Меню Рубрики

Ошибочно поставленный диагноз астма

Вопрос: “Сыну 14 лет. С ноября 2016 г. по настоящее время не может избавиться от кашля. За это время два раза лечили амбулаторно острый бронхит, в анализе мокроты увеличено количество лейкоцитов на 2/3, Enterrococus faecium, Candida. Прошли курс: Цефтриаксон – 7 дн., Кларитромицин – 10 дн., Аскорил – 10 дн. Кашель менял характер, то с мокротой, то без. Сейчас проходим обследование на стационаре в пульмонологии. После спирометрии ставят астму. Как уже 5 дней лечат амброксолом, ингаляциями с небуфлюзоном и небутамолом. Кашель в той же поре – глубокий “как в трубу”, хрипов нет, рентгенограмма в норме, результат на иммуноглобулин Е в норме.

Если это не астма (не правильно выполнена спирометрия, а именно на её результат врач опирался при определении диагноза), а лечение проводится глюкокортикоидами и пророчат дальнейшее долгосрочное лечение гормональными ингаляторами, может ли это лечение действительно вызвать астму? Есть сомнения! Заранее Спасибо!”, – спрашивает Алёна.

Отвечает врач высшей категории, пульмонолог – Сосновский Александр Николаевич:

Бронхиальная астма – чрезвычайно опасное заболевание, которое может протекать пожизненно. Поэтому установление точного диагноза у 14-летнего подростка – это архиважная задача. Кашель является обязательным спутником болезни, однако не он служит главным клиническим диагностическим критерием. Более 95% всех случаев этого заболевания сопровождаются приступами удушья. Кроме того, астма часто имеет наследственные корни и предпосылки к аллергическим заболеваниям с детства. Если приступов удушья не было, неизвестны случаи заболевания родственников, то на основании только спирометрии устанавливать диагноз некорректно.

Однако полностью сбрасывать со счетов данные функционального исследования дыхательной системы тоже нельзя. Спирометрия – это точный метод определения основных дыхательных объемов, а также их соотношений. Анализ данных проводится компьютерной программой, а не человеком, что уменьшает вероятность ошибки. Врач лишь на основании полученных показателей осуществляет заключение. Для диагностики астмы проводится не только простая спирометрия, но и исследование после физического усилия, а также после ингаляции бронхолитиков короткого действия.

Если исходить из предположения, что диагноз бронхиальной астмы установлен верно, то гормональная терапия назначена адекватно. Но даже при ошибке, лечение ингаляционными глюкокортикостероидами никогда не станет причиной развития заболевания. Наоборот, препараты подавляют иммунное воспаление в стенках и борются с астмой.

Беспокойство по поводу точного диагноза – не напрасное. По приведенным Вами данным не складывается впечатление о наличии именно бронхиальной астмы. Существует множество различных заболеваний, которые могут симулировать эту болезнь. Как удостоверится в правильности диагноза? Желательно обследование в более продвинутой клинике, где будет проведено повторное обследование подростка. Оно будет дополнено бронхоскопией с биопсией, а также рядом других исследований. Диагноз в подобных учреждениях устанавливается не лечащим врачом, а комиссией специалистов, куда зачастую входит и профессор. Получить направление достаточно просто, необходимо лишь обратится к главному детскому пульмонологу по месту жительства. Дальше два варианта – либо направление от имени больницы по договоренности, либо оформление квоты на госпитализацию. Точно установленный диагноз – залог качества будущей жизни молодого человека!

источник

Наличие любого хронического заболевания накладывает отпечаток на жизнь пациента. После постановки диагноза ему необходимо периодически посещать специалистов и соблюдать меры предосторожности, чтобы избежать обострений патологии. Также нужно учитывать особенности состояния здоровья при выборе работы, развлечений и др.

Бронхиальная астма является одной из тех сложных болезней, из-за которых человеку приходится выполнять множество рекомендаций. Также он сталкивается с разнообразными ограничениями в различных сферах. Поэтому многим хотелось бы знать, как снимают диагноз бронхиальная астма, и возможно ли это сделать.

Бронхиальная астма относится к числу воспалительных заболеваний дыхательной системы. Воспаление может быть обусловлено особенностями функционирования органов дыхания, из-за которых в бронхах скапливается слишком много слизи, мешающей нормальному прохождению воздуха. Также его могут провоцировать разнообразные раздражители, такие как пыль, шерсть, пыльца растений, патологические микроорганизмы.

Все это может содержаться в воздухе и вместе с ним проникать в органы дыхания, раздражая их. При наличии непереносимости отдельных веществ чувствительность к неблагоприятному воздействию возрастает, повышая вероятность возникновения бронхиальной астмы.

Особенностью заболевания являются периодически возникающие приступы удушья. Во время них пациенту необходима медикаментозная помощь, иначе это может привести к смерти. Именно поэтому при таком диагнозе необходим систематический контроль со стороны врачей.

Аллерголог ставит диагноз «бронхиальная астма» лишь после обследования. Разовый приступ удушья не означает, что у человека это заболевание. Для подтверждения такого предположения необходимо провести анализы и тесты на аллергию.

По мнению большинства врачей, вылечить это заболевание невозможно — его можно лишь контролировать. Это объясняется тем, что астма обусловлена чувствительностью организма к раздражителям извне. Устранить эту чувствительность нельзя, можно только избегать контактов с травмирующим фактором. А лекарства для астматиков позволяют лишь ослабить приступ болезни.

Бывает, что бронхиальная астма проходит с возрастом. Детский организм не сразу адаптируется к неблагоприятным внешним обстоятельствам из-за неполной сформированности внутренних органов. Многие болезни у малышей возникают именно поэтому. По мере взросления у ребенка усиливается иммунитет, а полностью сформировавшиеся органы приобретают способность полноценно выполнять свои функции. За счет этого заболевание отступает.

Если пациенту сняли такой диагноз, как астма, зачастую это объясняется не его излечением, а тем, что заболевание проявляется в легкой форме. В этом случае приступы практически отсутствуют и быстро проходят. Такое течение болезни не представляет опасности для человека, поэтому ему не требуется пристальный врачебный контроль.

Чтобы выяснить, можно ли снять такой диагноз, как бронхиальная астма, необходимо разобраться, для чего может быть нужно это делать.

Очень часто это заболевание обнаруживают в детском возрасте. Организм ребенка отличается повышенной чувствительностью к неблагоприятным воздействиям. Но по мере взросления защитные функции могут усилиться, что ведет к излечению от многих болезней. Иногда это происходит при астме. В таких случаях заболевание переходит в состояние стойкой ремиссии.

Иногда за признаки астмы принимают отдельные респираторные симптомы, которые со временем устраняются. Но если не проводить обследование, это не удастся выяснить, и диагноз останется.

