Меню Рубрики

Полиоксидоний при бронхиальной астме

Бронхиальная астма (БА) — хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей, в генезе которого играют роль многие клетки и клеточные элементы. Именно хроническое воспаление вызывает гиперреакцию дыхательных путей, приводящую к рецидивирующим эпизодам свистящего дыхания, одышки и кашлю. Неотъемлемой частью лечения бронхиальной астмы у детей является фармакотерапия. Основная цель терапии бронхиальной астмы у детей — достижение устойчивой ремиссии и высокого качества жизни у всех пациентов вне зависимости от степени тяжести [3].

Кроме респираторных аллергенов, в последние годы большое значение уделяется острым респираторным инфекциям, которые являются значительными триггерными факторами в развитии обострений бронхиальной астмы у детей [5]. По мнению других авторов [1], повторные острые респираторные инфекции способствуют формированию хронической бронхолёгочной патологии, аллергической патологии, предрасполагают к развитию заболеваний ЛОР-органов, могут быть причиной задержки психомоторного и физического развития. Эти дети формируют диспансерную группу «часто болеющих детей» (ЧБД). Критерием включения в группу ЧБД является число эпизодов ОРИ в год: для детей от 0 до года — 4 и более; в возрасте 1-3 лет — 6 и более; для детей 4-5 лет — 5 и более; старше 5 лет — 4 и более. По данным многочисленных европейских исследований, почти 5% детей в возрасте от 3 до 6 лет являются часто болеющими. По российским данным, доля ЧБД в популяции колеблется в широком диапазоне — от 15 до 75%, не имея тенденции к снижению.

В связи с этими фактами применение иммуномодуляторов в комплексной терапии бронхиальной астмы у часто болеющих острыми респираторными заболеваниями детей является достаточно актуальной проблемой [2].

Целью работы явился анализ эффективности применения полиоксидония (азоксимера бромида) в комплексной терапии бронхиальной астмы у часто болеющих острыми респираторными заболеваниями детей.

Методы исследования

Проведен анализ историй болезни детей с бронхиальной астмой с оценкой клинико-инструментальных исследований: выраженности симптомов обострения, потребности в β2-агонистах короткого действия, функциональных показателей дыхания (пиковой скорости выдоха (ПСВ), суточной вариабельности пиковой скорости выдоха) и лабораторных показателей (содержание каталазы, церулоплазмина в сыворотке крови).

В работе было проанализировано 50 историй болезней детей с бронхиальной астмой, 25 детей в возрасте от 5 до 15 лет, получавших стандартную терапию бронхиальной астмы (ИГКС, небулайзерную терапию с β2-агонистами короткого действия) и полиоксидоний в дозе 3-6 мг 1 раз в день в/в, 3-5 инъекций на курс, и 25 детей, получавших только стандартную терапию бронхиальной астмы (контрольная группа). Длительность пребывания детей в стационаре составила 15 дней. Проведено исследование крови 10 больных детей с бронхиальной астмой, получавших полиоксидоний в составе комплексной терапии, на содержание церулоплазмина и каталазы.

Результаты исследования и их обсуждение

Сравниваемые группы детей, находившихся на стационарном лечении с диагнозом БА, были сопоставимы по возрасту, степени тяжести заболевания, давности заболевания и выраженности исходных симптомов. В обеих группах преобладали больные со средней степенью тяжести бронхиальной астмы. Установлено, что наиболее значимыми триггерными факторами в анализируемых группах детей с бронхиальной астмой явились: контакт с аллергенами и острая респираторная инфекция.

При поступлении у больных отмечались следующие клинические симптомы: приступы удушья в дневное и ночное время, затруднение дыхания при физической назрузке, кашель и использование бронходиллататоров короткого действия в связи с данными эпизодами за последние 4 недели (табл. 1).

Таблица 1 Клинические симптомы у детей с бронхиальной астмой при поступлении

Затруднение дыхания при физической нагрузке

источник

Тяжелая форма БА характеризуется частыми обострениями заболевания, выраженным снижением качества жизни больных.

Тяжелая бронхиальная астма – одна из сложных проблем современной клинической медицины.

Основными критериями тяжелой астмы является: лечение постоянно и длительно (≥50% в году) пероральными стероидами и потребность в высоких дозах ингаляционных стероидов.

Менее значимыми критериями тяжелой бронхиальной астмы могут служить: потребность в ежедневном приеме для контроля астмы в дополнении к ингаляционным стероидам других препаратов (напр., пролонгированных В2-агонистов,теофиллина или анатагонистов лейкотриенов), потребность в В2-агонистах короткого действия, ежедневно или почти ежедневно, персистенция дыхательной обструкции (ОФВ1˂80% от должного, суточная вариабельность ПСВ >20%), обращение 1 или более раз в году за неотложной помощью, прием 3 и более раз в году пероральных стероидов, быстрое ухудшение состояния при снижении дозы пероральных или ингаляционных стероидов на 25%, эпизоды развития астматического статуса.

Социально-экономические проблемы последних лет не позволяют существенно изменить подход к терапии больных тяжелой БА, которые все чаще принимают дешевые таблетированные ГКС, короткого (преднизолон, метилпреднизолон и др.), промежуточного (триамсинолон) и пролонгированного (депо) действия (кеналог, дипроспан). У большинства таких больных ограничена финансовая возможность в приеме оптимальных доз и ГКС, имеющих нередко, высокую стоимость.

При длительном или постоянном приеме системных ГКС течение тяжелой формы бронхиальной астмы приобретает новые черты: к астме присоединяется патологическая картина, свойственная синдрому Иценко-Кушинга, развиваются метаболические и эндокринные нарушения, появляется патология костно-мышечной системы, появляется подверженность бактериальным, вирусным и паразитарным инфекциям, торпидным к общепринятым методам терапии. Таким образом, ГКС могут контролировать БА, но они также являются причиной дополнительного воспаления в дыхательных путях вследствие возрастания риска бактериально-грибковых и вирусных инфекций.

ГКС снижают секрецию гормонов эпителиальными клетками тимуса за счет торможения синтеза белков и пептидов, способствуя раннему старению иммунной системы. ГКС индуцируют Т-клеточный апоптоз, тем самым снижая популяции Th1 и Th2 иммунного ответа и проявляют свой противовоспалительный эффект путем уменьшения продукции цитокинов (в частности, ИЛ-2 – важнейшего медиатора клеточного иммунитета, а также ИЛ1, ИЛ3, ИЛ5, ИЛ7 и т. д.). Зная важное значение цитокинов для нормального функционирования иммунной системы, можно сказать, что снижением количества Т-клеток может быть частично объяснять иммуносупрессивное действие ГКС.

Гипогаммаглобулинемия, развивающаяся на фоне использования системных ГКС, связана не с уменьшением количества В-клеток, а со снижением продукции иммуноглобулинов этими клетками.

По мнению некоторых авторов, ГКС вызывает относительную лимфопению, моноцитопению, уменьшают число эозинофилов и базофилов. Эти изменения возникают в связи с перераспределением клеток из внутрисосудистого русла в лимфоидную ткань.

Таким образом, у категории больных формируются клинические и лабораторные признаки вторичной иммунной недостаточности, требующие в комплекс терапии включения иммунотропных препаратов. Поэтому Т.В. Латышевой и О. В. Романовой была проведена попытка включения в комплексную терапию больных с тяжелой формой БА полиоксидония.

Полиоксидоний (ПО) – полимеразное физиологически активное соединение, обладающее выраженной иммунотропностью. Это отечественный препарат с широким спектром фармакологического действия, не имеющий аналогов в мире. Препарат применяется с 1996 г. и обладает иммуномодулирующим, детоксицирующим, антиоксидантным и мембраностабилизирующим эффектом.

ПО усиливает способность нейтрофилов поглощать и убивать золотистый стафилококк, индуцирует синтез моноцитами цитокинов (только при их исходно низких или средних уровнях), усиливает синтез α-интерферона мононуклеарами, усиливает цитотоксичность NK-клеток. В условиях in vitro полиоксидоний обладает сложным и многогранным эффектом на иммунную систему. Так как развитие любого иммунного ответа начинается с клеток моноцитарно-макрофагальной системы и так как цитокины, продуцируемые моноцитами/макрофагами, обладают плейотропным эффектом, то усиление под влиянием полиоксидония их функциональной активности ведет к активации и клеточного и гуморального иммунитета. Таким образом, он приводит в движение все факторы защиты организма, и это движение распространяется естественным путем так, как это происходит при развитии иммунного ответа в организме.

ПО использовался в комплексной терапии 59 больных тяжелой формой БА по следующей схеме: по 6 мг N 5 в/м через день, потом через 3 дня до 10 инъекций. Эти больные характеризовались длительностью заболевания более 25 лет. Все они страдали тяжелой формой ГКС-зависимой астмы, получали на протяжении последних 6 лет ГКС в постоянной дозе 5-10 мг/сутки из расчета на преднизолон. У 46 (80%) из них зарегистрирована смешанная форма БА (атопическая и инфекционно-аллергическая форма) тяжелого течения, у 13(20%) – инфекционно-аллергическая, тяжелого течения.

