова, Москва

Хронические воспалительные заболевания слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух остаются наиболее распространенными и упорными патологическими состояниями верхних дыхательных путей, несмотря на значительные успехи современной медицины в их диагностике и лечении.

Доказано, что в структурном и функциональном плане верхний и нижний отделы дыхательного тракта представляют собой единое целое. Поэтому взаимовлияние сенсибилизированной СЛИЗИСТОЙ оболочки НОСа, ОКОЛОНОСОВЫХ пазух, бронхиального дерева дает возможность проследить влияние слизистой оболочки верхних дыхательных путей на возникновение и течение бронхиальной астмы. К настоящему времени выявлен параллелизм клеточных реакций, протекающих на разных этажах дыхательных путей, а также связь изменений показателей функции внешнего дыхания с нарастанием тяжести и распространенности аллергического воспаления в полости носа и околоносовых пазухах. Получены доказательства того, что раздражение «астмогенных зон» полости носа постепенно увеличивающимися полипами, патологическим отделяемым и даже хирургическими инструментами во время операции в полости носа приводит к усилению импульсации по цепи ринобронхиального рефлекса, что может вызывать функциональные нарушения бронхов.

До настоящего времени для оториноларингологов остается актуальной проблема эффективного лечения аллергического риносинусита и полипозного риносинусита — заболеваний, которые часто сопровождаются патологическими изменениями бронхолегочной системы. Инфекционно-воспалительный процесс, возникший на неблагоприятном аллергическом фоне, приводит к формированию полипозно-гнойного риносинусита — патологического состояния верхних дыхательных путей, способного в еще большей степени вызывать и поддерживать легочные заболевания.

Патологические изменения верхних дыхательных путей не только сами по себе влияют на общее состояние больного, но, провоцируя развитие и поддерживая течение бронхиальной астмы, способствуют снижению качества жизни. Несмотря на то, что непосредственно аллергический риносинусит и полипозный риносинусит не расцениваются как тяжелые заболевания, их симптомы — заложенность носа, ринорея, приступы чихания и назальный зуд — отрицательно сказываются на социальных, физических и психических аспектах жизни человека.

Бронхиальная астма, особенно среднетяжелого и тяжелого течения, значительно уменьшает социальную активность человека. У детей она ограничивает физическое развитие и может снижать уровень образования в долгосрочной перспективе. У взрослых это заболевание является причиной значительного количества нетрудоспособных дней. Еще большее снижение качества жизни наблюдается при инвалидизации больного в связи с бронхиальной астмой. В течение своего развития болезнь приводит к формированию дыхательной недостаточности, легочного сердца, эмфиземы легких и может осложняться возникновением астматического статуса и даже пневмоторакса.

С каждым годом как в России, так и за рубежом, несмотря на заметные достижения современной медицины, отмечается увеличение числа лиц со стойкой нетрудоспособностью, страдающих бронхиальной астмой. Повсеместно наблюдается увеличение числа больных с тяжелым течением болезни.

По данным различных эпидемиологических исследований, смертность от бронхиальной астмы в различных регионах колеблется от 1,05 до 11,9% .

За последние 5 лет в более чем 30 странах распространенность круглогодичного аллергического риносинусита составляла от 1 до 25 %, а распространенность бронхиальной астмы — от 2 до 25,5 % (GINA, 2002). Распространенность больных с сочетанием аллергического риносинусита и бронхиальной астмы составляет от 3 до 5% от общей популяции.

Достоверно доказано, что во всем мире постоянно увеличивается количество больных бронхиальной астмой, а заболеваемость аллергическим риносинуситом за последние сто лет выросла в десятки раз.

Таким образом, становится очевидным, что пациенты с полипозным риносинуситом составляют неоднородную группу больных и у некоторой части из них полипы являются только одним из симптомов системного заболевания.

Сочетание аллергического или полипозного риносинусита с бронхиальной астмой в перспективе могут приводить к более распространенным поражениям дыхательных путей, особенно при присоединении инфекционного процесса.

Лечение аллергического риносинусита связано со значительными материальными затратами и наносит ощутимый экономический ущерб как за счет большого количества дней нетрудоспособности, так и за счет использования достаточно дорогих медикаментов.

Таким образом, в наше время проблема аллергического риносинусита и бронхиальной астмы остается актуальной и имеет большое социальное значение. В связи с этим необходимо продолжать изучение связей между верхними и нижними отделами дыхательных путей и вести поиск новых высокоэффективных и безопасных методов лечения.

Проблемам своевременного выявления сочетанной патологии верхних и нижних дыхательных путей и разработке методов их адекватного и эффективного лечения посвящено большое количество исследований как отечественных, так и зарубежных ученых. В настоящее время в арсенале оториноларингологов, пульмонологов и аллергологов находятся достаточно совершенные методы консервативного лечения и реабилитации таких больных (топические глюкокортикостероиды, антилейкотриеновые препараты, блокаторы HI рецепторов последних поколений). Разработаны щадящие ринохирургические методики в комплексе с необходимой предоперационной подготовкой.

Однако число больных сочетанной патологией верхних и нижних дыхательных путей сокращается крайне медленно. Это в значительной мере связано с отсутствием четких представлений о роли, месте и значении воспалительных заболеваний слизистой оболочки носа и околоносовых пазух, а также отсутствием конкретных рекомендаций по выбору методов лечения при сочетанной патологии верхних и нижних дыхательных путей.

На основании проведенных исследований нами предложен новый термин для обозначения комплекса клинических проявлений при сочетании патологии слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух с бронхиальной астмой — ринобронхиальный симптомокомплекс, а также рабочая классификация этой нозологической формы, базирующейся на степени выраженности клинических проявлений со стороны верхних и нижних дыхательных путей.

  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 1 (А) степени — аллергический риносинусит в сочетании с бронхиальной астмой легкого течения (требует применения одного из известных консервативных методов монотерапии риносинусита).
  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 1 (Б) степени — аллергический риносинусит в сочетании с бронхиальной астмой среднетяжелого и тяжелого течения (требует применения монотерапии риносинусита, а также базовой терапии по поводу бронхиальной астмы).
  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 2 (А) степени — полипозный риносинусит в сочетании с бронхиальной астмой легкого течения (требует использования консервативного комплексного лечения риносинусита).
  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 2 (Б) степени — полипозный риносинусит в сочетании с бронхиальной астмой среднетяжелого и тяжелого течения (требует применения комплексной терапии риносинусита, а также базовой терапии по поводу бронхиальной астмы).
  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 3 (А) степени — полипозный риносинусит, не поддающийся консервативному лечению, в сочетании с бронхиальной астмой легкого течения (требует эндоскопического щадящего удаления полипов на фоне комбинированного медикаментозного лечения).
  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 3 (Б) степени — полипозный риносинусит, не поддающийся консервативному лечению, в сочетании с бронхиальной астмой среднетяжелого и тяжелого течения (требует эндоскопического щадящего удаления полипов на фоне комбинированного медикаментозного лечения и базовой терапии по поводу бронхиальной астмы).
  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 4 (А) степени — полипозно-гнойный риносинусит в сочетании с бронхиальной астмой легкого течения (требует комбинированного медикаментозного лечения, включающего системные антибиотики, глюкокортикостероиды и антигистаминовые препараты).
  • Ринобронхиальный симптомокомплекс 4 (Б) степени — полипозно-гнойный риносинусит в сочетании с бронхиальной астмой среднетяжелого и тяжелого течения (требует комбинированного медикаментозного лечения, включающего системные антибиотики, глюкортикостероиды и антигистаминовые препараты, и базовой терапии по поводу).