Из-за опасности болезни врачи склонны перестраховываться. Если пришлось диагностировать бронхиальную астму, этот диагноз зачастую переписывают из одного документа в другой и не снимают.

В образе жизни больных существуют разнообразные ограничения, из-за которых возникает дискомфорт. К ним относятся:

  1. Запрет на службу в армии и работу в правоохранительных органах.
  2. Наличие ограничений на занятия отдельными видами спорта.
  3. Отсутствие возможности работать на предприятиях, считающихся вредными для астматиков.
  4. Отказы врачей в назначении необходимых лекарств из опасения вызвать осложнения, связанные с несуществующей болезнью.
  5. Запрет на санаторное лечение, противопоказанное при астме.

При наличии патологии такой дискомфорт оправдан. Но если диагноз ошибочный или болезнь почти не проявляет себя, пациенты не видят смысла придерживаться этих ограничений.

При наличии весомых обстоятельств очень важно знать, как снять диагноз бронхиальная астма.

Самым правильным будет обращение в медицинское учреждение для повторной диагностики. Необходимо объяснить обстоятельства лечащему врачу и попросить проведения повторного обследования. Обращаться следует к пульмонологу или терапевту.

Чтобы убедиться, что диагноз «бронхиальная астма» можно снять, проводится диагностика. Если анализы вызывают сомнения, специалист может порекомендовать госпитализацию для детального изучения клинической картины. Если результаты обследования укажут на отсутствие болезни, диагноз будет снят.

Но бывают и случаи, когда наличие астмы подтверждается обследованиями, и врач не убирает из карты запись о ней. При этом патология протекает в легкой форме и без обострений. Тогда возникает вопрос, возможно ли снять диагноз, несмотря на результаты тестов.

Способы для этого есть. Например:

  • Самостоятельное удаление записи. Некоторые пациенты крадут свою медицинскую карту и выбрасывают ее. При заведении новой карточки они не сообщают о своем диагнозе и таким образом избавляются от него. Этот способ может быть эффективным, если в поликлинике нет электронной картотеки, а лечащий врач видел пациента всего несколько раз и не запомнил его. Но при повторном проведении обследования астму могут обнаружить снова.
  • Финансовое решение. Есть пациенты, пытающиеся дать взятку врачу, чтобы тот убрал ненужную запись. В некоторых случаях это срабатывает. Но не стоит забывать, что такие действия предполагают уголовную ответственность и поэтому рискованны.

Поэтому стоит остановиться на правильном и законном способе решения проблемы. Оказавшись в больнице, пациенту следует объяснить врачам, для чего он был туда направлен. Из опасений за здоровье больного медики склонны рассматривать результаты анализов в пользу диагноза. Поэтому они должны знать о наличии сомнений по поводу болезни.

Самому больному следует выполнять все рекомендации специалистов, иначе результаты могут быть искажены. Поэтому не стоит курить перед проведением тестов или нарушать правила их выполнения.

Те же самые действия предусмотрены, если планируется снять диагноз «бронхиальная астма» у ребенка.

Желание снять диагноз «бронхиальная астма» при отсутствии приступов удушья возникает у многих пациентов, и оно оправдано. В некоторых случаях это невозможно. К ним относятся:

  1. Частые обострения болезни. Наличие астматического статуса требует постоянного лечения, иначе есть угроза для жизни.
  2. Появление ухудшений при отказе от лекарств. Если симптомы появляются при прекращении приема препаратов, то убирать сведения о заболевании нельзя.
  3. Подтверждение патологии в ходе диагностики. Обнаружение выраженных нарушений указывает на значительные риски даже при отсутствии приступов.

При таком заболевании, как астма, снять диагноз можно. Но перед принятием решения следует подумать. Это опасная болезнь, требующая особого подхода к пациенту.

При наличии у специалиста сведений о ней можно рассчитывать на оказание качественной медицинской помощи. Если же врач не знает о проблеме, то может случайно нанести больному вред, назначив неподходящее лекарство или процедуру. Поэтому убирать записи из карты стоит только тогда, когда там указан ошибочный диагноз.

источник

Бронхиальная астма (от греческого «asthma» — удушье, тяжелое дыхание) — это заболевание, основным признаком которого являются периодические приступы экспираторного удушья, обусловленные патологической гиперреактивностью бронхов. Под гиперреактивностью подразумевается повышенная чувствительность бронхов к воздействию аллергенов. Чаще всего в виде таких провоцирующих агентов выступают бытовая и производственная пыль, споры грибков, пыльца растений, частицы шерсти домашних животных, микроорганизмы, пищевые аллергены и т.д. В настоящее время доказан рост случаев бронхиальной астмы в странах Евросоюза в связи с частым использованием синтетических моющих средств.

Не последнее место имеет и наследственность. Доказано, что при наличии атопической (экзогенной, аллергической) бронхиальной астмы только у одного родителя, вероятность проявления заболевания у ребёнка может составлять 20—30 %, а если больны сразу оба родителя, то она достигает 75 %. Практически у 1 /3 астматиков заболевание носит наследственный характер.

Под влиянием аллергена происходит отек и спазм бронхов. Клинически мы видим типичный приступ удушья, выражающийся в затруднении выдоха. Дыхание астматика свистящее, лицо приобретает синюшный оттенок, наблюдается набухание вен шеи и т.д. При аускультации доктор выслушивает большое количество сухих хрипов. Они часто хорошо слышны ухом и напоминают сочетание разной высоты звуков играющей гармони. Длительность приступа различна. Типичный длится 1/2—1 ч. После одышка уменьшается, начинается кашель и отделяется небольшое количество стекловидной вязкой мокроты.

Практически во всех случаях приступу предшествуют предвестники в виде першения в горле, кожный зуд, заложенность и выделения слизистого секрета из носа.

Диагноз бронхиальная астма ставится в основном на основании жалоб пациента, наличие у него типичных признаков астматического удушья. В большинстве случаев при возникновении приступа люди вызывают скорую медицинскую помощь, и поэтому сложностей с подтверждением диагноза нет.

Всем больным бронхиальной астмой проводят дополнительные исследования функции внешнего дыхания: спирометрия, пикфлоуметрия, а также микроскопическое исследование мокроты. Сама мокрота или бронхиальный секрет вязкие, чаще двухслойные, с большим количеством эозинофилов, кристаллов Шарко-Лейдена (нейтрофилы), спиралей Куршмана (представляют переплетения мелких бронхов),

После первого же серьезного приступа, зафиксированного врачами «скорой помощи», человек попадает в специализированный стационар или отделение пульмонологического профиля. Здесь и выставляется основной диагноз. Первичный диагноз бронхиальной астмы не может быть выставлен одномоментно на приеме у участкового терапевта или даже врача пульмонолога поликлиники. Такой сложный диагноз всегда требует всестороннего подтверждения в специализированном стационаре после проведения комплексного и всестороннего обследования. Бывает, что приступ не повторяется, анализы остаются в норме и тогда прибегают к более глубоким методам обследования. Проводится исследование реактивности бронхов. Оно включает определение функции внешнего дыхания с проведением фармакологических проб с использованием гистамина или бронходилататорами. У большинства пациентов с помощью кожных скарификационных тестов можно выявить провоцирующий фактор.