У 59 (100%) больных на фоне постоянного приема ГКС отмечались признаки Кушингоида, у 34 (57,6%) выявлен сахарный диабет 2 типа, 19 человек из них страдали инсулинозависимой формой. Сопутствующие заболевания: желудочно-кишечные (100%), хронический бронхит (100%), заболевания лор-органов (100%), сердечно-сосудистые заболевания (79,7%), сахарный диабет (57,6%), заболевания щитовидной железы (73%) и др (табл.1). 16 (27,1%) отмечали в течение жизни несколько эпизодов перенесенной герпес-вирусной инфекции, характеризовавшейся тяжелым течением и быстрым присоединением вторичной бактериально-грибковой инфекции, но ни в одном случае не отмечено частого рецидивирующего течения.

У всех больных отмечалось упорное течение инфекционного процесса (хронический гнойно-обструктивный бронхит, хронический гнойный гайморит, слизисто-кожный кандидоз, рецидивирующая герпетическая инфекция), они неоднократно проходили комплексное лечение антибактериальными, антимикотическими препаратами.

Выявлено, что больные с тяжелой формой БА по выраженности изменений в иммунном статусе можно разделить на две группы: средняя и тяжелая, при которых отмечены нарушения клеточного звена иммунитета различной степени выраженности: лейкопения, лимфопения, снижение СД3+, СД4+-лимфоцитов, НК-клеток, инверсия ИРИ. У все обследуемых больных отмечены корреляция тяжести состояния с изменениями в иммунном статусе.

Включение ПО в комплексную терапию больных с тяжелой формой БА позволило сократить длительность пребывания в стационаре на 15% и удлинить длительность ремиссии хронических очагов инфекции у больных с тяжелой формой БА до 1 года у 40% больных и до 6 мес у 50% больных, длительность ремиссии менее 6 мес сохранились у 10% больных. У 19 больных (32,2%) после санации очагов инфекции и удлинения интервала ремиссии удалось провести курс АСИТ причиннозначимыми аллергенами. В процессе приема полиоксидония было выявлено повышение бактерицидности нейтрофилов, повышение уровня NK-клеток. Уровень иммуноглобулинов не изменялся, что требовало включения в лечение иммуноглобулинов. Все наблюдавшиеся больные хорошо переносили лечение ПО, осложнений со стороны клинического течения заболевания, отрицательных изменений в лабораторных показателях (периферическая кровь, биохимическое исследование, общий анализ мочи и др.) не отмечено.

На основании проведенных исследований Т.В. Латышева и О.В. Романова считают целесообразным включение полиоксидония в комплексную терапию больных тяжелой формой БА, так как это приводит к более быстрому купированию признаков воспаления, удлиняет ремиссию заболевания и адекватно влияет на определенные параметры иммунной системы, улучшая качество жизни.

Таблица 1. Сопутствующие заболевания у больных БА(п=59)

источник

Внедрение в практику лечения БА ингаляционных форм глюкокортикостероидов (ИГКС) оказалось высокоэффективным даже при тяжелом течении заболевания [1]. Известно, что ГКС обладают выраженным иммуносупрессивным и антипро-лиферативным действием (в первую очередь по отношению к Т-клеточному звену иммунитета), однако ингаляционные формы не вызывают системных проявлений при той же терапевтической эффективности [2]. Благоприятное действие ИГКС связано с локальным противовоспалительным эффектом (в основном с подавлением эозинофильного воспаления) и уменьшением гиперчувствительности дыхательной мускулатуры. Однако длительное применение ГКС, оказывающее терапевтический противовоспалительный эффект, в большей или меньшей степени подавляет противоинфекционный иммунный ответ, что способствует развитию инфекционных осложнений. При этом характер инфекций и их локализация зависят от пути введения, применяемой дозы и активности препарата [3].

Многолетний опыт применения ИГКС в лечении БА позволяет предположить, что неблагоприятное действие ИГКС на иммунную систему у больных БА во многих случаях может быть компенсировано и не проявляться полностью при отсутствии повышенной нагрузки на иммунную систему. Целью нашего исследования является анализ исходного состояния иммунитета и потенциальных возможностей поликлональной активации Т-клеточных популяций у больных БА, получающих базисную терапию с использованием ГКС, с последующей оценкой эффективности использования иммуномодулятора Полиоксидония (ПО) в комплексной терапии таких больных.

Обследовано 48 пациентов с атопической бронхиальной астмой (АБА) персистирующего течения средней тяжести. Диагноз был установлен на основании анамнеза, данных физикального и инструментального обследования, а также результатов специфической аллергологической диагностики. Все больные находились на базисной поддерживающей терапии ИГКС (будесонид) в суточной дозе 500–1000 мкг в комбинации с β2‑агонистами короткого действия. Группу сравнения составили 29 здоровых добровольцев. В числе сопутствующих заболеваний были выявлены: аллергический ринит – у 38 больных, хронический гнойно-обструктивный бронхит – у 43, рецидивирующие (до 5–6 раз в год) респираторные инфекции – у 36, в единичных случаях наблюдалось присоединение хронического тонзиллита, хронического пиелонефрита и повторных пневмоний. Возраст больных составил от 18 до 50 лет. Длительность заболевания – от 2 до 20 лет.

Наблюдаемые больные с АБА были разделены на две группы. Первая (23 человека) получала базисную терапию, включающую ИГКС (будесонид), 9 человек из группы периодически принимали ГКС парентерально или перорально. Вторая группа больных (25 человек) наблюдалась в процессе проведения курса комплексной терапии, включающей базисный прием ИГКС (будесонид) и иммуномодулятор ПО в дозе 6 мг внутримышечно через день в количестве 5 инъекций.

В исследованиях клетки получали из периферической крови. Мононуклеарную фракцию выделяли центрифугированием на градиенте плотности перколла («Pharmacia», Швеция) 1,077 при 700 g в течение 25 мин при комнатной температуре.

Количество лимфоцитов, экспрессирующих маркеры СD3 + , CD4 + , CD8 + , CD19 + , определяли с использованием моноклональных антител (МКАТ) к соответствующим антигенам (набор «IMK Plus», «Becton Dickinson», США).

Оценку уровня экспрессии поверхностных антигенов проводили методом трехцветного маркирования. Результаты реакции учитывали на двухлазерном проточном цитофлюориметре «FACSCalibur» («Becton Dickinson») в программе «СellQuest». Настройку прибора по каналам флюоресценции осуществляли с помощью программы «FACSComp» с применением калибровочных частиц CaliBRITE и частиц, меченных APC.

Уровень стимулированной экспрессии активационных маркеров на мононуклеарных клетках периферической крови больных АБА и здоровых добровольцев исследовали в условиях краткосрочного культивирования. Статистическую обработку результатов проводили с использованием t-критерия Стьюдента для двух группах и в динамике для одной группе [4].

Результаты исследования влияния длительного применения ИГКС в составе базисной терапии у больных АБА на экспрессию активационных маркеров представлены в табл. 1. Проведено сравнение средних показателей экспрессии на мононуклеарах периферической крови маркеров лимфоцитарной дифференцировки и маркеров активации (CD69 + – раннего маркера активации и HLA-DR – позднего маркера активации).

Рассматривая материалы исследования, необходимо отметить, что при длительном наблюдении больных АБА, получавших базисную терапию с использованием средних доз ИГКС, процентное соотношение Т-клеточных субпопуляций (CD4 + и CD8 + ) в составе Т-лимфоцитарной популяции (CD3 + ) сохранялось и их уровень практически не отличался от такового у здоровых доноров (было зафиксировано незначительное и малодостоверное снижение CD8 + Т-лимфоцитов). Показатели соотношения CD4 + /CD8 + Т-лим-фоцитов в сравниваемых группах не отличались и соответствовали средним величинам нормы.

Количество активированных лимфоцитов, оцениваемое по уровню экспрессии маркеров ранней активации (CD69 + ), в общей популяции мононуклеаров не превышало 2%, а в наиболее значимой CD3 + Т-популяции лимфоцитов было минимальным (табл. 1). Более высоким было количество мононуклеаров, экспрессирующих поздние маркеры активации (HLA-DR), которое составило 12%. Однако эта цифра не отражает истинной степени активации клеток, поскольку для некоторых клеточных популяций экспрессия маркеров HLA-DR характерна и в норме. Поэтому истинный уровень активации Т-лимфоцитов по увеличению поздних активационных маркеров следует оценивать по показателям CD3 + HLA-DR + . Как мы видим, и эти величины однотипны в обеих группах.

Таким образом, следует признать, что базисная терапия АБА с использованием средних доз ИГКС не сопровождается значимыми сдвигами Т-лимфоцитарных по-пуляционно-субпопуляционных и активационных показателей.