В данной работе приводятся рекомендации по лечению больных, страдающих ринобронхиальным симтомокомплексом 3-ей степени. Это весьма представительная и трудно поддающаяся лечению категория больных.

Заболеваемость полипозным риносинуситом в условиях крупного промышленного города колеблется от 1,5 до 13,1% на 10 000 взрослого населения. Встречаться с пациентами, страдающими этим заболеванием, приходится не только оториноларингологам, но и пульмонологам, аллергологам и врачам общей практики.

Морфологически носовые полипы представляют объемные образования, состоящие из широкопетлистой сети коллагеновых и эластиновых волокон, клеток соединительной ткани, сосудов, желез и содержащих в себе большое количество пространств, заполненных жидкостью и покрытых цилиндрическим, мерцательным и отчасти многослойным плоским эпителием. Строма полипов инфильтрирована лимфоцитами, лейкоцитами и тучными клетками.

Несмотря на довольно долгое изучение этой проблемы, до сих пор нет единого взгляда на этиологию и патогенез полипоза носа. Существует большое количество теорий, однако ни одна из них не может до конца объяснить все причины и механизмы развития данного заболевания. Этиопатогенез полипоза носа пытались трактовать как проявление хронического воспаления слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух, как следствие атопической и инфекционной аллергии, аутоиммунных процессов. Рассматривалось также влияние генетических и нервно-трофических факторов. В начале 90-х годов А. И. Муминов, М. С. Плужников и С. В. Рязанцев предложили многофакторную теорию этиопатогенеза полипозных риносинуситов. Согласно их теории, для возникновения полипозного процесса необходимы два условия:

  1. наличие врожденных или приобретенных биологических дефектов (нарушенная реактивность парасимпатической нервной системы, иммунные сдвиги, измененная чувствительность слизистой оболочки к различным эндо и экзогенным факторам, гиперактивность тучных клеток, дефекты клеточных мембран и неполноценность рецепторного аппарата клеток слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух);
  2. воздействие внешней среды (инфекционные и атопические факторы, механические, физические и химические воздействия).

Взаимодействие двух этих условий приводит к нервно-трофическим изменениям, нарушениям иннервации кровеносных и лимфатических сосудов и к выбросу биологически активных веществ из эффекторных клеток. В результате этого повышается сосудистая проницаемость и возникает стойкий отек тканей, который и приводит к формированию полипов.

Клиника полипозного риносинусита обычно бывает представлена следующим симтомокомплексом: длительное затруднение носового дыхания, наличие слизисто-водянистого отделяемого из полости носа, периодически — приступы чихания и зуда в носу. Анамнестические данные, как правило, свидетельствуют о наличии аллергии. При передней риноскопии обращают на себя внимание выраженный отек и синюшность слизистой оболочки, носовые ходы заполнены слизисто-водянистым отделяемым, просвет общего носового хода полностью или частично обтурирован полипами. Рентгенологически отмечается понижение воздушности или утолщение слизистой оболочки околоносовых пазух. В некоторых случаях имеет место эозинофилия крови и носовой слизи.

По данным различных авторов, патологические изменения со стороны полости носа и околоносовых пазух встречаются у 80-100 % больных хроническими неспецифическими заболеваниями легких [7, 8]. Поскольку полипозный риносинусит и бронхиальная астма сопряжены по этиологии и патогенезу, то часто эти заболевания сопутствуют друг другу. По нашим данным, заболеваемость полипозным риносинуситом среди больных бронхиальной астмой составляет 21,6 % [5] и является результатом общей сенсибилизации организма, представляя проявления единой аллергической реакции всего дыхательного тракта — респираторной аллергии [2].

На сегодняшний день глюкокортикостероиды (ГКС) можно без сомнения назвать самыми эффективными противоаллергическими препаратами, которые нашли широкое применение в лечении полипозного риносинусита. Они уменьшают эозинофильную инфильтрацию и секреторную активность желез слизистой оболочки, снижают степень сосудистой проницаемости, тормозят синтез проаллергических посредников (лейкотриенов, интерлейкинов, фактора некроза опухоли и др.), контролируют экспрессию клеточных рецепторов и молекул клеточной адгезии. В результате их применения уменьшается отек слизистой оболочки полости носа, количество слизисто-водянистых выделений, уменьшается объем полипов, улучшается проходимость носовых ходов и естественных соустьев околоносовых пазух. Эти свойства давно используются оториноларингологами для лечения аллергических заболеваний полости носа и околоносовых пазух.

До появления топических глюкортикостероидов, обладающих низкой биодоступностью и применяющихся в форме дозированных спреев, такие глюкортикостероиды, как Преднизолон, Гидрокортизон, Дексаметазон, Дипроспан, применялись местно путем инсуфляции в полость носа в виде инъекций в полипозную ткань, введением в околоносовые пазухи. Части больным проводилась системная терапия глюкортикостероидами с выраженным положительным эффектом.

Однако в 70-е годы было доказано, что даже при местном применении глюкортикостероидов всё равно присутствует системный эффект: после отмены этих препаратов полипоз носа вновь прогрессирует и в конечном итоге больной не избавляется от необходимости проведения оперативного вмешательства [10]. Кроме того, большое количество побочных эффектов (артериальная гипертензия, остеопороз, стероидная язва желудка, иммуносупрессия, сахарный диабет, угнетение гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и др.) и противопоказаний к применению (беременность, гипертоническая болезнь, почечная недостаточность, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, глаукома и др.) не давали возможности широко использовать глюкортикостероиды влечении полипозного риносинусита. В связи с этим отношение оториноларингологов к ГКС-терапии резко изменилось, показаниями к её применению стали лишь крайне тяжелые формы аллергических и воспалительных заболеваний ЛОР-органов. Возникла необходимость создания интраназальных местнодействующих глюкортикостероидов, имеющих следующие свойства: низкую системную биодоступность, исключительно местное действие, высокую эффективность, малое количество побочных эффектов, возможность ингаляционного применения. Вскоре препараты, отвечающие этим условиям, были созданы. В эту группу вошли будесонид (Тафен), беклометазона дипропионат (Альдецин, Насобек), флутиказона пропионат (Фликсоназе), мометазона фуроат (Назонекс) и др. Отсутствие системных эффектов в результате применения этих препаратов объясняется особенностями их фармакокинетики. При интраназальной инсуфляции всего лишь 4 % введенной дозы остается в полости носа, оставшаяся часть попадает в носоглотку, далее — в ротоглотку и проглатывается.

Несмотря на то, что большое количество ингалируемого препарата оказывается в желудочно-кишечном тракте, абсорбируется всего лишь небольшая часть, которая затем практически полностью биотрансформируется до неактивных метаболитов при первом же пассаже через печень. Незначительное количество ингалируемой дозы попадает в нижние дыхательные пути, где расщепляется эстеразами клеток слизистой оболочки до неактивных субстанций. Таким образом, в системный кровоток попадает минимальное количество введенного препарата, которое не оказывает влияния на функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и не вызывает развития тяжелых побочных эффектов даже в случае довольно долгого применения топического кортикостероида [3]. Побочные эффекты, возникающие при лечении интраназальными глюкортикостероидами, не относятся к тяжелым: умеренно выраженные носовые кровотечения, кратковременная охриплость, фарингит, головная боль, в очень редких случаях (чаще — при перенесённых операциях в носовой полости) — перфорация перегородки носа [9]. Местнодействующие ГКС обладают крайне низкой биодоступностью.