Диагноз бронхиальная астма часто накладывает отпечаток на социальную жизнь человека.

С таким диагнозом не берут служить в армию, в полицию и т.д. Более того пациенты с бронхиальной астмой не могут проходить некоторые физиопроцедуры, ездить в непрофильные санатории, работать на вредных производствах, дети — посещать ряд спортивных секций и т.д.. Вроде и приступов нет, а ограничений масса!

Если человек действительно страдает от периодически повторяющихся приступов астмы, практически ежедневно получает лекарственные средства, то вопрос о том, как снять диагноз бронхиальная астма не стоит в принципе. В ряде случаев (хотя и очень редко), бронхиальная астма была выставлена, что называется в «боевых условиях», т.е. без соответствующего подтверждения, после единичного предположительно астматического приступа. Такое происходит при постановке диагноза в отдаленных от специализированных стационаров местах, при отсутствии возможности проведения углубленных обследований и т.д. в результате приступов больше нет — диагноза неверный.

Часто диагноз бронхиальная астма снимается в пожилом возрасте, т.к. ранее он выставлялся практически только на основании клиники. В таком случае у людей чаще всего наблюдается клиника схожая с астмой. При проведении более современного обследования в настоящее время он не подтверждается.

Итак, что же делать, если приступов и прочих проявлений бронхиальной астмы нет, а диагноз есть?

Для начала стоит обратиться просто в поликлинику по месту жительства. Если там есть врач-пульмонолог, то сразу к нему, а если нет специалиста, то к терапевту. В зависимости от возможностей поликлиники ряд обследований можно пройти по месту жительства.

При получении конкретных результатов обследования, специалист делает заключение о подтверждении диагноза астмы. В случае сомнительных результатов анализов и обследования, пульмонолог предлагает госпитализацию в стационар. Именно там будет решаться необходимость дальнейшего обследования. Вам следует заранее предупредить врача о том, зачем вам необходимо такое обследование и т.д.. Это позволит избежать гипердиагностики и неправильной трактовки результатов обследования в пользу подтверждения диагноза. Также во время проведения обследования необходимо быть максимально внимательным и слушать мед. персонал. Результаты исследования функции внешнего дыхания могут быть неправильно истолкованы, если пациент перед обследованием курил, во время обследования вел себя невнимательно и не прислушивался к рекомендациям врача.

Читайте также:  Как не доводить до астмы

В случае если все тесты отрицательные, то диагноз бронхиальная астма снимается. Это самый правильный путь.

Многие советуют «избавиться» от диагноза бронхиальная астма кардинальным путем. Если проще — украсть карточку и выбросить. Это сделать не так и тяжело, если лечебное учреждение не оборудовано электронной картотекой, но следует задуматься о последствиях. Вы уничтожите официальный медицинский документ, придете с пустой карточкой, и все будет хорошо? Да, действительно все будет хорошо в том случае, если доктор вас никогда не видел и вообще работает первый день. В большинстве случаев всегда встает вопрос о наличии предыдущей медицинской документации. Вам все равно предстоит предоставить какие-либо сведения о себе. В случае прохождения медицинских комиссий такая схема практически не приемлема. При трудоустройстве, особенно на вредные производства, у вас потребуют пройти ряд дополнительных обследований, в которых будут выявлены те или иные отклонения. Опять последуют изнурительные анализы и посещения специалистов до установления диагноза.

Некоторые считают, что одним из наиболее простых вариантов является финансовое решение вопроса, а если проще, то взятка. Из положительных аспектов — не обремененность обследованиями. А из отрицательных? Если в случае с пропажей амбулаторной карты вы можете отделаться «легким испугом» и ссорой с врачом, то даже попытка дать взятку — это уже уголовная ответственность. К тому же никто не даст вам гарантии, что при прохождении повторных комиссий диагноз бронхиальная астма потом вам не установят.

Какую схему выбрать, решать только Вам. Естественно стоит помнить, что бронхиальная астма — это достаточно серьезное заболевание, требующее постоянного наблюдения специалиста, коррекции лечения, соблюдения определенного образа жизни, диеты. Стоит ли снимать диагноз ради трудоустройства, а потом оказаться без квалифицированной медицинской помощи и наблюдения? В ряде случаев это может привести к усугублению заболевания и даже инвалидизации человека. Если вас действительно ничего не беспокоит, то идите самым правильным и официальным путем: пройдите необходимое обследование. А если вы сами не сомневаетесь в своем диагнозе, то стоит ли рисковать?

Ольга — молодой журналист, с большим интересом к медицине в целом и гомеопатии в частности. Ольга закончила Брянский государственный университет имени академика И. Г. Петровского и сейчас ведет новостные разделы в нескольких местных медицинских газетах.

источник

Если ребенку поставили диагноз «бронхиальная астма», это не приговор, а руководство к действию. О причинах этого заболевания, диагностике и методах лечения рассказывает врач аллерголог-иммунолог Клиники семейной медицины «ФламингоМед» Ольга Леонидовна Тарбаева.

Кашель и кислородное «голодание»

В классической формулировке бронхиальная астма — хроническое воспалительное заболевание органов дыхания, основные

признаки которого — приступы одышки, кашля, а иногда и удушья.

Но у детей это заболевание протекает несколько иначе, чем у взрослых.

— Ребенок может быть очень активным. И единственное, что его беспокоит, — кашель, — рассказывает Ольга Леонидовна. — При бронхиальной астме как такового приступа удушья у ребенка нет. Клинически мы видим приступообразный кашель. Ребенок кашляет постоянно — днем, вечером, ночью. Кроме проблем с легкими бронхиальная астма негативно влияет и на другие внутренние органы.

— Бывает, что, когда подростка приводят на прием к аллергологу, выясняется, что бронхиальной астмой он страдает три, пять, а то и семь лет. В первую очередь, от хронической гипоксии страдает центральная нервная система, сердце, так как у этих органов очень большая потребность в кислороде. Ребенок может отставать в развитии, в росте.