Читайте также:  Дифференциальная диагностика бронхиальной астмы и хронического обструктивного бронхита

Однако следует иметь в виду, что рассмотренные показатели характеризуют уровень экспрессии дифференцировочных и активационных маркеров Т-клеточного звена иммунитета у больных АБА в период восстановления клинического благополучия. Это совершенно не доказывает того, что Т-лимфоциты у больных АБА будут функционировать так же безупречно, как и Т-клетки здоровых людей, в условиях выраженной антигенно-инфекционной нагрузки. Данных о состоянии Т-лимфоцитов больных АБА, получающих ИГКС в составе базисной терапии, в доступной литературе мы не обнаружили.

В связи с этим мы провели следующую серию лабораторных исследований, задачей которых было сравнение потенциальных возможностей Т-лимфоцитов доноров и больных АБА при активации их поликлональным митогеном – фитогемагглютинином (ФГА) – в течение 24 часов в культуре клеток. Полученные результаты представлены в таблице 2.

Результаты исследований свидетельствовали о том, что культивирование мононуклеаров периферической крови у индивидов анализируемых групп в течение 24 часов без добавления митогена не сопровождалось изменением уровня экспрессии ранних маркеров активации (CD69 + ) как у доноров, так и у больных АБА. В то же время степень активации СD3 + Т-лимфоцитарной популяции несколько возрастала преимущественно в группе доноров и достигала 1,41 ± 0,31% при 0,17 ± 0,02% в исходном состоянии. Прирост был незначителен, однако он оказался больше, чем в группе больных АБА.

Интересно, что при 24‑часовом культивировании без добавления ФГА количество клеток, несущих поздние маркеры активации (HLA-DR), несколько уменьшилось, что, видимо, связано с незначительной потерей клеток, несущих в норме маркеры HLA-антигенов ІІ класса. Именно об этом свидетельствуют практически неизменные уровни экспрессии маркера HLA-DR на CD3 + Т-лимфоцитах у доноров – 4,0 ± 1,27% и 4,16 ± 1,12% в исходном состоянии и через 24 часа культивирования без ФГА (табл. 1, 2).

Использование митогена ФГА при культивировании привело к значительному увеличению количества активированных клеток. При этом наиболее выраженное увеличение отмечено в группе здоровых доноров. Процентное содержание клеток, экспрессирующих ранние маркеры активации, выросло у доноров до 22,92 ± 3,15%. У больных АБА также отмечалось увеличение количества активированных CD69 + -мононуклеаров, но оно было достоверно меньшим, чем у доноров. Наибольшая разница прослеживалась у CD3 + Т-лимфоцитарной популяции доноров и больных (16,58 ± 1,98% и 6,58 ± 1,54% соответственно, р + 69 + Т-лимфоцитов, наиболее точно отражающая потенциальные возможности Т-клеток, увеличивалась при использовании ПО в комплексной терапии АБА.

  1. Средние дозы ИГКС при лечении больных АБА оказывают положительный клинический эффект на течение основного заболевания без признаков системного иммунодепрессивного действия.
  2. Неблагоприятное действие ИГКС может реализоваться в снижении потенциальных возможностей активации Т-лимфоцитов в ответ на Т-клеточные поликлональные стимулы. Показанием к назначению ПО является снижение активационных показателей Т-лимфоцитов больных.
  3. Использование Полиоксидония в комплексной терапии больных АБА оказывало дополнительный местный противовоспалительный эффект, улучшало качественные показатели синтеза IgG и IgA и повышало потенциальные возможности Т-клеточного звена иммунитета.
  4. Больным АБА, находящимся длительное время на базисной терапии с использованием ИГКС, целесообразно включать в состав терапии Полиоксидоний на основании тщательного анализа клинической картины заболевания и состояния системы иммунитета конкретного пациента.

источник

Неуклонный и повсеместный рост заболеваемости, возрастание случаев сочетанной патологии, склонность к затяжному течению и хронизации процессов, формирование полирезистентности к лекарственным препаратам можно рассматривать как свидетельство ослабления систем защиты организма, прежде всего иммунной. Поэтому без коррекции иммунных нарушений с помощью соответствующих иммунотропных лекарственных средств справиться с ростом инфекционной заболеваемости достаточно трудно. В настоящее время становится очевидным, что лечение хронических инфекционно–воспалительных процессов должно быть комплексным и состоять из этиотропных химиотерапевтических средств, направленных на элиминацию возбудителя, и иммуномодулирующих средств, основной точкой приложения которых является нормализация функциональной активности иммунной системы больного человека.

Неуклонный и повсеместный рост заболеваемости, возрастание случаев сочетанной патологии, склонность к затяжному течению и хронизации процессов, формирование полирезистентности к лекарственным препаратам можно рассматривать как свидетельство ослабления систем защиты организма, прежде всего иммунной. Поэтому без коррекции иммунных нарушений с помощью соответствующих иммунотропных лекарственных средств справиться с ростом инфекционной заболеваемости достаточно трудно. В настоящее время становится очевидным, что лечение хронических инфекционно–воспалительных процессов должно быть комплексным и состоять из этиотропных химиотерапевтических средств, направленных на элиминацию возбудителя, и иммуномодулирующих средств, основной точкой приложения которых является нормализация функциональной активности иммунной системы больного человека.
Одним из препаратов для лечения и профилактики заболеваний, связанных с нарушением иммунной системы, является Полиоксидоний – высокомолекулярное соединение, обладающее выраженной иммуномодулирующей активностью.
Полиоксидоний разрешен к применению в России с 1996 г. Многолетний опыт использования Полиок­сидония показал его высокую клиническую эффективность в комплексном лечении хронических рецидивирующих вялотекущих инфекционно–воспалительных процессов (кожи и мягких тканей, бронхо–легочного аппарата, желудочно–кишечного и урогенитального трактов), протекающих на фоне первичных и вторичных иммунных нарушений.

Как известно, существуют 3 основных группы заболеваний иммунной системы: иммунодефициты, аллергические и аутоиммунные процессы. При всех патологиях имеются иммунологические нарушения, проявляющиеся дисбалансом клеточных субпопуляций, соотношения Th1/Th2 клеток, уровня иммуноглобулинов, внутриклеточных цитокинов. Принципы применения иммуномодулирующей терапии в каждой из этих групп имеют свои особенности.
Аллергические заболевания: использование Поли­оксидония при аллергических заболеваниях целесообразно в тех случаях, когда эти заболевания осложнены развитием и хронизацией очагов вирусной, бактериальной или грибковой природы. В этих случаях эффект Полиоксидония направлен на ликвидацию у больного с аллергическим процессом инфекционного очага, что может существенно улучшить клиническую картину основного заболевания.
Аутоиммунные заболевания: при аутоиммунных заболеваниях в настоящее время достаточно широко применяются иммунодепрессанты, направленные на подавление остроты воспалительного процесса. Их применение, как правило, дает быстрый и хороший клинический эффект. Однако осложнением указанной терапии может быть возникновение и хронизация инфекционных очагов. Поэтому в настоящее время, также как и при аллергии, основанием для применения Поли­оксидония при аутоиммунных процессах являются инфекционные процессы, осложняющие течение основного заболевания.
Иммунодефициты: В основе первичных иммунодефицитов лежит генетический дефект, который исправить путем назначения Полиоксидония невозможно. Но антиинфекционная защита – многокомпонентная, и мож­но ожидать, что при некотором повышении с помощью иммуномодуляторов функциональной активности нормально работающего компонента иммунной системы будет скомпенсирована, хотя бы частично, «плохая работа» дефектного звена. Главной мишенью применения иммуномодулирующих препаратов являются вторичные иммунные нарушения, которые проявляются в частых, рецидивирующих, трудно поддающихся лечению инфекционно–воспалительных заболеваниях различной локализации. Исследование параметров иммунной системы не всегда может выявить эти изменения. Клиническое течение инфекционно–воспа­лительных заболеваний, трудно поддающихся стандартной терапии, может служить показанием для назначения препаратов, повышающих противоинфекционную защиту, даже при отсутствии изменений в иммунном статусе.
Для активации противоинфекционного иммунитета наиболее целесообразным является применение иммуномодуляторов, воздействующих на клетки моноцитарно–макрофагальной системы, т.е. вызывающих центростремительную активацию иммунитета, соответствующую ходу развития иммунного ответа. Кроме того, элиминация большинства патогенных микробов из макроорганизма осуществляется в конечном счете с помощью клеток фагоцитарной системы. Препаратом первого выбора при лечении хронических инфекций является Полиоксидоний. Во всех случаях, когда врач назначает противомикробные средства при явлениях вторичной иммунологической недостаточности, следует назначать иммуномодулирующую терапию, независимо от того, выявлены или нет изменения в иммунном статусе.
Следует отметить, что Полиоксидоний можно назначать как после, так и перед приемом антибиотиков или противовирусных препаратов, но наиболее эффективно его назначение одновременно с этиотропными препаратами. В этом случае по возбудителю наносится «двойной» удар: антибиотик или другое химиотерапевтическое средство снижает активность микроба, а иммуномодулятор повышает функциональную активность фагоцитарных клеток, за счет чего достигается более эффективная элиминация возбудителя из организма.
Клинические испытания различных форм Поли­окси­дония проведены более чем у 5000 больных в 30 ведущих лечебно–профилактических учреждениях России (ГНЦ – Институт иммунологии ФМБА РФ, Москва, Российский научный центр хирургии РАМН, Российский он­ко­логический научный центр им. Н.Н. Бло­хина РАМН, Эндокри­нологический научный центр РАМН, Москва). Полиоксидоний применялся для лечения первичных и вторичных иммунодефицитов, у больных с аллергическими заболеваниями, аутоиммунными процессами (хроническими обструктивными заболеваниями легких, туберкулезом, пиодермиями, гнойно–септическими процессами после хирургических вмешательств, атопическими дерматитами, воспалительными заболеваниями урогенитального тракта, вирусными инфекциями). Клинические испытания Полиоксидония проводились в соответствии с правилами GCP (good clinical practice).