Читайте также:  Бронхиальная астма атопическая форма средней степени тяжести что это

Применение местных глюкортикостероидов после хирургического удаления полипов позволяет предотвратить раннее рецидивирование полипоза. Часто достигается стойкая ремиссия: больные не жалуются на затруднение носового дыхания, на слизисто-водянистые выделения из полости носа. Объективно отмечается отсутствие полипозной ткани в просвете носовых ходов. Таким образом, на довольно продолжительный срок улучшается качество жизни больных и уменьшается вероятность повторного оперативного вмешательства. Последнее обстоятельство особенно важно для пациентов, страдающих одновременно бронхиальной астмой и полипозным риносинуситом, поскольку любая операция в носовой полости у таких больных чревата развитием астматического приступа или утяжелением течения бронхиальной астмы.

Сравнительно недавно появился новый класс противовоспалительных препаратов — антагонисты лейкотриеновых рецепторов. Со времени открытия лейкотриенов прошло более 60 лет. И все это время велся активный поиск веществ, которые могли бы подавлять их провоспалительную активность.

Удельный вес лейкотриенов в развитии аллергического воспаления очень велик. Они повышают степень сосудистой проницаемости, способствуют мобилизации и активации провоспалительных клеток в воздухоносных путях, участвуют в высвобождении других провоспалительных агентов, повышают секреторную активность слизистых желез. Возможно, они могут усиливать действие других медиаторов аллергии, например, гистамина.

Источниками лейкотриенов являются моноциты, тучные клетки, эозинофилы, нейтрофилы и различные сенсибилизированные системы легких. В результате активации в этих клетках фермента фосфолипазы А2 из фосфолипидов клеточной мембраны образуется арахидоновая кислота, которая в дальнейшем под действием 5-липоксигена-зы — ключевого энзима метаболизма лейкотриенов — превращается в лейкотриен А4 (ЛТА4-). Являясь нестабильным соединением, ЛТА4 быстро преобразуется в ЛТВ4. Если к ЛТА4 присоединяется глутатионовый остаток, то образуется ЛТС4, из которого в результате цепи каталитических реакций последовательно синтезируются ЛТД4 и ЛТЕ4. Последний является конечным метаболитом и выделяется с мочой и желчью.

Эффект действия лейкотриенов опосредован специфическими рецепторами. В настоящее время известно два типа этих рецепторов — CysLTl и CysLT2. На сегодняшний день синтезировано большое количество антагонистов CysLTl. Аналогичных веществ, воздействующих на CysU2, создано значительно меньше. Из антагонистов ЛТ-рецепторов в клинической практике применяются только блокаторы CysLTl. К числу этих препаратов относятся следующие: зафирлукаст (Аколат), пранлукаст, монтелукаст (Сингуляр). В нашей стране довольно широкое распространение получил зафирлукаст. Он был создан для профилактики приступов и поддерживающей терапии легкой и среднетяжелой форм бронхиальной астмы. Среди других антиастматических препаратов Аколат занимает особое место, поскольку имеет ряд преимуществ: высокую эффективность, малое количество побочных действий, возможность проведения монотерапии (при бронхиальной астме легкой степени тяжести), что удобно для больного. В ряде случаев у больных, страдающих бронхиальной астмой средней степени тяжести, возможно снизить дозу ингаляционных глюкортикостероидов, а в некоторых случаях полностью отменить их. Кроме того, исследования показали, что Аколат является высокоэффективным средством для лечения пациентов с астмой физического усилия и аспириновой бронхиальной астмой.

Вместе с тем прием Аколата может сопровождаться следующими побочными эффектами: аллергическими реакциями, диспепсическими явлениями, головной болью, процент развития которых колеблется от 1 до 5. Возможен кратковременный подъем печеночных трансаминаз сыворотки крови (подобное отклонение от нормы быстро преходяще и обычно протекает бессимптомно, но в некоторых случаях является ранним признаком гепатотоксичности). В связи с потенциальной гепатотоксичностью Аколат не рекомендуется принимать лицам, имеющим какие-либо заболевания печени.

Имеются сведения об успешном лечении Аколатом больных, страдающих одновременно бронхиальной астмой и аллергическим риносинуситом. При этом субъективная и объективная положительная динамика отмечалась не только со стороны бронхолегочной системы, но и со стороны верхних дыхательных путей.

Поскольку в патогенезе полипозной формы аллергического риносинусита большую роль играет гистамин, то применение в комплексном лечении этого заболевания препаратов, блокирующих Н1-гистаминовые рецепторы, вполне обосновано. На сегодняшний день все реже используются антигистаминные средства, обладающие выраженным седативным эффектом, такие как димедрол, пипольфен, супрастин, дипразин (препараты 1-го поколения). На смену им пришли препараты новых поколений: лоратадин (Кларитин, Кларготил), дезлоратадин (Эриус), фексофенадин (Ламилан) и другие. Эти высокоэффективные и быстродействующие препараты не обладают седативным эффектом. Многие из них имеют удобный для пациента режим дозирования — один раз в день. Антигистаминные средства при консервативном лечении полипозного риносинусита применяют только в сочетании с интраназальными глюкортикостероидами. При хирургическом лечении они используются в качестве предоперационной подготовки и в послеоперационном периоде. Уменьшая проницаемость сосудистой стенки, эти препараты потенцируют действие глюкортикостероидов, а также способствуют более быстрому исчезновению послеоперационного отека и улучшают результаты хирургического лечения.

Сравнительно недавно в лечении полипозной формы аллергического риносинусита стали применяться стабилизаторы мембран тучных клеток, традиционно используемые для лечения больных бронхиальной астмой. Активным веществом в этих препаратах (Кромосол, Кромоглин, Кромогексал) является динатриевая соль кромоглициевой кислоты, обладающая выраженным противоаллергическим действием. Их эффективность в лечении рассматриваемого нами заболевания на сегодняшний день недостаточно хорошо изучена.

Аскорбиновая кислота, рутин и глюконат кальция давно используются для лечения больных полипозным риносинуситом. Они укрепляют сосудистую стенку, снижают степень сосудистой проницаемости, уменьшая тем самым выраженность отека. Также широко применяются физиотерапевтические методы лечения (электро- и фонофорез, гидроаэронизация, эндоназальные ингаляции). Эти препараты и методы не играют главной роли при лечении рассматриваемого нами заболевания и применяются только в качестве сопутствующей терапии для усиления действия интраназальных глюкортикостероидов и антигистаминных средств.