Всегда ли виновата кошка…

Чаще у детей бронхиальная астма протекает «под маской» ОРЗ с обструктивным синдромом. Поэтому очень важно как педиатрам, так и родителям взять на заметку следующее. Если ребенок более трех раз за год болеет ОРЗ с обструктивным синдромом, у него есть в роду аллергики, а в раннем возрасте наблюдался атопический дерматит, необходимо подтвердить или опровергнуть диагноз «бронхиальная астма».

Очень важно вовремя обратиться к аллергологу на обследование, которое выявит причинный аллерген, чтобы исключить с ним контакт ребенка. Для выявления аллергена используется всевозможная диагностика — это пробы, анализ крови на аллергены и др.

В этой ситуации всегда очень остро стоит вопрос, как быть с домашними животными. Считается, что именно они чаще всего являются причиной детского недуга.

— Нужно определить, является ли животное аллергеном для конкретного ребенка. При подозрении на аллергию убирать из дома всех животных, изначально неправильно, — полагает врач аллерголог-иммунолог. — Есть интересная теория, которая находит свое подтверждение в клинических исследованиях. Оказывается, чем раньше ребенок начинает контактировать с животными, тем быстрее у него устанавливается чувствительность к аллергенам, и в дальнейшем детский организм на них не реагирует.

Бывает, наоборот, проводимое лечение не приносит положительных результатов, потому что родители «забыли» упомянуть, что дома держат двух пушистых котов редкой породы. Я бы посоветовала, прежде чем заводить домашнего питомца или стремиться от него избавиться, выяснить — есть у ребенка аллергия на него или нет.

Мальчик вырос и… поправился?

Если диагноз подтвердился, надо понимать, что бронхиальная астма — хроническое заболевание. Полностью излечиться от нее нельзя, но перевести болезнь в ремиссию, которая может длиться всю жизнь, вполне возможно, считает Ольга Тарбаева.

Когда выявляется аллерген, назначается терапия, очень важно ее соблюдать. Родители должны четко осознавать необходимость лечения и строго следовать врачебным рекомендациям.

— Детский организм с благодарностью воспринимает лечение, он может перестроиться, — убеждена Ольга Леонидовна. — Многие мои пациенты — ребята-астматики — занимаются профессиональным спортом, некоторые даже выступали на чемпионатах мира. Это лишний раз доказывает, что бронхиальная астма — не приговор.

К тому же, по словам специалиста, существует легкая форма бронхиальной астмы. У детей раннего возраста, особенно на Крайнем Севере, провоцирующим фактором ее появления является простуда — вирусная или бактериальная инфекция. Как правило, но только у мальчиков после подросткового возраста болезнь может уходить в длительную ремиссию. Как говорят, ребенок «перерастает болезнь».

— Сейчас ученые уже нашли объяснение этому явлению. Когда мальчик растет, увеличивается выработка гормона тестостерона, который снижает аллергическое воспаление, — поясняет Ольга Тарбаева. — Но уповать только на то, что мальчик «перерастет», нельзя. Надо принимать определенные меры, чтобы снять аллергическое воспаление и восстановить структуру легких.

Кроме лекарственной терапии существуют дополнительные методы лечения, которые также очень важны. Это занятия спортом, если разрешает доктор.

— Занятия спортом при бронхиальной астме — это метод лечения, — подчеркивает врач аллерголог-иммунолог. — Если ребенок готов к повышенной физической нагрузке, нужно начинать тренировать его легкие. Любой спорт с нагрузкой на дыхательную систему полезен ребенку с астмой. Большую пользу принесет и санаторно-курортное лечение. Здесь важен комплексный подход. Это и климатотерапия, когда мы вывозим ребенка с Крайнего Севера, это и плавание, и дыхательная гимнастика, и массаж. В купе это дает очень хороший эффект.

«Ликбез» для родителей

Когда родители узнают о диагнозе «бронхиальная астма», у них возникает очень много вопросов. Их пугает возможная инвалидность ребенка, они ищут причину заболевания, хотят знать, какие методы лечения наиболее эффективные.

— Лечение от бронхиальной астмы длительное и специфическое. И в нем должны участвовать как сам ребенок, так и все члены семьи, — считает Ольга Тарбаева. – Во-первых, не следует скрывать от ребенка его диагноз. Зная его, ребенок должен прислушиваться к себе, говорить взрослым — родителям, учителям, когда и почему ему стало плохо. Он должен знать, какие лекарственные препараты он принимает. Для более эффективного лечения нужна обратная связь между врачом, маленьким пациентом и его родителями. В рамках одного врачебного приема проконсультировать «на все случаи жизни» невозможно.

Для этого в Клинике семейной медицины «ФламингоМед» проводятся астма-школы для родителей маленьких пациентов, для подростков, готовых воспринять информацию, как им жить с этим диагнозом. Занятия в астма-школах я провожу 14 лет. Такой «ликбез» действительно помогает спокойно оценить ситуацию, знать, что нужно делать, чтобы лечение было успешным, и впоследствии бронхиальная астма не давала о себе знать.

источник

Сегодня более одного миллиона детей Великобритании получили диагноз астма. Однако новое исследование предполагает, что у половины из них нет этого хронического заболевания легких. Более того такие дети могут быть подвержены риску из-за побочных эффектов их лекарств.

В этом исследовании, опубликованном в британском издании «British Journal of General Practice», ученые из Медицинского центра университета в Утрехте, Нидерланды, рассмотрели медицинские карты 656 детей с диагнозом астма в четырех центрах. Из них у 53% не были найдены какие-либо клинические признаки заболевания.

Нидерланды возглавляет список опросов по качеству здравоохранения в Европе, так что проблема для британских детей или детей других стран может быть еще хуже.

Доктор Ингрид, Университетский медицинский центр в Утрехте (Ingrid Looijmans-van den Akker, University Medical Centre in Utrecht), обозначила, что чрезмерная диагностика астмы была обнаружена более чем у половины детей в анализе, что приводит к ненужному лечению, бремени болезней, а также влияние на качество жизни такой молодежи.

Национальный институт Великобритании NICE говорит, что слишком часто врачи основывали диагноз на истории болезни, проблем с дыханием, хрипах и кашле, а не каких-либо клинических испытаний. Специалисты из NICE настолько обеспокоены, что в настоящее время разрабатывают новые директивы, советуя врачам использовать клинические испытания, чтобы подкрепить свои суждения и избежать опасности ошибочных диагнозов.

Профессор Марк Бейкер, директор клинической практики в NICE, сказал: «NICE в настоящее время разрабатывает руководство для оказания консультативных услуг для первичной, вторичной и внебольничной помощи специалистов в области здравоохранения на наиболее подходящих тестах для точной диагностики астмы. А также информировании того, как помочь людям отслеживать и контролировать их симптомы. В рамках этой работы, мы приглашаем практикующих врачей принять участие в проекте, чтобы проверить целесообразность некоторых диагностических тестов, которые мы будем рекомендовать».