При тяжелой форме бронхиальной астмы, особенно при гормонозависимой или при бронхиальной астме, в генезе которой важную роль играет инфекционный компонент, отмечается снижение противо­инфекционного иммунитета. Заболевание часто протекает в сочетании с рецидивирующими очагами бактериально–вирус­но–гриб­ковой инфекции (хронический гнойно–об­струк­тивный бронхит, хронический гнойный гайморит, слизисто–кожный кандидоз, рецидивирующая герпетическая инфекция и т.д.), что усугубляет течение основного заболевания. Этим больным показано включение в комплексную терапию иммуномодулирующих препаратов. Наи­более целесообразно включение Полиок­сидония (в фазе обострения или ремиссии), что ускоряет стабилизацию состояния и способствует удлинению ремиссии. Полиоксидоний используется в комплексной терапии у взрослых по схеме: по 6 мг в/м через день №5, затем по 6 мг через 3 дня (до 10 инъекций). У детей Полиоксидо­ний применяется по схеме: 0,1 мг/кг курсом 5 инъекций с интервалами 1–2 дня. Ни у одного больного не выявлено ни местных, ни общих побочных реакций.
На фоне проводимого комплексного лечения отмечены:
1. Более быстрое купирование обострения заболевания: увеличивается количество отделяемой мокроты за счет улучшения бронхиального дренажа, улучшается бронхиальная проходимость. Все это приводит к раннему повышению показателей внешнего дыхания (жизненная емкость легких достоверно возрастает с 3,31 до 5,05 л, а форсированная жизненная емкость легких с 3,44 до 4,44 л, достоверно повышается скорость воздушного потока по бронхам всех калибров).
2. Быстрое стихание воспалительных изменений, уменьшение явлений гиперреактивности бронхов по­зво­ляет снизить поддерживающую дозу глюко­кор­ти­костероидов, сократить потребность в b2–агонистах без ухудшения состояния этих больных, а в ряде случаев отменить их применение.
3. Увеличение периодов ремиссии обострений очагов хронической инфекции.
4. Удлинение интервала ремиссии бронхиальной астмы.
5. Хорошая переносимость курса аллерген–специ­фи­ческой иммунотерапии причиннозначимыми аллер­ге­нами.
6. Улучшение лабораторных показателей: снижение повышенного уровня палочкоядерных лейкоцитов в клиническом анализе крови, что объективно свидетельствует о снижении интенсивности проявлений бактериального воспаления.
7. Нормализующее влияние на измененные параметры иммунного статуса: повышение бактерицидности нейтрофилов, уровня NK–клеток, восстановление функ­циональной активности Т–лимфоцитов (достоверно увеличивается число СД3+, СД4+, СД8+, снижается уровень иммунорегуляторного индекса СД4/СД8), повышается содержание В–лимфоцитов СД20+, нормализуются показатели гуморального иммунитета.
8. Уменьшение длительности койко–дня на 15%, а следовательно, и стоимости лечения.

Среди урогенитальных инфекций одно из ведущих мест занимает Chlamydia trachomatis, Mycoplasma genitalium, Ureaplasma urealyticum, Trichomonas vaginalis. В настоящее время возбудители инфекционно–воспалительных процессов урогенитального тракта характеризуются множественной лекарственной устойчивостью к антибиотикам, атипичными биологическими свойствами. Одной из главных причин роста заболеваний, вызываемых оппортунистическими микробами, является снижение иммунологической резистентности организма, позволяющее проявить маловирулентным возбудителям свои патогенные свойства. Следовательно, лечение хронических инфекционно–воспалительных процессов должно быть комплексным и состоять из этиотропных химиотерапевтических средств, направленных на элиминацию возбудителя, и иммуномодулирующих средств, основной точкой приложения которых является повышение резистентности организма к инфекционным агентам.
Полиоксидоний применяется по 6 мг в/м через 1–2 дня №7–10 или в форме суппозиториев по 12 мг ежедневно в течение трех дней, далее один раз в три дня, курс 10 введений.
Эффективность применения Полиоксидония в составе комплексной терапии заключается:
1) в полном клиническом выздоровлении и исчезновении возбудителей из патологического материала: улучшение состояния отмечается уже на второй день от начала терапии; у женщин, получавших комплексное лечение, нормализовалась секреторная, менструальная и репродуктивная функция. При контрольной микроскопии отделяемого влагалища и цервикального канала специфические возбудители и «ключевые» клетки не обнаруживаются, а частота выявляемости Cand >2) в выраженном улучшении УЗ–картины: при контрольном УЗИ органов малого таза, проведенном на 5–7–е сутки от начала лечения, положительные изменения выявлены у 80,2% больных, что выражалось в отсутствии свободной жидкости в позадиматочном пространстве и нормализации звукопроводимости тканей яичников (на фоне стандартной терапии эти изменения отмечались только на 10–14–е сутки от начала проводимой терапии);
3) в быстрой нормализации лабораторных показателей: исчезли лейкоцитоз и палочкоядерный сдвиг лейкоцитарной формулы, нормализовалась СОЭ;
4) в нормализации иммунологических показателей: при контрольном определении специфических иммуноглобулинов класса G и M в сыворотке крови к Chlam >5) в сокращении сроков лечения: в среднем на 5–7 дней быстрее улучшается состояние больных по сравнению с использованием стандартной терапии;
6) в значительном снижении дозы потребляемых антибиотиков;
7) в уменьшении частоты отдаленных рецидивов заболевания.
В случае незначительных клинических проявлений у пациенток с хроническими воспалительными заболеваниями внутренних половых органов возможна терапия Полиоксидонием в сочетании с местным лечением.
Хронический простатит является воспалительным процессом, связанным с изменениями местного и системного иммунитета и формированием вторичного иммунодефицитного состояния. Лечение значительно затруднено в связи с длительным рецидивирующим течением, многообразием этиологических факторов и патогенетических механизмов развития заболевания, участием нескольких систем организма – урогенитальной, эндокринной, сосудистой, иммунной. Используется Полиоксидоний по схеме: 12 мг в/м или ректально ежедневно в течение трех дней, далее по 12 мг 1 раз в 3 дня, курс – 10 введений.
Все пациенты хорошо переносят комплексное лечение: не зафиксировано каких–либо изменений в состоянии пациентов, которые можно было бы отнести к осложнениям или побочным эффектам препарата. Лишь некоторые больные жаловались на болезненность введения препарата. На фоне лечения отмечается:
1. Улучшение клинического состояния пациентов (купирование болевого синдрома, дизурии, простаторреи).
2. При объективном обследовании – исчезновение болезненности при пальпации.
3. Нормализация УЗ–картины простаты: при контрольной эхографии простаты в 63% случаев отмечалось улучшение ее эхоструктуры, за исключением тех больных, у кого отмечались кальцификаты в ткани железы.
4. Исчезновение возбудителя из секрета простаты в 76–96% случаев.
5. Улучшение местных и системных лабораторных показателей: у 68% больных происходит нормализация микроскопической картины эякулята простаты и улучшение показателей эякулята (увеличение количества сперматозоидов и их подвижности), достоверно по сравнению с традиционным лечением нормализуется содержание в крови лейкоцитов, сегментоядерных нейтрофилов, лимфоцитов, моноцитов, процентное содержание СD3+, CD8+, CD 16+ – клеток, не влияя на фагоцитарную активность нейтрофилов. В сыворотке крови по сравнению с традиционным лечением снижается ФНО–?, повышается ИЛ4. В секрете предстательной железы нормализуется содержание противовоспалительных цитокинов, повышается (но не до нормы) концентрация ИЛ4 и sIgA.
6. Устойчивый клинический эффект.
Следует особо отметить, что добавление Полиоксидония к комплексной терапии больных с хроническим простатитом также снижает частоту побочных явлений, вызываемых препаратами стандартной терапии: тошноту, анорексию, диарею, головокружение, значительно улучшая качество жизни пациентов.
Важнейшим этапом патогенеза мочекаменной болезни и вторичного пиелонефрита является дестабилизация мембранных структур. Различные этиологические факторы, такие как ишемия тканей, воспаление приводят к изменению активности мембранных ферментов, что вызывает сдвиги в липидной структуре клеточных мембран и активации процессов пероксидации, которые, в свою очередь, формируют симптомокомплекс иммунной недостаточности, интоксикации и нарушения почечных функций. Включение иммуномодулятора и антиоксиданта Полиоксидония 6 мг в/м через день, курсом 10 инъекций, в комплексную терапию хронического пиелонефрита патогенетически обосновано и приводит к:
– быстрому достижению клинико–лабораторной ремиссии у 95,3% больных: уже на вторые сутки улучшается общее самочувствие, на третьи сутки нормализуется температура тела, на четвертые сутки купируется болевой синдром, что в 2 раза быстрее, чем при использовании стандартной терапии;
– нормализации структурно–функционального состояния клеточных мембран эритроцитов, в первую очередь за счет стабилизации их липидной фазы и одновременного уменьшения активности процессов пероксидации.