Хирургические методы широко применяются в лечении полипозных риносинуситов. Они преследуют следующие цели: восстановление свободного носового дыхания, полное удаление полипозной ткани, максимальное сохранение патологически неизмененной слизистой оболочки. Основной проблемой, с которой чаще всего приходится сталкиваться ринохирургу, является рецидивирование полипоза. В некоторых случаях рост полипозной ткани настолько интенсивен, что больной вынужден прибегать к хирургическому лечению 2-3 и более раз в год. Частые полипотомии особенно нежелательно проводить пациентам, у которых полипозный риносинусит сочетается с бронхиальной астмой, так как любое оперативное вмешательство в носовой полости у таких больных чревато возникновением астматического приступа или утяжелением течения астмы [3]. С другой стороны, полипы сильно затрудняют носовое дыхание, раздражают так называемые «астмогенные зоны» полости носа, тем самым способствуя прогрессированию астмы.

На сегодняшний день в нашей стране для проведения полипотомии носа, к сожалению, чаще всего используют полипные петли. С их помощью возможно восстановить нормальное носовое дыхание, но сложно полностью удалить всю полипозную ткань из верхних отделов носовой полости и из области среднего носового хода. Кроме того, при этом нередко удаляются большие участки интактной слизистой оболочки. У больных, страдающих бронхиальной астмой, подобная хирургическая тактика крайне нежелательна, так как она отличается высокой травм этичностью, сопровождается послеоперационными кровотечениями, требует тампонады носа, что негативно влияет на состояние бронхолегочной системы у таких больных.

Разработан щадящий и в то же время эффективный метод лечения полипозных риносинуситов — метод эндоскопической эндоназальной хирургии. В ходе операций, проводимых под контролем эндоскопа, можно осмотреть все отделы полости носа и околоносовых пазух, удалить практически все патологически измененные ткани. При этом полностью сохраняется не вовлеченная в полипозный процесс слизистая оболочка. Дальнейшее совершенствование хирургической аппаратуры привело к созданию «микродебридера». Его рабочая часть состоит из полой трубки, внутри которой вращается лезвие. К каналу ручки микродебридера присоединен шланг отсоса. За счет создаваемого отрицательного давления полипы присасываются к отверстию на конце рабочей части инструмента и срезаются лезвием [4]. На сегодняшний день метод эндоскопической эндоназальной хирургии с использованием микродебридера является достаточно эффективным и щадящим в хирургическом лечении полипозных риносинуситов, хотя и он имеет свои недостатки. Один из них — большая продолжительность операции. На сегодняшний день не существует единой схемы лечения больных полипозным риносинуситом и бронхиальной астмой, но всем хорошо известны ее принципы, которые предусматривают комплексное лечение таких больных в содружестве с врачами нескольких специальностей (пульмонолог, аллерголог, оториноларинголог). Независимо оттого, протекает полипозный риносинусит изолированно или в сочетании с бронхиальной астмой, лечение больных включает медикаментозную терапию с хирургическим вмешательством. Учитывая то, что хирургическое лечение ЛОР-органов при бронхиальной астме во многих случаях приводит к утяжелению бронхо-легочного процесса, к бронхоспазмам во время операции и в послеоперационном периоде, это заставляет разрабатывать на основе современных возможностей безопасные, эффективные схемы ведения больных бронхиальной астмой и полипозным риносинуситом.

Лазерная деструкция полипов, по сравнению с другими видами хирургического вмешательства, позволяет бескровно и щадяще удалять патологическую ткань в полости носа, значительно сокращая число интра- и послеоперационных осложнений. Данный метод хорошо переносится больными и практически не имеет противопоказаний. Определённый интерес представляет применение излучения полупроводникового лазера на эрбийактивированном волокне с длиной волны 1,56 для абляции полипов полости носа, так как излучение такого лазера, помимо высокого поглощения в воде, характеризуется пониженным поглощением в гемоглобине. Благодаря этому можно ожидать, что при облучении будут меньше повреждаться кровенаполненные ткани, что является положительным моментом при воздействии на полипы полости носа.

В основу излагаемой работы положены данные комплексного клинико-инструментального и лабораторного обследования 29 больных с полипозным риносинуситом в сочетании с бронхиальной астмой. Наряду со стандартным оториноларингологическим обследованием всем больным проводили цитологическое исследование мазков-отпечатков со слизистой оболочки полости носа, исследование мукоциллиарного клиренса, ринопневмоманометрия, рентгенологическое И/ИЛИ КТ ОКОЛОНОСОВЫХ пазух, микробиологическое исследование отделяемого из полости носа, включая ПЦР-диагностику атипичной микрофлоры, исследование дыхательных объемов, пульмонологическое и аллерголгическое обследования. Все больные имели показания к полипотомии полости носа (обтурирующие полипы, безуспешность предварительной консервативной терапии и др.) .

В данной группе распределение по полу было следующим: женщин — 12 (41,4%), мужчин — 17 (58,6%). Возраст больных колебался в интервале от 23 до 65 лет (средний возраст — 46 лет). При этом 24 человека (82,8%) находились в трудоспособном возрасте.

Распределение больных по патогенетическому варианту бронхиальной астмы было следующим: в этой группе 14 (48,3%) больных страдали инфекционно-зависимой формой с атипическими реакциями, 10 больных (34,5%) страдали бронхиальной астмой атопической формы. Инфекционнозависимая бронхиальная астма диагностирована у 4 пациентов (13,8%).

Диагноз бронхиальная астма средней тяжести течения был поставлен 14 больным (48,3%), тяжелая форма заболевания была выявлена у 5 больных (17,2%), бронхиальная астма легкой тяжести течения — у 10 больных (34,5%). Таким образом, в данной группе преобладали больные с бронхиальной астмой средней тяжести течения.

Всем больным проводилась предоперационная подготовка, включавшая назначение пульмонолога, состоявшие из препаратов 2-х групп: интраназальных— глюкортикостероида будесонида (Тафен) в суточной дозе 400 мкг — и блокаторов Н1-гистаминовых рецептов—фексофенадина (ламилан) по 5 мг в течение 3-4 дней. Предоперационная подготовка позволяла уменьшить отек слизистой оболочки и количество отделяемого из полости носа.

На 4-5-е сутки выполнялась операция полипотомии носа лучом волоконного лазера под контролем эндоскопа. Операция проводилась под местной анестезией. Ни у одного больного не возникло кровотечения ни во время операции, ни в послеоперационном периоде, что позволило не проводить тампонаду полости носа.

В раннем послеоперационном периоде (до 5-7 дней) больные продолжали следовать рекомендациям пульмонолога, а также принимали блокаторы Н1-гистаминовых рецепторов фексофенадин (ламилан) по 5 мг с ежедневным туалетом полости носа. В позднем послеоперационном периоде (спустя 7-8 дней) больные возобновляли прием ГКС интраназально (будесонид Тафен) в суточной дозе 400 мкг и продолжали поддерживающий курс этого препарата в среднем около 1 месяца.

Кроме того, все пациенты с бронхиальной астмой соответствующей степени тяжести получали бронхолитическую и противовоспалительную терапию по критериям GINA . При наличии другой соматической патологии больные получали соответствующую терапию [4]. Больным с бронхиальной астмой тяжелого течения в день операции однократно назначались системные кортикостероиды — преднизолон 30 мг или дексаметазон 4 мг.

Анализ результатов ведения 29 больных, которым проводилась лазерная лолипотомия носа под контролем эндоскопа с помощью лазерного скальпеля на эрбийактиаированном волокне, на фоне предоперационной подготовки и послеоперационного лечения показал, что положительный результат отмечен у 24 (82,8%) человек, удовлетворительный — у 3 (10,34%) человек, у 2 человек (6,9%) эффект отсутствовал.