Чрезмерное лечение вызывает беспокойство, потому что некоторые из препаратов, используемые для управления астмой, могут иметь значительное число побочных эффектов, включая мышечные судороги, инфекции горла, тремор, рвоту и тошноту. Дети, страдающие астмой, часто избегают физических упражнений, которые могут привести к проблемам с весом.

Лучший тест для лечения астмы является спирометрия, в которой используется машина, для того чтобы определить, сколько и как быстро человек дышит. Однако новое голландское исследование показало, что спирометр использовался лишь в 16% случаев участников исследования. Большинство детей получили соответствующих диагноз просто потому, что у них были проблемы с дыханием и постоянный кашель.

Астма представляет собой хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей. Она может затронуть людей любого возраста, но чаще всего начинается в детстве. Характеризуется это заболевание приступами удушья и свистящим дыханием. Атаки связаны с переменной обструкцией и воспалением в легких. Если их не контролировать, это может быть опасным для жизни.

Распространенность астмы, как полагают, стабилизировался с конца 1990-х годов, хотя в Великобритании до сих пор одни из самых высоких показателей в Европе, где в среднем три человека в день умирают от нее.

источник

Л.А.Горячкина, О.С.Дробик, М.Ю.Передельская
Кафедра клинической аллергологии РМАПО, Москва