Читайте также:  Галавит при бронхиальной астме

Необходимость включения Полиоксидония в общую схему лечения больных генитальной формой HSV–1 и HSV–2 обусловлена несколькими моментами. Одним из определяющих факторов является появление штаммов герпес–вирусов, резистентных к основным противовирусным препаратам. Антивирусная программа лечения, включающая комбинацию химио– и иммунопрепаратов, направлена на подавление репликации вирусов и активацию противовирусного иммунитета. Больным Полиоксидоний назначается в фазе обострения заболевания. Все больные получают Полиоксидоний совместно с комплексной терапией: противовирусные препараты из группы трициклических нуклеозидов по стандартной схеме.
Полиоксидоний назначается в дозе 12 мг/сут. в/м ежедневно курсом 5 инъекций, далее через день курсом 5 инъекций, либо интравагинально по 12 мг ежедневно в течение трех дней, далее по 12 мг 1 раз в три дня, курс – 10 введений.
Пациенты, страдающие герпес–вирусной инфекцией, хорошо переносят прием препарата – не отмечено аллергических и других нежелательных реакций. Включение Полиоксидония в комплексную терапию способствует:
• уменьшению времени полной реэпителизации: исчезновение везикул и образование корочек отмечается уже на 2–3–й день от начала лечения, полная реэпителизация наступает к началу седьмого дня;
• увеличению продолжительности ремиссии: длительность ремиссии у 85–95% больных возрастает в среднем до 1,3–1,8 лет;
• активации противовирусного иммунитета (СД 8+, СД 16+, ИФН–?, ИНФ–?);
• снижению стоимости лечения по результатам комплексного фармакоэкономического анализа.

Вирусные инфекции в гинекологии представляют одну из наиболее широко распространенных проблем. У больных папилломавирусной инфекцией выявляются выраженные нарушения клеточного, гуморального иммунитета и в особенности – нейтрофильного звена антиинфекционной защиты как на системном, так и на локальном уровнях. Установлено существенное повышение продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и снижение активности каталазы в крови и вагинально–цервикальном смыве. Применение Полиоксидония в комплексной терапии папилломавирусной инфекции оказывает существенный корригирующий эффект на нарушенные показатели иммунного и оксидантного статуса, что выражается в:
– клиническом улучшении состояния у 90% пациентов;
– элиминации возбудителя в 78,1% случаев, у оставшихся 21,9% пациенток с персистирующим вариантом течения латентной папилломавирусной инфекции имелись признаки иммунокомпроментированности (остроконечные кондиломы, контактная кровоточивость при заборе патологического материала, эрозии шейки матки). После повторного курса комплексной терапии возбудитель выделялся только у 2 из 7 пациенток;
– нормализации показателей иммунитета: содержание СД 4+, СД 8+ и СД 95+ – клеток и все изученные показатели функциональной активности нейтрофилов повышаются практически до уровня здоровых доноров. В сыворотке крови нормализуется содержание IgA, ИЛ4 и продуктов перекисного окисления липидов. В вагинально–цервикальном смыве показатели функциональной активности нейтрофилов, концентрации IgA, гидроперекиси, малонового диальдегида и активность каталазы приближаются к норме, значительно повышается концентрация ИЛ4.
Полиоксидоний в комплексной терапии папилломавирусной инфекции применяется интравагинально по 12 мг ежедневно в течение трех дней, далее по 12 мг 1 раз в 3 дня (курс – 10 введений).

Миома матки – широко распространенное гинекологическое заболевание, наиболее частая причина операций в гинекологии. В исследованиях отечественных и зарубежных исследователей показана роль иммунной системы в патогенезе заболевания, и уже созданы препараты, которые могут служить альтернативой оперативному вмешательству. Работа по изучению применения Полиоксидония в комплексной терапии межмышечной миомы матки малых размеров (до 9 недель беременности) была поддержана грантами Президента РФ по государственной поддержке научных школ (НШ–2245.2003.4) и молодых кандидатов наук (МК–1270.2004.7). Полиоксидоний назначают в суппозиториях по 6 мг первые трое суток ежедневно per rectum, затем через день, курс – 10 введений. Добавление Полиоксидония к стандартной терапии заболевания способствует:
1) клиническому улучшению состояния и уменьшению в размерах миоматозных узлов: исчезновению болевого синдрома; ни у одной больной в течение 24 месяцев наблюдения не отмечено увеличения в размерах имеющихся миоматозных узлов и образования новых; при размере узлов 10–12 мм отмечена их регрессия;
2) нормализации менструальной функции;
3) отсутствию повторных репродуктивных потерь (до лечения выявлены у 75% женщин): к моменту окончания наблюдения за 20 пациентками 15 женщин планировали беременность, у 5 родились здоровые доношенные дети;
4) нормализации показателей иммунитета: популяционного состава и параметров активации периферических Т–лимфоцитов, функционального состояния В–лимфоцитов и нейтрофилов. Наибольшее влияние Полиоксидоний оказал на динамику показателей СД38+ Т–лимфоцитов в периферической крови: снижение его индивидуальных уровней в ряде случаев отмечено в 2–5 раз, что служит благоприятным прогностическим признаком в плане роста опухоли.
Все пациенты хорошо переносили лечение Полиоксидонием. Ни в одном случае не выявлено ни местных, ни общих побочных реакций.

При изучении особенностей применения Полиоксидония при ревматоидном артрите было выявлено, что в период эпидемий гриппа в течение 6 месяцев наблюдения пациенты, получавшие препарат, болели значительно реже, поэтому возник вопрос об использовании препарата в профилактических целях. В открытых сравнительных исследованиях на пожилых больных с частыми обострениями хронических воспалительных заболеваний было показано, что при монотерапии Полиоксидонием:
• увеличивается длительность ремиссии практически в 2 раза;
• уменьшается длительность обострения основного заболевания;
• снижается частота госпитализаций;
• происходит нормализация показателей иммунитета: на 20–50% повышаются СД3+ (p ОЧЕНЬ ВАЖНЫЕ СОВЕТЫ

источник

Лиофилизат для приготовления раствора для инъекций и местного применения 1 фл.
активное вещество:
азоксимера бромид 3/6 мг
вспомогательные вещества: маннитол — 0,9/1,8 мг; повидон К17 — 0,6/1,2 мг

Пористая масса белого цвета или белого цвета с желтоватым оттенком.

Азоксимера бромид обладает комплексным действием: иммуномодулирующим, детоксицирующим, антиоксидантным, умеренным противовоспалительным.

Основным механизмом иммуномодулирующего действия азоксимера бромида является прямое воздействие на фагоцитирующие клетки и естественные киллеры, а также стимуляция антителообразования, синтеза интерферона-альфа и интерферона-гамма.

Детоксикационные и антиоксидантные свойства азоксимера бромида во многом определяются структурой и высокомолекулярной природой препарата. Азоксимера бромид увеличивает резистентность организма в отношении локальных и генерализованных инфекций бактериальной, грибковой и вирусной этиологии. Восстанавливает иммунитет при вторичных иммунодефицитных состояниях, вызванных различными инфекциями, травмами, осложнениями после хирургических операций, ожогами, аутоиммунными заболеваниями, злокачественными новообразованиями, применением химиотерапевтических средств, цитостатиков, стероидных гормонов.

Характерной особенностью азоксимера бромида при местном (интраназальном, сублингвальном) применении является способность активировать факторы ранней защиты организма от инфекции: препарат стимулирует бактерицидные свойства нейтрофилов, макрофагов, усиливает их способность поглощать бактерии, повышает бактерицидные свойства слюны и секрета слизистых верхних дыхательных путей.

Азоксимера бромид блокирует растворимые токсические вещества и микрочастицы, обладает способностью выводить из организма токсины, соли тяжелых металлов, ингибирует перекисное окисление липидов, как за счет перехвата свободных радикалов, так и посредством элиминации каталитически активных ионов Fe 2+ .

Азоксимера бромид снижает воспалительную реакцию посредством нормализации синтеза про- и противовоспалительных цитокинов. Азоксимера бромид хорошо переносится, не обладает митогенной, поликлональной активностью, антигенными свойствами, не оказывает аллергизирующего, мутагенного, эмбриотоксического, тератогенного и канцерогенного действия.