Читайте также:  Противовирусные препараты при бронхиальной астме перечень

В прошлом 17 больных из 29 перенесли по 2-9 полипотомий носа, после которых свободное носовое дыхание сохранялось на срок 3-12 месяцев. У всех пациентов отмечено улучшение течения бронхиальной астмы, выразившееся в исчезновении приступов удушья, кашля, одышки и других признаков бронхиальной обструкции. Улучшение течения бронхиальной астмы выражалось в уменьшении выраженности и частоты ее симптомов и в достоверном повышении показателей ФВД.

За год наблюдений за больными, которым проводилась лазерная полипотомия носа (29 человек), отдаленный результат прослежен у 11 больных. Получены следующие данные: положительный результат отмечен у 6 больных, что составило 54,5%, удовлетворительный — у 3 пациентов (27,3%), а рецидив полипозного процесса наблюдался у 2 (18,2%) больных из 11.

Главными преимуществами лазерной полипотомий носа являются малая инвазивность, бескровность, хорошая переносимость воздействия даже у больных с отягощенным терапевтическим анамнезом. Ни у одного из пациентов, оперированных нами с использованием лазерного излучения, не было отмечено осложнений местного или общего характера во время хирургического вмешательства и в раннем послеоперационном периоде.

Таким образом, наличие двух хронических заболеваний — полипозного риносинусита и бронхиальной астмы — у одного и того же больного определяет необходимость внимательного отношения к верхним и нижним отделам дыхательных путей даже при патологии какого-либо одного этажа респираторного тракта. При показаниях к хирургическому лечению полипозного риносинусита следует отдавать предпочтение только щадящим хирургическим способам (лазерная полипотомия носа под контролем эндоскопа) и проводить хирургическое вмешательство на фоне предоперационной подготовки и послеоперационного лечения (интраназальные КГС, блокаторы Н1-гистаминовых рецепторов). Это помогает повысить эффективность комплексного лечения, избежать осложнений со стороны бронхо-легочного аппарата, увеличить продолжительность безрецидивного периода. Используя комбинацию эндоскоической ринохирургии и местнодействующие интраназальные глюкортикостероиды — последние достижения современной медицинской науки, — можно довольно успешно лечить больных полипозным риносинуситом. При этом наблюдается значительное уменьшение частоты возникновения рецидивов полипоза по сравнению с другими описанными выше методами.

Сравнивая хирургические и терапевтические методы, можно сказать, что использование даже самых последних достижений ринохирургии позволяет воздействовать лишь на конечный результат патологического процесса, никак не влияя на звенья патогенеза полипоза. В этом смысле хирургическое лечение носит симптоматический характер, избавляя больного от проявлений болезни. Оно не прерывает цепь ее развития и поэтому практически не влияет на продолжительность ремиссии. Современное фармакотерапевтическое лечение полипозной формы аллергического риносинусита, в отличие от хирургического, носит патогенетический характер, поскольку оно направлено на блокирование эффектов биологически активных веществ и клеток, непосредственно участвующих в развитии патологического процесса.

Поэтому проблема лечения полипозного риносинусита должна рассматриваться с терапевтических, а не с хирургических позиций. Необходимо более детальное изучение этиологии и патогенеза этого заболевания, создание базы для разработки новых высокоэффективных и безопасных медикаментозных средств, которые могли бы позволить добиваться если не излечения, то хотя бы продолжительной ремиссии.

Дальнейший прогресс в этой области, по мнению многих зарубежных ученых, должен быть связан не с развитием хирургических технологий, а с внедрением новых терапевтических методов.

источник

Полость носа, околоносовые пазухи и трахеобронхиальное дерево представ­ляют собой единое целое, и это объясняет частое сосуществование бронхиальной астмы, вазомоторного ринита и полипозного риносинусита.

Возможными причинами сочетания ринита и бронхиальной астмы являются сходное строение мерцательного эпителия, участие в патогенезе аллергии и иден­тичность вызывающих болезнь аллергенов, наследование атонии (H.M.Druce,1990). Другой возможный нейрорефлекторный механизм развития сочетанной па­тологии — ринобронхиальная гиперреактивность и ринобронхиальный рефлекс (М.С.Плужников и соавт., 1986; Муминов А.И. и соавт., 1987; С.В.Рязанцев и М.Халяби, 1990; J.Kaufman, G.W.Wright, 1969).

Хотя патогенез аспириновой триады еще не изучен до конца, современные представления связывают его, хотя бы отчасти с нарушением биосинтеза эйкоза-ноидов (W.L.Smith et al., 1991). Эйкозаноиды — это быстро синтезирующиеся и бы­стро распадающиеся продукты метаболизма арахидоновой кислоты, образую­щиеся из нее при воздействии циклооксигеназы или липоксигеназы. Под воздей­ствием первой из арахидоновой кислоты образуются простогландины и тромбок-саны, под воздействием второй — лейкотриены и гидроксиэйкозатетраноидная кислота. Аспирин обладает конкурентным действием по отношению к арахидо­новой кислоте и, присоединяясь к рецепторам цикооксигеназы и блокируя их, оставляет возможным только один, липоксигеназный путь метаболизма арахидо­новой кислоты. Продукты данного пути метаболизма являются потенциальными бронхоконстрикторами и кроме того повышают сосудистую проницаемость, ре­зультатом чего являются отек слизистой оболочки дыхательных путей и увеличе­ние ее секреции. Клинически это проявляется приступами бронхиальной астмы, а также симптомами со стороны слизистой оболочки глаз и полости носа (McFadden etal., 1997).

Лечение полипозного синусита в тех случаях, когда он сочетается с бронхи­альной астмой и непереносимостью аспирина, является сложной задачей. Перед хирургом встают две основные проблемы. Во-первых, любая операция у больного с бронхиальной астмой или аспириновой триадой является мощным провоцирую­щим фактором и может вызвать обострение бронхиальной астмы вплоть до астма­тического статуса. Во-вторых, хирургическое лечение полипоза носа у таких боль­ных, как правило, малоэффективно: удаление полипов в случаях, когда болезнь протекает на фоне выраженной сенсибилизации и нарушений в иммунной системе, приводит лишь к кратковременному улучшению носового дыхания. В условиях неконтролируемого реактивного послеоперационного отека образование новых полипов в первые же месяцы или даже недели после вмешательства вновь приво­дит к рецидиву. В результате этого многие пульмонологи и даже оториноларингологи часто рекомендуют больным с бронхиальной астмой воздерживаться от полипотомии.

Элементарная логика убеждает нас в целесообразности оперативного вме­шательства, так как восстановление носового дыхания и санация околоносовых пазух приводят к достижению ремиссии в течении бронхиальной астмы. Два до­стижения современной медицинской науки расширяют наши возможности в лече­нии данной патологии: эндоскопическая ринохирургия и новые формы кортикос-тероидных препаратов. Использование эндоскопов позволяет тщательно удалить полипы, под контролем зрения выполнить ревизию всех околоносовых пазух и восстановить их нормальный дренаж и аэрацию (D.W.Kennedy, 1985; A.A.Sobieh, H.Stammberger, 1990), Однако, при бронхиальной астме и аспириновой триаде операция должна являться только частью комплексного лечения.