В настоящее время бронхиальная астма (БА) является одной из важных проблем здравоохранения, решение которой вынуждает государство идти на большие экономические затраты, обусловленные в первую очередь длительной и дорогостоящей медикаментозной терапией, а также оказанием экстренной и стационарной помощи, мероприятиями по реабилитации инвалидов и пр. [10]. Кроме того, астма ассоциирована с существенным снижением качества жизни пациента, членов его семьи и родственников, что делает изучение истинной распространенности болезни актуальной задачей современной медицины. БА отличается многообразием клиники и функциональных проявлений, особенностями течения и нередко сочетается с другими заболеваниями легких. В последние годы отмечен значительный прогресс в диагностике и лечении данного заболевания. В тоже время известно, что дифференциальная диагностика бронхиальной астмы иногда вызывает у практических врачей трудности и приводит к ошибкам как в постановке диагноза БА, так и в тактике ведения больных. Наиболее часто приходится сталкиваться с проблемой гиподиагностики данного заболевания, которая является повсеместной: заболевание не выявляется вовсе или подменяется другим диагнозом, и, как следствие, пациенты не получают своевременно базисной терапии, заболевание прогрессирует, что приводит к хронизации и развитию тяжелых осложнений, инвалидности. Тем не менее, во врачебной практике также имеет место и гипердиагностика бронхиальной астмы. Наиболее часто ошибочный диагноз БА устанавливается больным с ХОБЛ, трахеобронхиальной дискинезией, бронхоэктатической болезнью, гипервентиляционным синдромом, наследственным дефицитом a1-антитрипсина, карциноидным синдромом, опухолями дыхательного аппарата и пр. Не стоит так же забывать о том, что пациенты, страдающие БА, часто отягощены и другой соматической патологией и могут предъявлять жалобы на дыхательный дискомфорт, не связанный с основным заболеванием [10, 11].
Бронхиальная астма – хроническое воспалительное заболевание дыхательных путей, в котором принимают участие многие клетки и клеточные элементы. Хроническое воспаление приводит к гиперреактивности дыхательных путей, что, в свою очередь, вызывает повторные эпизоды свистящих хрипов, одышки, чувства стеснения в груди и кашля, особенно ночью и/или ранним утром. Эти эпизоды обычно связаны с распространенной, но вариабельной бронхиальной обструкцией, которая нередко обратима спонтанно или под влиянием лечения (Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы, 2007).
При диагностике бронхиальной астмы необходим в первую очередь подробный сбор жалоб и анамнеза больного. Чаще всего имеют место жалобы на эпизодические приступы удушья, одышки, появление свистящих хрипов, ощущение тяжести в грудной клетке, а также кашель. Необходимо уточнить триггеры, запускающие приступ удушья. Весьма характерно волнообразное течение болезни, нередко сезонность обострений. При сборе анамнеза обязательным является выявление атопии у пациента и его родственников, наличие у больного сопутствующего аллергического ринита, атопического дерматита, профессиональных вредностей, климатической зоны проживания пациента. При физикальном обследовании следует помнить, что в связи c приступообразностью течения болезни врач на осмотре не всегда может выявить симптомы. Чаще всего при обострении регистрируется экспираторная одышка, раздутие крыльев носа при вдохе, прерывистая речь, возбуждение, включение вспомогательной дыхательной мускулатуры, положение ортопноэ, постоянный или прерывающийся кашель, сухие свистящие хрипы в легких при аускультации. Важным диагностическим маркером бронхиальной астмы является исчезновение симптомов спонтанно или после применения бронходилататоров и противовоспалительных противоастматических препаратов. Обязательным в диагностике является исследование функции внешнего дыхания, и определения ее колебания, в том числе в течение суток (пикфлуометрия). Основными оцениваемыми показателями для диагностики и дифференциальной диагностики БА являются определение объема форсированного выдоха за 1 секунду (ОФВ1) и связанной с ним форсированной жизненной емкости легких (ФЖЕЛ), а также измерение форсированной (пиковой) скорости выдоха (ПСВ). Важным диагностическим критерием является тест для определения обратимости бронхиальной обструкции, который используется для исследования реактивности дыхательной системы: прирост показателей бронхиальной проходимости считается достоверным при увеличении ОФВ1 на 12% или 200 мл после ингаляции b2-агонистов короткого действия [3]. Вспомогательным методом диагностики БА, к сожалению, доступным на сегодняшний момент только в специализированных отделениях является неинвазивное измерение маркеров воспаления дыхательных путей. Неинвазивными маркерами воспаления при БА являются уровни выделяемого оксида азота (NO) или окиси углерода (СО). Оценка воспаления дыхательных путей также может быть выполнена путем исследования мокроты на наличие эозинофилов и метахроматических клеток. Безусловно, важна для определения атопического фенотипа БА оценка аллергологического статуса пациента путем проведения кожных скарификационных проб или измерение уровня специфических IgE крови.
При дифференциальной диагностике наибольшую сложность представляют больные с ХОБЛ. Для пациентов данной группы характерна постоянная, мало меняющаяся симптоматика. Мокрота выделяется в небольшом количестве (редко более 60 мл/сут) утром, имеет слизистый характер. Хронический кашель и продукция мокроты часто на много лет предшествуют развитию ограничения воздушного потока, хотя не у всех пациентов с продуктивным кашлем развивается ХОБЛ [2]. Диагноз ХОБЛ должен быть заподозрен у всех пациентов с наличием кашля, продукции мокроты, одышки, воздействием факторов риска в анамнезе. Клиническое обследование обнаруживает приступообразность симптоматики при БА, нередко в сочетании с экстрапульмональными признаками аллергии (риниты, конъюнктивиты, кожные проявления, пищевая аллергия). Для больных ХОБЛ характерна постоянная, мало меняющаяся симптоматика. Диагноз подтверждается с помощью спирометрических методов. Функция внешнего дыхания характеризуется обструктивным типом вентиляционных нарушений, проявляющихся прогрессирующим снижением максимальной скорости выдоха из-за возрастающего сопротивления в дыхательных путях, и постепенным ухудшением газообменной функции легких, что указывает на необратимый характер обструкции дыхательных путей. Величина постбронходилатационного ОФВ1 менее 80% от должных величин в сочетании с отношением ОФВ1/ФЖЕЛ (форсированная жизненная емкость легких) менее 70% подтверждает наличие частично необратимых обструктивных изменений. Важным элементом дифференциальной диагностики является снижение ОФВ1 на 50 мл и более в год у больных ХОБЛ, чего не наблюдается при БА.
При БА обычны высокие приросты воздушных объемов, демонстрируется положительный бронхолитический тест, а при ХОБЛ этого не наблюдается. Эта проба входит в критерии дифференциальной диагностики ХОБЛ, так как бронхиальная обструкция при ХОБЛ неуклонно прогрессирует и обратима лишь частично [6, 9].
Гипервентиляционный синдром проявляется развитием целого ряда вегетативных признаков, среди которых головокружение и ощущение приближающего обморока; болезненное ощущение сердцебиения и страх смерти; затруднение дыхания и страх удушья. Гипервентиляционный синдром всегда протекает с ярко выраженной эмоциональной окрашенностью. Одышка при гипервентиляционном синдроме, воспринимаемая самим пациентом как крайне тяжелая, может не соответствовать объективным данным и показателям функции внешнего дыхания. Диагностическое значение приобретает факт, что этот синдром может быть воспроизведен или в развернутой клинической картине, или же частично при проведении произвольного теста на гипервентиляцию. Основным критерием постановки диагноза является установление самого факта гипервентиляции, что возможно осуществить при исследовании функции внешнего дыхания [4]. Второй классический признак гипервентиляционного синдрома – пониженная концентрация углекислоты в крови, т.е. феномен гипокапнии [15]. Бронхиальную астму может симулировать одышка психогенного патогенеза. Такие псевдоастматические приступы возможны у больных с неврозами и психическими заболеваниями (шизофрения). Подобные состояния при дыхательном неврозе характеризуются чувством нехватки воздуха, невозможности сделать глубокий вдох [13]. Дыхание периодически становится частым, форсированным, т. е. выражены признаки гипервентиляционного синдрома. В отличие от бронхиальной астмы у больных отсутствуют характерно физикальные изменения в легких, функциональные признаки бронхиальной обструкции, а бронхолитические препараты не приносят облегчения. Дыхательные неврозы иногда развиваются после перенесенных ранее заболеваний органов дыхания.
Трахеобронхиальная дискенезия. Кашель является главным симптомом при данном заболевании. Он имеет свои клинические особенности: резистентный к терапии, приступообразный, «лающий», «дребезжащий» или «трубный», звонкий, иногда битонального тембра, практически без выделения мокроты – сухой. Кашель провоцируется изменением позы (резкими наклонами или поворотами головы), положением на животе, форсированием дыхания как на выдохе, так и на вдохе, смехом, напряжением, поступлением в верхние дыхательные пути холодного воздуха, газов-ирритантов, глотанием грубой пищи, жидкости (особенно холодной) или большого пищевого комка. Часто на высоте кашлевого пароксизма появляются головокружение, удушье с затруднением вдоха (чаще) или выдоха (реже), недержание мочи. При тяжелом течении болезни может развиться так называемый кашле-обморочный синдром [12, 14].
Дефицит a1-антитрипсина. a1-антитрипсин – низкомолекулярный протеазный ингибитор, подавляющий активность многих протеолитических знзимов: трипсина, химотрипсина, плазмина, тромбина, эластазы, гиалуронидазы, протеаз лейкоцитов, макрофагов, микроорганизмов и др. Дефицит его приводит к повышенному накоплению протеолитических энзимов и последующему повреждению тканей. В отношении патогенеза поражения легких наиболее признанной является теория нарушения протеазно-антипротеазного равновесия. Эксперименты показали, что a1-антитрипсин защищает легочную ткань от протеаз, высвобождаемых лейкоцитами, и тем самым сохраняет структурную целостность эластина. Можно предположить, что к эмфиземе легких приводит хроническое воспаление (вследствие инфекции или загрязнения воздуха), поскольку при данном заболевании легочная ткань ничем не защищена от протеаз лейкоцитов, привлеченных в воспалительный очаг. Замещаясь соединительной тканью, паренхима легких со временем теряет свою эластичность; развиваются обструктивные явления; формируется эмфизема, которая возникает первично, на фоне хронического бронхита или другого хронического неспецифического заболевания легких. Чаще всего расширяется весь ацинус, и эмфизема характеризуется как панацинарная. Заболевание начинается в молодом возрасте и характеризуется прогрессирующей эмфиземой, однако могут наблюдаться рецидивирующий обструктивный синдром, рецидивирующий бронхит, повторные пневмонии. Симптомы a1-антитрипсинзависимой эмфиземы легких обычно не появляются до третьего десятилетия жизни [8, 16].
Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) может как имитировать симптомы бронхиальной астмы (особенно ночные), так и встречаться у больных БА [7]. ГЭРБ может играть роль в формировании картины бронхиальной астмы как за счет прямой аспирации желудочного содержимого, так и по механизму рефлекторных связей. Присоединение гастроэзофагеального рефлюкса ухудшает течение бронхиальной астмы, по данным некоторых авторов, в 25% случаев [7]. По ряду сообщений, у пациентов с ночными симптомами астмы данная болезнь встречается в 60% случаев.
Гастроэзофагеальный рефлюкс сопровождается кашлем, рвотой, нередко одышкой, что напоминает картину бронхиальной астмы. Для верификации диагноза требуется эндоскопическое исследование. Фиброгастроскопия и типичный анамнез поражения желудка и пищевода позволяют исключить бронхиальную астму, несмотря на заброс пищи в дыхательные пути [5].
Среди заболеваний, напоминающих бронхиальную астму, описаны поражения трахеи, гортани и бронхов, в частности папиллома гортани, бронхов, аденома бронхов. Различные пороки развития бронхов, сосудов, сдавливая дыхательные пути могут вызвать бронхиальную обструкцию, что ошибочно принимают за бронхиальную астму. Симулировать картину бронхиальной астмы может туберкулез легких и бронхов (туморозный бронхоаденит, туберкулез бронха), а также желудочно-пищеводной рефлюкс, инородное тело бронхов. Для исключения вышеперечисленной патологии необходим тщательный сбор анамнеза заболевания и обследование пациента с применением современных диагностических методов.
Учитывая сложность диагностического процесса при БА, необходимости использования современных средств диагностики, считаем небезынтересным представить описание случаев диагностической ошибки, основой которой был первично поверхностно собранный анамнез, не подтвержденный клинико-функциональными методами обследования.