Азоксимера бромид не имеет запаха и вкуса, не обладает местным раздражающим действием при нанесении на слизистые оболочки носа и ротоглотки.

Азоксимера бромид характеризуется быстрым всасыванием и высокой скоростью распределения в организме. Cmax препарата в крови при в/м введении достигается через 40 мин. T1/2 для разного возраста от 36 до 65 ч. Биодоступность препарата высокая: более 90% при парентеральном введении. Азоксимера бромид быстро распределяется по всем органам и тканям организма, проникает через ГЭБ и гематоофтальмический барьер. Кумулятивный эффект отсутствует. В организме азоксимера бромид подвергается биодеструкции до низкомолекулярных олигомеров, выводится преимущественно почками, с фекалиями — не более 3%.

Лечение и профилактика инфекционно-воспалительных заболеваний (вирусной, бактериальной и грибковой этиологии) в стадии обострения и ремиссии у взрослых и детей с 6 мес.

Лечение взрослых (в комплексной терапии) следующих заболеваний и состояний:

хронические рецидивирующие инфекционно-воспалительные заболевания различной локализации, бактериальной, вирусной и грибковой этиологии в стадии обострения;

острые вирусные, бактериальные инфекции лор-органов, верхних и нижних дыхательных путей, гинекологические и урологические заболевания;

острые и хронические аллергические заболевания ( в т.ч. поллиноз, бронхиальная астма, атопический дерматит), осложненные бактериальной, вирусной и грибковой инфекцией;

злокачественные опухоли, в т.ч. после химио- и лучевой терапии для снижения иммуносупрессивного, нефро- и гепатотоксического действия лекарственных препаратов;

генерализованные формы хирургических инфекций;

для активации регенераторных процессов (переломы, ожоги, трофические язвы);

ревматоидный артрит, осложненный бактериальной, вирусной и грибковой инфекцией, на фоне длительного приема иммунодепрессантов;

Лечение детей старше 6 мес (в комплексной терапии) следующих заболеваний и состояний:

острые и обострения хронических воспалительных заболеваний любой локализации ( в т.ч. лор-органов — синусит, ринит, аденоидит, гипертрофия глоточной миндалины, ОРВИ), вызванные возбудителями бактериальных, вирусных, грибковых инфекций;

острые аллергические и токсико-аллергические состояния, осложненные бактериальной, вирусной и грибковой инфекцией;

бронхиальная астма, осложненная хроническими инфекциями респираторного тракта;

атопический дерматит, осложненный гнойной инфекцией;

дисбактериоз кишечника (в сочетании со специфической терапией).

Профилактика (монотерапия) у детей старше 6 мес и взрослых следующих заболеваний и состояний:

послеоперационные инфекционные осложнения.

повышенная индивидуальная чувствительность;

острая почечная недостаточность;

период грудного вскармливания;

С осторожностью: хроническая почечная недостаточность (применяют не чаще 2 раз в неделю).

Противопоказано применение препарата Полиоксидоний ® у беременных и женщин в период грудного вскармливания (клинический опыт применения отсутствует).

При экспериментальном изучении препарата Полиоксидоний ® у животных не выявлено влияния на генеративную функцию (фертильность) самцов и самок, эмбриотоксического и тератогенного действия, влияния на развитие плода, как при введении препарата в период всей беременности, так и в период лактации.

При применении препарата Полиоксидоний ® встречались следующие общие и местные реакции:

— при парентеральном введении: нечасто (≥1/1000 до CYP1A2 , CYP2С 9, CYP2D9 , CYP2D6 цитохрома Р450, поэтому препарат совместим со многими ЛС , в т.ч. антибиотиками, противовирусными, противогрибковыми и антигистаминными препаратами, ГКС и цитостатиками.

В/в, в/м , интраназально, сублингвально.

Способы применения, режим дозирования, необходимость и кратность проведения последующих курсов терапии выбираются врачом в зависимости от тяжести заболевания и возраста больного.

Приготовление растворов для парентерального введения (в/м и в/в)

Для в/м введения препарат Полиоксидоний ® 3 мг растворяют в 1 мл (дозу 6 мг в 2 мл) воды для инъекций или 0,9% раствора натрия хлорида. После внесения растворителя препарат оставляют на 2–3 мин для набухания, затем перемешивают вращательными движениями, не встряхивая.

Для в/в капельного введения препарат Полиоксидоний ® растворяют в 2 мл стерильного 0,9% раствора натрия хлорида. После внесения растворителя препарат оставляют на 2–3 мин для набухания, затем вращательными движениями перемешивают. Рассчитанную для пациента дозу стерильно переносят во флакон/пакет с 0,9% раствором натрия хлорида. Приготовленный раствор для парентерального введения хранению не подлежит.

Приготовление раствора для интраназального и сублингвального применения

Для детей дозу 3 мг растворяют в 1 мл (20 капель), дозу 6 мг — в 2 мл (40 капель) (в одной капле (0,05 мл) приготовленного раствора содержится 0,15 мг препарата); для взрослых дозу 6 мг растворяют в 1 мл (20 капель) дистиллированной воды или 0,9% раствора хлорида натрия или кипяченой воды комнатной температуры.

В/в, в/м: препарат назначают взрослым в дозах 6–12 мг 1 раз в сутки ежедневно, через день или 1–2 раза в неделю, в зависимости от диагноза и тяжести заболевания.

Острые вирусные и бактериальные инфекции лор-органов, верхних и нижних дыхательных путей, гинекологических и урологических заболеваниях: по 6 мг ежедневно в течение 3 дней, далее — через день курсом 10 инъекций.

Хронические рецидивирующие инфекционно-воспалительные заболевания различной локализации бактериальной, вирусной и грибковой этиологии, в стадии обострения: по 6 мг через день 5 инъекций, далее — 2 раза в неделю курсом 10 инъекций.

Острые и хронические аллергические заболевания ( в т.ч. поллиноз, бронхиальная астма, атопический дерматит), осложненные бактериальной, вирусной и грибковой инфекцией: по 6–12 мг, курс 5 инъекций.

Ревматоидный артрит, осложненный бактериальной, вирусной и грибковой инфекцией, на фоне длительного приема иммунодепрессантов: по 6 мг через день 5 инъекций, далее 2 раза в неделю курсом 10 инъекций.

Генерализованные формы хирургических инфекций: по 6 мг ежедневно в течение 3 дней, далее — через день курсом 10 инъекций.

Активация регенераторных процессов (переломы, ожоги, трофические язвы): по 6 мг в течение 3 дней, затем — через день, курсом 10 инъекций.

Профилактика послеоперационных инфекционных осложнений: по 6 мг через день, 5 инъекций.

Туберкулез легких: по 6 мг 2 раза в неделю курсом 20 инъекций.

до и на фоне химиотерапии для снижения иммунодепрессивного, гепато- и нефротоксического действия химиотерапевтических средств по 6 мг через день курсом 10 инъекций; далее частота введения определяется врачом, в зависимости от переносимости и длительности химио- и лучевой терапии;

для профилактики иммунодепрессивного влияния опухоли, для коррекции иммунодефицита после химио- и лучевой терапии, после хирургического удаления опухоли показано длительное применение препарата Полиоксидоний ® (от 2–3 мес до 1 года) по 6 мг 1–2 раза в неделю. При назначении длительного курса не отмечается эффекта кумуляции, проявления токсичности и привыкания.

Интраназально назначают по 6 мг/сут (по 3 капли в каждый носовой ход 3 раза в сутки, в течение 10 сут) — для лечения острых и обострений хронических инфекций лор-органов; усиления регенераторных процессов слизистых оболочек; профилактики осложнений и рецидивов хронических заболеваний; для профилактики гриппа и ОРВИ .

Способы применения выбираются врачом в зависимости от тяжести заболевания и возраста больного.

В/в, в/м назначают детям от 6 мес в дозе 0,1–0,15 мг/кг ежедневно, через день или 2 раза в неделю курсом 5–10 инъекций.

Интраназально и сублингвально: ежедневно в суточной дозе 0,15 мг/кг курсом до 10 дней. Препарат вводят по 1–3 капли в один носовой ход или под язык с интервалом не менее 1–2 ч, в 2–3 приема в день. В одной капле (0,05 мл) приготовленного раствора содержится 0,15 мг препарата. Расчет суточной дозы для интраназального и сублингвального применения представлен в таблице 1.

Расчет суточной дозы препарата Полиоксидоний ® для интраназального или сублингвального применения у детей

При массе тела ребенка более 20 кг расчет суточной дозы производится из расчета 1 капля/кг, но не более 40 капель (6 мг действующего вещества).

Приготовленный раствор для интраназального и сублингвального применения может храниться при комнатной температуре в упаковке производителя до 48 ч.