Современные интраназальные кортикостероидные аэрозоли оказывают вы­раженное противовоспалительное и десенсибилизирующее действие за счет уменьшения количества тучных клеток и выделяемых ими медиаторов, снижая уровни тканевой эозинофилии, секреции слизистой оболочки, продукции лейкотриенов и иммуноглобулина В, а также снижения чувствительности рецепторов слизистой оболочки носа к гистамину и механическим раздражителям.

источник

Лечение больных полипозно-гнойным риносинуситом в сочетании с бронхиальной астмой и с индивидуальной непереносимостью антибиотиков

Д. м. н., проф. А.Ю. Овчинников, к. м. н И.Г. Колбанова
ФПДО МГМСУ, кафедра оториноларингологии, ГКБ им. С.П. Боткина

На сегодняшний день взаимосвязь между заболеваниями верхних и нижних дыхательных путей можно считать доказанной. Особенное беспокойство вызывает тот факт, что такие болезни, как полипозный и полипозно-гнойный риносинусит при переходе их в хроническую форму не только являются фактором риска развития бронхиальной астмы (БА) сами по себе, но даже лечение этих заболеваний может негативно повлиять на течение уже имеющейся у пациента астмы. Ситуация осложняется непереносимостью антибиотиков, нередко встречающейся у пациентов с БА. Все это ставит перед лечащим врачом непростую задачу подбора эффективной и безопасной терапии.

Болезни верхних и нижних дыхательных путей

Полость носа и околоносовые пазухи представляют собой высокоорганизованную структуру с тонкими и сложными механизмами регуляции, обладающую множеством специфических функций. Подобная морфофункцио-нальная сложность обеспечивает создание первого барьера на пути проникновения инфекции. Очевидна тонкая функциональная связь полости носа и околоносовых пазух с другими органами и системами, в первую очередь с бронхолегочной [1, 2, 3].

Медицинская статистика последних лет убедительно свидетельствует о росте числа заболеваний носа и околоносовых пазух, причем увеличиваются как общая заболеваемость риносинуситами, так и удельный вес этой патологии в структуре ЛОР-болезней. Наличие тесной анатомической и физиологической взаимосвязи между верхними и нижними дыхательными путями приводит к тому, что рост числа риноси-нуситов происходит синхронно с увеличением заболеваемости бронхитами и бронхиальной астмой, и эту тенденцию пока не удается изменить, несмотря на совместные усилия ведущих специалистов всего мира [4].

Доказано, что хронические воспалительные процессы в верхних и нижних дыхательных путей имеют сходную этиологию [5, 6]. Это обусловлено тем, что слизистая оболочка воздухоносных путей от носовой полости до средних бронхов имеет сходное анатомическое и гистологическое строение.

Полипозный риносинусит (ПРС) является одним из наиболее распространенных хронических заболеваний полости носа и околоносовых пазух. Безусловно, ПРС не является угрожающим жизни заболеванием, но он существенно ухудшает качество жизни пациентов и играет определенную роль в патогенезе БА. [7, 8]. Именно поэтому ПРС рассматривается многими исследователями как фактор риска развития такого серьезного, тяжелого и иногда даже смертельного заболевания, как астма, распространенность которой, согласно статистике, растет повсеместно.
Адекватное и эффективное лечение ПРС часто приводит к улучшению течения БА при их сочетанном течении.
Успех лечения больных ПРС во многом обусловлен выраженностью патологического процесса в полости носа.

Лечение таких больных всегда должно оставаться комплексным, включающим применение различных групп лекарственных препаратов (топические глюкокортикостероиды, анти-лейкотриеновые препараты, блока-торы Н1-гистаминовых рецепторов последних поколений и др.) и проведение хирургического лечения. Диапазон хирургических методов лечения ПРС очень широк — от традиционной полипотомии носа до полисинусотомии.

Однако хирургическое лечение ПРС у больных БА является мощным провоцирующим фактором, в результате которого могут развиться нежелательные явления со стороны бронхолегочной системы: от обострения БА до присоединения пневмоний. Подобные осложнения возникают благодаря существованию ринобронхиального рефлекса [9, 10]. Это обстоятельство заставляет искать оптимальные методы предоперационного и послеоперационного лечения, разрабатывать методы щадящей хирургии для предотвращения ухудшения со стороны бронхолегоч-ной системы и, по возможности, сокращать число оперативных вмешательств за счет увеличения эффективности консервативного лечения.

Инфекционный процесс и развитие гнойного риносинусита

Известно, что одним из факторов, способствующих развитию БА либо ее обострению, служит бактериальная инфекция. Получены убедительные доказательства связи между характером хронической бактериальной инфекции дыхательных путей и тяжестью БА и числом ее обострений [11-14]. Это, безусловно, необходимо учитывать при лечении больных с сочетанной патологией верхних и нижних отделов дыхательного тракта. Сочетание ПРС с БА в перспективе очень часто приводит к более тяжелым поражениям дыхательных путей, особенно при присоединении инфекционного процесса [15]. Инфекционно-воспалительный процесс, возникший на неблагоприятном аллергическом фоне, приводит к формированию полипозно-гнойного рино-синусита (ПГРС) — патологического состояния верхних дыхательных путей, способного в еще большей степени вызывать и поддерживать легочные заболевания и оказывать негативное влияние на бронхолегочную систему [16]. Последнее может быть объяснено следующим образом: во-первых, гнойный воспалительный процесс, идущий в пазухах, оказывает токсическое воздействие на другие структуры организма; во-вторых, отсутствие нормального носового дыхания отрицательно сказывается на состоянии бронхолегочной системы; в-третьих, под влиянием гнойного воспаления происходит снижение иммунитета и развивается дополнительная сенсибилизация организма. Подтверждена высокая распространенность полипозно-гнойных риносинуситов у больных инфекционно-зависимой бронхиальной астмой, что указывает на агрессивное влияние инфекционного агента на состояние как верхнего, так и нижнего отдела дыхательного тракта. Существуют непрямые доказательства того, что инфекционный риносинусит утяжеляет течение БА, т. к. его лечение антибактериальными препаратами облегчает течение БА.

По-видимому, одной из причин низкой эффективности лечения и частого рецидивирования полипозно-гнойного процесса или его латентного течения, является отсутствие сведений об особенностях микробного пейзажа конкретного больного. Подобная ситуация, в свою очередь, может привести к обострению БА или стать причиной развития осложнений.

Поэтому непосредственными результатами разрабатываемых схем ведения больных с полипозно-гнойным риносинуситом в сочетании с бронхиальной астмой должно стать создание комплексных методов обследования и лечения, учитывающих и распространенность полипозного процесса, и его длительность, и характер возбудителя и степень тяжести бронхиальной астмы.

Таким образом, перед современной оториноларингологией стоит задача создания комплексных эффективных методов обследования, консервативного и хирургического лечения с адекватной дооперационной подготовкой и послеоперационным ведением больных с сочетанной патологией верхнего и нижнего отделов дыхательного тракта для предупреждения обострения БА и увеличения сроков ремиссии полипоз-ного и полипозно-гнойного процессов.

При ПГРС воспаление слизистой оболочки носа и околоносовых пазух, практически всегда вызвано застоем секрета, нарушением аэрации пазух и, как следствие, колонизацией слизистой и пазух инфекционными агентами.