Читайте также:  Физическое обследование сердца при сердечной астме

Клинический пример 1
Больная Л., 55 лет, находилась на лечении в аллергологическом отделении ГКБ№ 52 весной 2010 г.
Поступила с жалобами на одышку, сухой приступообразный кашель без отхождения мокроты. Из анамнеза: с раннего детского возраста беспокоят часто рецидивирующие затяжные бронхиты, неоднократно переносила пневмонии. С 2003 г. пациентка стала отмечать появления приступов одышки, в 2006 г. установлен диагноз бронхиальная астма. В качестве базисной терапии получала ИГКС в средних и высоких дозах без клинического улучшения, в 2009 г. назначен Симбикорт 4,5/160 мкг по 2 вдоха 2 раза в день, на фоне чего сохраняются симптомы заболевания. Обострение заболевания 3-4 раза в год на фоне ОРВИ. Отмечает затяжной характер простудных заболеваний, длительный период кашля, субфебриллитет, сохраняющийся после ОРВИ до 1 мес. Неоднократное стационарное лечение с диагнозом бронхиальная астма, неатопическая форма, тяжелое неконтролируемое течение. Настоящее обострение также на фоне ОРВИ, когда появился подъем температуры до 38°С, усилился кашель. Самостоятельно принимала азитромицин 500 мг в течение 3-х дней с положительным эффектом. Однако сохранялся приступоообразный кашель, одышка, в связи с чем пациентка госпитализирована.
Аллергологичекий анамнез не отягощен. Пациентка не курит и никогда не курила. Работу на вредных производствах и неблагоприятных климатических условиях отрицает.
При поступлении: состояние относительно удовлетворительное. Эмоционально лабильна. Кожные покровы обычной окраски и влажности. В легких дыхание жесткое, хрипов нет, XL 16 в мин. Тоны сердца приглушены, ритм правильный, ЧСС – 84 уд/мин, АД – 120/80 мм рт.ст.
При обследовании: Нb – 138,0/л, эритроциты – 4,34¥1012/л, цветовой показатель – 0,91 лейкоциты – 8,0¥109/л, СОЭ – 5 мм/ч. С-реактивный белок – отрицательно.
ФВД: ЖЭЛ – 96%, ОФВ1 – 80%, Индекс Тиффно – 77, ПСВ – 61%, МОС25 – 57%, МОС50 – 36%, МОС75 – 23%. После игаляции бронхолитика прирост ОФВ1 2%.
Рентгенография органов грудной клетки: легочная ткань эмфизематозна. Легочный рисунок избыточен. Междолевая плевра несколько утолщена. Корни с признаками фиброза. Синусы свободны. Сердце и аорта без особенностей.
При анализе истории болезни пациентки обращало на себя внимание раннее начало заболевания, частые пневмонии и рецидивирующие бронхиты в раннем детском и подростковом возрасте, многочисленные простудные заболевания, приводящие к ухудшению состояния пациентки, длительному кашлю, прогрессирующее течение заболевания, несмотря на постоянную базисную терапию ИГКС. Тем не менее, у пациентки сохранялись даже при обострении заболевания нормальные показатели ФВД и отсутствие положительного бронхолитического теста. На рентгенограмме органов грудной клетки признаки эмфиземы, в то же время не имелось данных о внешних неблагоприятных факторах (курение, профессиональные вредности, переохлаждения, плохие условия быта).
Учитывая имеющийся анамнез заболевания, было решено провести анализ крови на уровень a1-антитрипсина. Было выявлено снижение данного показателя: 0,61 мг/мл (норма 0,8-1,5 мг/мл).
Был выставлен диагноз: Дефицит a1-антитрипсина. Эмифзема легких. ДН1. Пациентка направлена к пульмонологу для дальнейшей терапии.