Рекомендуемые схемы лечения у детей

Острые и обострения хронических воспалительных заболеваний любой локализации ( в т.ч. лор-органов — синусита, ринита, аденоидита, гипертрофии глоточной миндалины, ОРВИ), вызванные возбудителями бактериальных, вирусных, грибковых инфекций: по 0,1 мг/кг 3 дня подряд, далее — через день курсом 10 инъекций.

Острые аллергические и токсико-аллергические состояния ( в т.ч. бронхиальная астма, атопический дерматит), осложненные бактериальной, вирусной и грибковой инфекцией в/в капельно в дозе 0,1 мг/кг, 3 дня ежедневно, затем — через день, курсом 10 инъекций в сочетании с базисной терапией.

Интраназально: ежедневно по 1–2 капли в каждый носовой ход 3 раза в день курсом до 10 сут (см. таблицу 1) — при острых и хронических ринитах, риносинуситах, аденоидите (лечение и профилактика обострений); для предоперационной подготовки больных при оперативных вмешательствах при лор-патологии, а также в послеоперационном периоде с целью профилактики инфекционных осложнений или рецидивов заболевания; лечение и профилактика гриппа и других ОРВИ (в течение 1 мес до предполагаемой эпидемии), в любые сроки после начала заболевания и в период реконвалесценции).

Читайте также:  Повышение эозинофилов в крови при бронхиальной астме

Сублингвально, детям раннего, дошкольного и младшего школьного возраста: ежедневно в суточной дозе 0,15 мг/кг в 2 приема в течение 10 сут — при аденоидитах, гипертрофии миндалин: (как компонент консервативного лечения); для предоперационной подготовки и послеоперационной реабилитации; сезонной профилактики обострений хронических очагов инфекций ротоглотки, верхних дыхательных путей, внутреннего и среднего уха; лечения дисбактериоза кишечника (в сочетании с базисной терапией) в течение 10 сут .

Случаи передозировки не зарегистрированы.

В случае непреднамеренного введения дозировки, превышающей рекомендуемую, следует обратиться к врачу.

При развитии аллергической реакции в случае гиперчувствительности к компонентам препарата следует прекратить применение препарата Полиокидоний ® и обратиться к врачу.

При необходимости прекращения приема препарата Полиокидоний ® отмену можно осуществить сразу, без постепенного уменьшения дозы.

В случае пропуска введения очередной дозы препарата последующее его применение следует проводить в обычном режиме, как указано в инструкции или рекомендовано врачом. Пациент не должен вводить удвоенную дозу с целью компенсации пропущенных доз.

Не следует использовать препарат при наличии визуальных признаков его непригодности (дефект упаковки, изменение цвета порошка).

При болезненности в месте инъекции препарат растворяют в 1 мл 0,5% раствора прокаина (новокаина) в случае отсутствия у больного повышенной индивидуальной чувствительности на прокаин (новокаин). При в/в (капельном) введении не следует растворять в белоксодержащих инфузионных растворах.

Влияние на способность управлять транспортными средствами и механизмами. Применение препарата Полиоксидоний ® не влияет на способность к выполнению потенциально опасных видов деятельности, требующих повышенной концентрации внимания и быстроты психомоторных реакций ( в т.ч. управление транспортными средствами, работа с движущимися механизмами).

Лиофилизат для приготовления раствора для инъекций и местного применения, 3 мг, 6 мг.

По 4,5 мг препарата (для дозировки 3 мг) или по 9 мг препарата (для дозировки 6 мг) во флаконах из стекла I гидролитического класса, герметично укупоренных резиновыми пробками и обжатых алюминиевыми колпачками.

По 5 фл. с препаратом в контурной ячейковой упаковке из пленки ПВХ .

По одной контурной ячейковой упаковке помещают в пачку из картона или по 5 фл. помещают в пачку из картона со вставкой из картона. По 50 фл. (для стационаров) с препаратом помещают в коробку с перегородками из картона.

Владелец регистрационного удостоверения. ООО «НПО Петровакс Фарм».

Юридический адрес/адрес производства/адрес для предъявления претензий потребителей: РФ, 142143, Московская обл., г. Подольск, с. Покров, ул. Сосновая, 1.

Тел. (для предъявления претензий): (495) 730-75-45.

Хранить в недоступном для детей месте.

Не применять по истечении срока годности, указанного на упаковке.

источник

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Патогенетической основой большинства заболеваний органов дыхания является воспалительный процесс, вызванный различными причинами. В свою очередь, воспаление вызывает местные нарушения, как тканевые, так и иммунные, обусловленные продуктами секреции патогенов. Иммунные нарушения выражаются в снижении функциональной способности клеток защиты, ослаблении различных звеньев гуморального иммунитета. Само воздействие инфекционного агента часто становится причиной вторичного угнетения иммунитета. При этом традиционно применяемые в лечении пульмонологических больных лекарственные средства (антибиотики, противогрибковые препараты, стероидные гормоны и др.) не всегда оправдывают возлагаемые на них надежды. Так, например, широко известно о развитии резистентности микроорганизмов к противомикробным препаратам, многочисленных побочных эффектах антибиотиков и стероидных гормонов, в том числе и о возможном развитии вторичной иммуносупрессии. Поэтому возникает необходимость включения современных, высокоэффективных иммунокорректоров в комплексные схемы лечения больных пульмонологического профиля.