Для возникновения инфекционного процесса ведущее значение, наряду с вирулентными свойствами возбудителя, имеет состояние макроорганизма. Оно определяется сложным комплексом факторов и механизмов, тесно связанных между собой, и характеризуется как чувствительность и резистентность к инфекции. Не менее важное значение в развитии синусита имеют аномалии строения внутриносовых структур и решетчатого лабиринта. Особенно большое влияние они оказывают на хронизацию патологического процесса. Нарушение нормальных анатомических взаимоотношений в полости носа изменяет аэродинамику, способствуя попаданию неочищенного воздуха в околоносовые пазухи и повышая риск развития воспаления. Полипы, отечная слизистая оболочка, искривленная перегородка носа, шипы и гребни перегородки носа, расположенные на уровне среднего носового хода, и тому подобные анатомические аномалии нарушают проходимость естественных отверстий околоносовых пазух и приводят к стагнации секрета и снижению парциального давления кислорода в околоносовых пазухах.

Читайте также:  Функция легких при астме

Тактика лечения ПГРС до настоящего времени была жестко предопределена и предусматривала обязательное хирургическое лечение. Однако любое оперативное вмешательство в полости носа и ОНП у больных БА является мощным провоцирующим фактором благодаря существованию ринобронхиального рефлекса, результат которого — ухудшение состояния бронхолегочной системы: от обострений БА до присоединения пневмоний. Кроме того, логичнее и безопаснее проводить оперативное вмешательство в период ремиссии воспалительного процесса при ПГРС.

При хронических синуситах микробная флора отличается большим разнообразием, причем микробный пейзаж варьирует в зависимости от тяжести и продолжительности заболевания, по мере развития болезни спектр возбудителей несколько смещается в сторону анаэробной флоры. Одним из наиболее значимых факторов возникновения инфекционного процесса является неблагоприятный аллергический фон, частые полипотомии носа, нерациональное назначение антибактериальных препаратов в виде как местной, так и общей терапии. Самой рациональной позицией антибактериальной терапии остается учет всех наиболее вероятных возбудителей или определение возбудителя в каждом конкретном случае синусита.

Непереносимость антибиотиков и антибактериальная терапия

Однако на практике все чаще возникают ситуации, когда назначение, точнее, выбор метода лечения синусита осложняется непереносимостью антибиотиков. И таких пациентов становится все больше. Это, с одной стороны, связано с увеличением аллергической нагрузки на организм, с другой стороны — с неаллергическими факторами, которые потенцируют действие аллергенов, например большая загазованность крупных промышленных городов, курение, все более широкое применение различных химических иммунотропных веществ. Все эти факторы усиливают аллергический ответ на этапе сенсибилизации, изменяя структуру заболеваемости инфекционными/неинфекционными болезнями. Также в последнее время изменилась иммунологическая реактивность населения, появились так называемые транзиторные иммунодефицитные состояния, на фоне которых легко развиваются острые и хронические инфекционно-воспалительные заболевания. Данные обстоятельства и стали стимулом к поиску нового решения описанной выше проблемы.

Карбоцистеин — единственный из мукоактивных препаратов, который обладает одновременно мукорегулирующим и муколитическим эффектом. Препарат нормализует количественное соотношение кислых и нейтральных муцинов бронхиального секрета, восстанавливая вязкость и эластичность слизи. Данный эффект достигается за счет активации фермента сиаловой трансферазы, вырабатываемого бокаловидными железами слизистой оболочки.

На фоне применения препарата восстанавливается секреция IgA, улучшается мукоцилиарный транспорт, происходит регенерация структур слизистой оболочки. Действие препарата распространяется на слизистую оболочку всех отделов дыхательного тракта.

Одновременное назначение карбо-цистеина и антибиотиков потенцирует лечебную эффективность последних при воспалительных процессах в области как верхнего, так и нижнего отделов дыхательного тракта. Кроме того, карбоцистеин взаимно повышает эффективность глюкокортикостероиднойтерапии, усиливает бронхолитический эффект теофиллина. Активность карбоцистеина ослабляют противокашлевые и атропиноподобные средства.

Исследование эффективности карбоцистеина

Под нашим наблюдением находились 32 пациента, страдающих ПГРС необ-турирующей степени и БА, с длительностью заболевания не превышающей 10 лет и непереносимостью некоторых групп антибактериальных препаратов. Дизайн исследования предусматривал осмотр врачом оториноларингологом. Выраженность жалоб регистрировалась по 5-балльной визуально-аналоговой шкале (ВАШ). Всем больным проводилось: компьютерная томография носа и околоносовых пазух, стандартное клиническое обследование, включающее сбор жалоб, анамнеза жизни и заболевания, физикальный осмотр, лабораторная диагностика (клинический и биохимический анализ крови), осмотр врача пульмонолога, исследование функции внешнего дыхания (ФВД) на 1-й и 28-й день.

В связи с непереносимостью некоторых групп антибактериальных препаратов, наблюдавшейся у пациентов, больным этой группы проводилось лечение, включающее мометазона фуроат (Назонекс) по 200 мкг 2 раза в сутки (суточная доза 400 мг) и карбоци-стеин (Флюдитек) по 1 столовой ложке 3 раза в день. Курс комплексной терапии составил 10 дней. Монотерапия мометазона фуроатом продолжалась до 28-го дня. Всем больным проводилась базисная терапия по поводу БА.

Итоговая оценка результата лечения проводилась по следующим параметрам:

• «Положительный» — значительное уменьшение всех симптомов заболевания (улучшение самочувствия, регрессия симптоматики), положительная динамика данных инструментальных исследований;

• «Удовлетворительный» — незначительное улучшение общего состояния и умеренно положительная динамика показателей инструментальных исследований;

• «Отсутствие эффекта» — отсутствие динамики всех симптомов заболевания, показателей инструментальных исследований, а также, при невозможности оценить эффект, в случаях прекращения лечения;

• «Ухудшение» — утяжеление общего состояния и отрицательная динамика показателей инструментальных исследований, потребность в дополнительном лечении.

По окончании лечения положительный результат был отмечен у 13 (40,62%) человек из 32, удовлетворительный — у 9 (28,12%) человек, у 10 (31,25%) больных эффект отсутствовал, ухудшения состояния не отмечено ни у одного пациента (рис.).

Результаты риноманометрии показали, что в данной группе среднее значение суммарного объемного потока (СОП) до лечения (420 ± 144,1 см3/с) было достоверно меньше (р

источник

Несмотря на очевидные достижения последнего десятилетия в области фармакотерапии бронхиальной астмы (БА), врачи нередко сталкиваются с пациентами, у которых казалось бы оптимальное лечение, соответствующее современным рекомендациям, не приводит к желаемым

Несмотря на очевидные достижения последнего десятилетия в области фармакотерапии бронхиальной астмы (БА), врачи нередко сталкиваются с пациентами, у которых казалось бы оптимальное лечение, соответствующее современным рекомендациям, не приводит к желаемым результатам: сохраняются симптомы заболевания, потребность в короткодействующих бета-агонистах (КДБА), сниженная толерантность к физической нагрузке и, как результат, — низкое качество жизни. Помимо возможных дефектов фармакотерапии одной из важных причин недостаточной эффективности лечения БА является коморбидная патология и, в частности, сопутствующие заболевания верхних дыхательных путей: аллергический ринит (АР), синусит и полипозный риносинусит (ПРС) [1, 2, 3].