В качестве иммуномодулируюшего средства нами был выбран препарат Полиоксидоний. В основе его механизма действия лежит прямая активация фагоцитирующих клеток и естественных киллеров, усиление взаимодействия между Т– и В–лимфоцитами, активация антителообразования. При этом Полиоксидоний не влияет на показатели, находящиеся в пределах нормальных значений, не нарушает естественных механизмов торможения иммунных реакций, не истощает резервных возможностей кроветворной системы. Полиоксидоний можно назначать больным как с выявленными, так и с невыявленными нарушениями иммунного статуса, основываясь на клинических данных. Наряду с иммуномодулирующими свойствами Полиоксидоний обладает еще и дезинтоксикационными и антиоксидантными свойствами, а также активирует репаративные и регенераторные процессы. Важной особенностью Полиоксидония, отличающей его от других иммуномодуляторов, является то, что его можно применять как для лечения острых, так и хронических инфекционных процессов различной этиологии, а также при атопических заболеваниях. Данные свойства препарата обусловили наш выбор использования его у больных с бронхолегочной патологией.
Полиоксидоний применялся нами в дополнение к комплексной терапии, проводимой в соответствии с принятыми стандартами лечения. В исследование были включены 89 чел. в возрасте от 32 до 68 лет, из них мужчин – 60,7%, женщин – 39,3%. Исследуемая группа больных представлена следующими заболеваниями органов дыхания: хроническая обструктивная болезнь легких – 25 чел. (28,1%), бронхиальная астма – 38 чел. (42,7%), бронхоэктатическая болезнь – 24 чел. (27%), бронхолегочный аспергиллез – 2 чел. (2,2%). У 22 чел. (35% больных первых двух групп) выявлена грибковая суперинфекция бронхов.
В 64% случаев у пациентов, кроме бронхолегочных заболеваний, имелась сопутствующая патология, а именно: язвенная болезнь 12–перстной кишки, гастроэзофагальнорефлюксная болезнь, дисбактериоз кишечника, гипертоническая болезнь, миокардиодистрофия, грибковое поражение кожи.
Способы введения Полиоксидония определялись конкретной клинической ситуацией. Пациенты получали препарат внутривенно капельно по 6–12 мг до 5 инъекций на курс (23 случая), внутримышечно по 6 мг до 5–10 инъекций на курс (13 случаев), эндобронхиально по 6–12 мг, на курс 1–2 процедуры (53 случая). В 17 случаях было сочетание различных способов введения препарата (внутривенного и эндобронхиального). Эндобронхиальный способ введения возможен благодаря тому, что Полиоксидоний хорошо растворяется в физрастворе, быстро распределяется в тканях организма и не вызывает местнораздражающего действия. Эндобронхиальное введение проводилось в виде заливок раствора препарата в дозе 6 мг в бронхи, а также по известной методике введения 6 мг Полиоксидония, растворенного 3 мл физраствора в карину трахеи.
Для сравнения взята группа больных, сопоставимая с исследуемой по численности, нозологиям, тяжести течения, возрасту и полу. Динамика состояния пациентов оценивалась по клиническим показателям, данным лабораторных, биохимических, рентгенологического, бактериологического, эндоскопического, цитологического методов исследования. Сравнивалась полнота терапевтического действия, время нормализации показателей, переносимость лечения у пациентов изучаемой и контрольной групп. Оценку основных клинических симптомов обострения заболевания (кашель, одышка, объем и характер мокроты, наличие удушья) осуществляли в баллах (табл. 1), по аналогии с критериями, предложенными N. Anthonisen (1987).
Пациенты исследуемой и контрольной групп получали стандартную терапию, соответствующую диагнозу и тяжести течения заболевания.
Результаты терапии оценивались по данным инструментального обследования пациентов, по выраженности клинических симптомов (в баллах) и по темпам их регрессии (в днях). Статистическая обработка данных проводилась с использованием методов вариационной статистики.
Как показали проведенные нами наблюдения, в группе пациентов, получавших в составе комплексной терапии Полиоксидоний, отмечались более быстрое улучшение самочувствия, повышение физической активности, положительная динамика в симптоматике основного и сопутствующих заболеваний. Все больные хорошо переносили введение препарата. Лишь в трех случаях эндобронхиального введения отмечались кратковременный субфебрилитет, тахикардия, транзиторное повышение артериального давления, что расценено нами, как общая реакция организма на процедуру; при этом бронхоспазма не зафиксировано ни в одном случае наблюдения, при любом способе введения препарата.
Отслеживая клинические эффекты Полиоксидония при различных нозологиях, можно отметить следующее: наиболее отчетливый результат в нашем исследовании получен при назначении Полиоксидония больным с обострением бронхоэктатической болезни. Численность этой группы – 24 человека, возраст от 32 до 65 лет, из них мужчин 66,7%, женщин 33,3%. Следует отметить, что больные исследуемой и контрольной групп имели длительный «стаж» болезни, неоднократные обострения, требующие стационарного лечения и применения различных антибиотиков. Полиоксидоний в исследуемой группе больных назначался в дозе 6–12 мг в виде внутривенных инфузий (5 процедур на курс) в случаях и (или) путем эндобронхиального введения (1–2 процедуры на курс) в 20 случаях; в 7 случаях было сочетание обоих способов введения. Изменение основных клинических симптомов оценивалось в балльной системе (согласно представленной таблице 1) до начала терапии, через 1– 2 дня, 3–5 и 10–12 дней от начала лечения. Результаты клинического наблюдения представлены на рисунке 1, где столбцы диаграммы отражают выраженность отдельных клинических симптомов (в баллах) у пациентов исследуемой группы, получавших Полиоксидоний, а графики – выраженность тех же симптомов (в баллах) у пациентов контрольной группы, не получавших этот препарат.
Как видно из представленных графиков и диаграмм, у пациентов исследуемой группы отмечается более выраженное и быстрое уменьшение кашля и «гнойности» мокроты по сравнению с контрольной группой. Объем мокроты остается значительным в первые дни лечения, к 10–12 дню – существенно уменьшается по сравнению с контрольной группой. Таким образом, в данном случае к положительным эффектам Полиоксидония следует отнести более быстрое и выраженное уменьшение клинических симптомов воспаления, улучшение бронхиального дренажа. Указанная закономерность подтверждалась результатами лабораторных, бактериологических и эндоскопических исследований. Обращал на себя внимание и быстрый дезинтоксикационный эффект, буквально с первой процедуры введения препарата. Все это дало возможность снизить дозы антибактериальных препаратов при проведении необходимой санации бронхиального дерева. Указанные положительные эффекты действия Полиоксидония с разной степенью выраженности отмечались в 100% случаев у наблюдаемых нами пациентов исследуемой группы с бронхоэктатической болезнью.
Другую исследуемую группу составили пациенты с бронхиальной астмой (23 женщины, 15 мужчин) в возрасте от 38 до 60 лет, все с полисенсибилизацией. Длительность заболевания составляла 10 и более лет. В качестве базисной противовоспалительной терапии применялись умеренные дозы системных и ингаляционных глюкокортикостероидов в течение 8 и более лет. Кроме того, всех больных данной группы характеризовало торпидное течение болезни, с частыми обострениями, у большинства имелись побочные эффекты глюкокортикоидной терапии (кушингоидный синдром, остеопороз). В 31,5% случаев у пациентов имело место присоединение слизистого и кожного кандидоза, требующего добавления к терапии противомикотических средств. Полиоксидоний назначался в дозе 6 мг внутривенно капельно – 19 случаев, внутримышечно – 6 случаев, эндобронхиально (1–2 процедуры на курс) – 20 случаев, в 7 случаях было сочетание разных способов введения. При этом ухудшения в течении астматического процесса, проявлений лекарственной непереносимости зафиксировано не было. В целом положительный эффект наблюдался нами в 81,6% случаев. В 18,4% достоверных клинико–функциональных изменений не было. Динамика основных клинических симптомов до лечения и в процессе наблюдения также оценивалась в балльной системе (табл. 1). Результаты клинического наблюдения исследуемой группы сведены в график/диаграмму, представленную на рисунке 2. Здесь столбцы диаграммы отражают показатели исследуемой группы, а графики – показатели контрольной группы (в баллах).
Как видно из рисунка 2, на фоне введения Полиоксидония достигается более полный и быстрый «эффект стихания воспаления», наблюдается увеличение отделяемой мокроты за счет улучшения бронхиального дренажа, улучшается бронхиальная проходимость. Более объективно улучшение бронхиальной проходимости в процессе лечения отражают показатели спирометрии (в частности, ОФВ1) у больных бронхиальной астмой опытной (получавших Полиоксидоний) и контрольной групп (рис. 3).
Быстрое стихание воспалительных изменений, уменьшение явлений гиперактивности бронхов у пациентов исследуемой группы привело к возможности снижения поддерживающей дозы глюкокортикоидов, уменьшения потребности в b2–aгонистах без ухудшения состояния больных.
В группе пациентов с хронической обструктивной болезнью легких, которым назначался Полиоксидоний, было 25 чел., из них мужчин 92%. Эта группа представлена больными со среднетяжелым и тяжелым течением болезни, имеющими дыхательную недостаточность II степени. Заболевание протекало с частыми обострениями, требующими стационарного лечения, с неоднократными курсами антибактериальной, противовоспалительной и постоянной бронхолитической терапии. В 40% случаев наблюдений течение заболевания осложнялось присоединением грибковой суперинфекции бронхов (кандидоз слизистых). Этим больным в комплексе с традиционно применяемыми лекарственными средствами был назначен Полиоксидоний в виде внутримышечных инъекций (7 случаев), внутривенных инфузий (8 случаев), и эндоскопически (13 случаев); в 3–х случаях было сочетанное введение препарата разными путями.
Для анализа эффективности препарата в балльной системе (табл. 1) оценивались основные клинические симптомы (кашель, объем и характер мокроты, одышка и число приступов удушья) до начала и в процессе лечения по дням наблюдения: 1–2, 7–10, 12–14–й дни. Результаты клинических наблюдений сведены в графики/диаграммы (рис. 4, 5).
Оценивая результаты исследования (рис. 4), можно отметить, что при назначении Полиоксидония у больных с ХОБЛ быстрее и отчетливее уменьшается кашель, буквально на 2–3–й день от начала терапии меняется характер мокроты с гнойной, слизисто–гнойной на слизистую, а объем мокроты даже увеличивается по сравнению с контрольной группой.
Таким образом, назначение Полиоксидония приводит к улучшению бронхиального дренажа, дает более полный противовоспалительный эффект, приводящий к возможности санации бронхов без применения антибиотиков или с их короткими курсами.
Как видно из рисунка 5, симптомы, отражающие дыхательные нарушения, за 12–14 дней наблюдения менялись мало. Больные исследуемой группы отмечали улучшение общего самочувствия, повышение устойчивости к привычным физическим нагрузкам, но объективные функциональные показатели спирометрии практически остались прежними (рис. 6).
В целом в группе больных с хронической обструктивной болезнью легких в 92% наблюдений эффект от применения Полиоксидония оценивался как положительный, различной степени выраженности. Ни субъективного, ни объективного ухудшения в состоянии пациентов этой группы при применении Полиоксидония зафиксировано не было.
Проводилось изучение зависимости выраженности терапевтического действия Полиоксидония от способа его введения в организм (табл. 2). Лечебные свойства препарата, а именно – противовоспалительное действие, дезинтоксикационный эффект, усиление противомикробного действия антибактериальных препаратов, улучшение бронхиального дренажа, возможность снижения дозы других лекарственных средств оцениваем по 5–балльной системе: (–) – нет эффекта. (+–) – сомнительный эффект, (+) – достоверно положительный эффект, (++) – значительный эффект, (+++) – максимально выраженный эффект. Результаты приведены в таблице 2.
По нашим наблюдениям, для достижения клинически значимого эффекта нет необходимости в продолжительных курсах применения препарата. Уже при первых введениях Полиоксидония отмечаются изменения в клиническом состоянии пациентов, а при эндобронхиальном способе достаточно 1–2 процедур для получения значимого результата. При инъекционных способах введения на курс достаточно 5–10 процедур. При всех способах введения побочных эффектов не наблюдалось, в том числе и у пациентов с атоническими заболеваниями.
Быстрота наступления терапевтического эффекта, полифункциональность воздействия на состояние бронхолегочной системы и организма в целом, короткая продолжительность курса введения, отсутствие побочных эффектов при назначении Полиоксидония – все это значительно повышает эффективность стандартной терапии, сокращает время пребывания больного в стационаре (рис. 7).
Таким образом, применение Полиоксидония в лечении заболеваний органов дыхания высокоэффективно, целесообразно и позволяет оптимизировать схемы противовоспалительной терапии хронических неспецифических заболеваний легких.

источник