Взаимосвязи АР и БА в последнее десятилетие уделяется очень большое внимание. Достаточно сказать, что экспертами ВОЗ разработана программа ARIA (Аллергический ринит и его влияние на бронхиальную астму) [1], всесторонне освещающая эту проблему, в том числе и вопросы эффективного лечения АР, сочетающегося с БА. Крупное отечественное многоцентровое эпидемиологическое исследование НАБАТ (НАциональное исследование Бронхиальной Астмы Тяжелого течения) подтвердило, что АР оказывает неблагоприятное влияние на течение в том числе и тяжелой БА [4]. Наконец, следует привести данные Crystal-Peters J. et al. [5], показавших на материале более четырех с половиной тысяч больных, что терапия АР сокращает почти в три раза частоту обострений БА.

В отличие от АР взаимоотношениям ПРС и БА уделяется гораздо меньше внимания. Вместе с тем ПРС относится к широко распространенным заболеваниям, а его частая ассоциация с БА выводит эту патологию за рамки только оториноларингологии, обусловливая междисциплинарной подход с участием ЛОР-специалистов, пульмонологов, аллергологов. Популяционные исследования, проведенные в различных странах, свидетельствуют о наличии ПРС у 1–2,7% населения, а среди обращающихся к оториноларингологам или аллергологам удельный вес пациентов с ПРС составляет 4–5% [6,7]. У больных БА частота ПРС значительно выше, чем в популяции, составляя 7–15% и, наоборот, среди пациентов с ПРС астма диагностируется в 29–70% случаев [8, 9]. Однако только частым сочетанием ПРС и БА проблема их коморбидности не исчерпывается. Хорошо известная связь между этими заболеваниями длительное время рассматривалась с позиции ринобронхиального рефлекса, что определяло целесообразность полипэктомий при БА. Современные данные, касающиеся механизмов воспаления при ПРС и, прежде всего, активной роли эозинофилов и провоспалительных цитокинов, дополнили и углубили представления о патогенезе ПРС и его взаимосвязях с БА.

Несмотря на значительное количество опубликованных материалов, вопросы этиологии ПРС во многом остаются нерешенными. Имеющиеся в настоящее время сведения о возможных причинах и патогенетических механизмах развития ПРС позволяют считать его многофакторным заболеванием. В качестве этиологически значимых факторов рассматриваются врожденные или приобретенные нарушения мукоцилиарной системы, местный иммунодефицит, инфекция, в том числе вирусная, бактериальная, грибковая. Большое число работ посвящено роли аллергии в патогенезе ПРС, и хотя не все исследователи отводят ей значимую роль, в ряде публикаций придается существенное значение аллергии в развитии данного заболевания [10, 11]. Наши исследования также подтверждают возможную роль аллергии при ПРС у значительной части больных [12]. При обследовании 112 пациентов, включающем назальные провокационные тесты с различными аэроаллергенами, аллергический характер заболевания был подтвержден в 62,4% случаев. При этом у 42,8% больных респираторная аллергия сочеталась с непереносимостью Аспирина. В целом же непереносимость ацетилсалициловой кислоты и других нестероидных противовоспалительных препаратов среди больных ПРС составила 61,6%.

Характеризуя патогенез ПРС, следует отметить, что, независимо от его этиологии, ключевое значение принадлежит эозинофильному воспалению. В рекрутировании и активировании эозинофилов основная роль отводится цитокинам (IL-5, IL-3, ФНО-a), под влиянием которых происходит активация эозинофилов в костном мозге, ингибирование их апоптоза, увеличение ими продукции провоспалительных медиаторов и, в частности, эозинофильного катионного протеина [13, 14]. Важное значение придается также дисбалансу ферментных систем, регулирующих метаболизм арахидоновой кислоты. Нарушение обмена арахидоновой кислоты сопровождается накоплением в слизистой оболочке носа лейкотриенов, простагландинов, тромбоксанов, фактора некроза опухоли (ФНО-a) и некоторых хемокинов, которые, в свою очередь, стимулируют миграцию в очаг воспаления эозинофилов, нейтрофилов, базофилов, лимфоцитов. Являясь источником провоспалительных медиаторов, обладающих выраженным токсическим действием на мерцательный эпителий, активированные клетки играют важную роль в персистировании воспалительных изменений при ПРС.

Показано, что медиаторы воспаления, продуцируемые эозинофилами и другими эффекторными клетками в полипозной ткани, могут инициировать или усиливать воспаление в нижних дыхательных путях, формируя или усиливая тем самым бронхиальную гиперреактивность. Предполагается, что своего рода «воспалительный ринобронхиальный рефлекс» может быть обусловлен либо гравитационными механизмами попадания назального содержимого в нижние отделы дыхательных путей, либо за счет системного эффекта цитокинов, способствующих вторичному рекрутированию эозинофилов и других клеток воспаления в бронхиальное дерево [2]. Приведенные данные хорошо согласуются с известными клиническими особенностями астмы, сочетающейся с ПРС: тяжелым, часто неконтролируемым течением и резистентностью к терапии [15].

Для оценки возможного влияния ПРС на течение БА нами проведено сравнительное исследование в 2 группах больных. В 1-ю группу вошли 84 больных с тяжелым персистирующим течением БА без ПРС и во 2-ю — 47 больных, аналогичных по степени тяжести астмы, но с сопутствующим ПРС. Полученные результаты показали, что на фоне ПРС у больных достоверно чаще регистрируются симптомы БА и ее обострения, больные с ПРС чаще и на более продолжительный срок госпитализируются, им чаще назначаются системные кортикостероиды (СКС), в том числе и на постоянной основе (рис. 1). Таким образом, проведенное исследование хорошо согласуется с представлениями о том, что ПРС в значительной степени утяжеляет течение БА, увеличивает частоту и выраженность ее симптомов, способствует формированию стероидозависимого фенотипа заболевания.

Представление о ключевой роли воспаления в патогенезе ПРС явилось предпосылкой для его лечения топическими назальными кортикостероидами (НКС). Контролируемые исследования, основанные на клинико-функциональных, эндоскопических и рентгенологических методах оценки, доказали их высокую эффективность. Более того, сравнительные исследования эффективности хирургического и медикаментозного лечения ПРС показали, что во многих случаях терапия НКС может рассматриваться как альтернативный метод лечения [16, 17]. Только отсутствие эффекта от полноценной консервативной терапии должно являться показанием для оперативного лечения, которое, в свою очередь, должно дополняться НКС [6, 18].

Как показали наши наблюдения, на фоне применения Фликсоназе (флутиказон) наблюдается статистически достоверное снижение наиболее выраженных симптомов ПРС [19]. В значительной степени это касается проявлений назальной обструкции, которая после лечения регистрировались в 12 раз реже, уменьшения частоты и интенсивности патологических выделений из носа (в 9 раз), парестезий в полости носа, чихания, глазных симптомов (в 1,5–2 раза). Следует подчеркнуть, что регресс субъективной симптоматики в процессе лечения ПРС сопровождается положительной динамикой показателей назальной вентиляции. При этом наблюдалось увеличение в 1,5 раза объемного и скоростного назальных потоков и двукратное снижение носового сопротивления (р

Б. А. Черняк, доктор медицинских наук, профессор
И. И. Воржева, кандидат медицинских наук, доцент
ИГИУВ, Иркутск

источник