Клинический пример 2
Пациентка З., 42 года, проходила стационарное лечение в аллергологическом отделении ГКБ №52 летом 2010 г.
Поступила с жалобами на периодически возникающее затруднение дыхания, сухой навязчивый кашель, першение в горле, осиплость голоса.
Из анамнеза: Диагноз бронхиальная астма установлен 6 лет назад. Получала терапию высокими дозами ИГКС, однако должного контроля над симптомами заболевания достигнуто не было, пациентка постоянно предъявляла вышеуказанные жалобы. В связи с неконтролируемым течением заболевания 3 года назад пульмонолог назначил пациентке системные ГКС на постоянный прием (метипред 2 таблетки в сутки). Неоднократное стационарное лечение, в том числе с парентеральным введением СГКС. С 2008 г. получает базисную ингаляционную терапию: Серетид 25/250 мкг по 2 вдоха 2 раза в день, метипред в суточной дозе от 4 до 1 таблетки в сутки (регулирует самостоятельно), однако данная терапия без должного эффекта, сохраняются вышеуказанные жалобы. В отделение поступила в неотложном порядке в связи с некупирумым приступом удушья.
Аллергоанамнез: отмечает явления ринита, конъюнктивита в сезон паллинации злаковых и сорных трав.
При поступлении: объективно: состояние удовлетворительное. Эмоционально лабильна, фиксирована на своих ощущениях. Кожные покровы обычной окраски. Лицо лунообразное. На нижних конечностях геморрагические высыпания. Дыхание в легких жесткое, хрипов нет. ЧДД – 21 уд/мин. Тоны сердца приглушены, ритм правильный АД – 130/80 мм рт.ст. ЧСС – 105 в минуту. Живот мягкий, безболезненный.
При обследовании: в общем анализе крови, мочи, биохимическом анализе крови патологических изменений не выявлено. Отмечаются изменения в коагулограмме, сдвиг показателей в сторону нарушения свертываемости крови. Консультация гематолога: тромбоцитопатия неясной этиологии.
ФВД: ЖЭЛ – 136%, ОФВ1 – 114%. Показатели ФВД без патологических изменений. Проба с бронхолтиком отрицательна. Уровень оксида азота – 11 ppb (норма -до 20 ppb). Уровень кортизола – 50 нмоль/л.
При дополнительном расспросе были выявлены жалобы на ощущение комка в горле, частую изжогу и отрыжку, особенно в ночное время. Проведена ЭГДС выявлена ГЭРБ, эзофагит.
За период нахождения в стационаре обращало на себя внимание неоднократное развитие «приступов удушья», сопровождавшихся выраженной эмоциональной окраской, расширением зрачков, обильной жестикуляцией. Данные приступы развивались всегда в присутствии медицинского персонала или пациентов клиники. Было заподозрено наличие гипервентиляционного синдрома, в связи пациентке было введено замаскированное плацебо (внутривенное введение физиологического раствора) с целью купировать приступы удушья. Затрудненное дыхание купировалось в течение 5 мин после инфузии. При сборе анамнеза и оценке психо-эмоционального статуса пациентки обращало на себя внимание, что в течение последних 5 лет пациентка не работает, ссылаясь на тяжелое течение заболевания. Любые попытки снизить дозу СГКС, провести какие-либо диагностические мероприятия для уточнения диагноза, в том числе и с привлечением врачей смежных специальностей встречают активное противодействие со стороны пациентки. При анализе истории болезни выявлено четкое несоответствие жалоб больной к предполагаемому диагнозу. Клинически: отсутствие хрипов в легких даже при «приступах удушья», постоянный характер жалоб, отсутствие эффекта от проводимой противоастматической терапии. Функционально: отсутствие изменений показателей функции внешнего дыхания, отрицательный бронхолитический тест, нормальные показатели оксида азота в выдыхаемом воздухе.
Несмотря на имеющийся у пациентки отягощенный аллергологический анамнез клинико-функциональных данных за наличие у нее бронхиальной астмы нет. Вероятно, данный клинический случай может рассматриваться как сочетание сразу нескольких патологий у данной пациентки: ГЭРБ и гипервентиляционного синдрома. На данный момент у пациентки также имеются осложнения длительной системной стероидной терапии в виде синдрома Иценко-Кушинга, осиплость голоса как побочный эффект лечения высокими дозами ИГКС.
С пациенткой проведены неоднократные беседы и начато снижение дозы СКГС с целью их полной отмены, и в дальнейшем коррекции дозы ИГКС. Рекомендовано лечение блокаторами протоновой помпы, консультация психотерапевта.
Гипердиагностика бронхиальной астмы, по нашему мнению, связана с тем, что не учитываются характерные для аллергических заболеваний анамнестические сведения, не берется во внимание отсутствие указаний на особенности течения болезни, в частности, не типичный для бронхиальной астмы бронхообструктивный синдром, отсутствие характерной для бронхиальной астмы клинико-функциональной картины, в том числе изменений на ФВД. В связи с ошибочным диагнозом больных не подвергают подробному бронхологическому обследованию, отсутствие которого может повлечь за собой дальнейшие диагностические и терапевтические ошибки, и как следствие ухудшение состояния пациента.

Литература
1. Глобальная стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы (GINA), Пересмотр 2006 г., пер. с английского, М.: Атмосфера, 2007.
2. Глобальная стратегия диагностики, лечения и профилактики хронической обструктивной болезни легких. Пересмотр 2004 г. / Под редакцией Чучалина А.Г., М.: Атмосфера, 2007.
3. Клиническая аллергология и иммунология. Руководство для практических врачей / Под общей редакцией Горячкиной Л.А, Кашкина К.П., М.: Миклош, 2009.
4. Абросимов В.Н., Гипервентиляционный синдром и дисфункциональное дыхание. Лечащий врач. 2007;8.
5. Васильев Ю.В. Бронхиальная астма, сочетающаяся с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью. Лечащий врач. 2004; 9.
6. Зарембо И.А. Ведение больных хронической обструктивной болезнью легких. Российский медицинский журнал. 2004; 12: 24.
7. Княжеская Н.П., Современные аспекты диагностики бронхиальной астмы . Клиническая аллергология, иммунология, инфектология. 2006; 2.
8. Моногарова Н.Е., Мороз Т.В., Минаев А.А., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Кафедра внутренней медицины им. А.Я. Губергрица. Недостаточность альфа-1-антитрипсина. Гастроэнтерология. 2009.
9. Ноников В.Е. Хроническая обструктивная болезнь легких: диагностика и лечение. Consilium Medicum. 2004; 6: 5.
10. Почивалов А.В., Блинова А.С., Погорелова Е.И. и др. Ошибки в диагностике бронхиальной астмы у детей и подростков. Научно-Медицинской вестник Центрального Черноземья. 2004; 12.
11. Рожжев М.Е., Современные показатель распространенности бронхиальной астмы среди детей. Пульмонология. 2002; 1: 42-46.
12. Серебряков Д.Ю., Терапевтический подход к диагностике и лечению больных с трахеобронхиальной дискинезией. Диссертация кандидата медицинских наук, М.: 2004.
13. Токарева Н.А, Гипервентиляционный синдром при соматической патологии (на примере бронхиальной астмы, гипертонической болезни) и органном неврозе – особенности течения и лечения. 2004.
14. Трисветова Е.Л., Ряполов Н.А., Федорович С.Е. Трахеобронхиальная дискинезия: клиника, диагностика, лечение. Здравоохранение. 2009; 1.
15. Чучалин А.Г., Бронхиальная астма и астмоподобные заболевания. Российский медицинский журнал. 2002; 5.
16. Чучалин А.Г., Эмфизема. Лечащий врач. 1998; 4.

Читайте также:  Как назначают преднизолон при бронхиальной астме

источник

В специальной литературе всегда говорится о необходимости проведения дифференциального диагноза бронхиальной астмы с сердечной астмой. Причина – клиническая картина бронхиальной астмы очень похожа на клиническую картину сердечной астмы.

«Бронхоспастический компонент при сердечной астме, особенно у людей, страдающих хроническим бронхитом и эмфиземой легких, может быть настолько резко выражен, что дифференциальный диагноз нередко представляет затруднения» (Г. А. Глезер).

Затруднения при диагнозе астмы в такой степени существенны, что, к сожалению, правильные диагнозы астмы встречаются реже, чем неправильные.

Покажем читателю, как выглядят эти диагностические затруднения.

Из справочных данных по бронхиальной астме: клиническая картина заболевания по академику А. Д. Адо, профессору А. В. Сумарокову и др. Приступ бронхиальной астмы обычно возникает внезапно, часто ночью, больной просыпается с ощущением стеснения в груди и острой нехваткой воздуха. Чтобы облегчить затрудненный выдох, больной вынужденно садится в постели, упираясь в нее руками, либо стоит, опираясь на стол, спинку стула, при этом в акт дыхания включается вспомогательная мускулатура плечевого пояса и груди. Больному тяжело лежать (такое состояние имеет специальное название – ортопноэ). Хрипы свистящие, мокрота вязкая, необильная.

Аналогично, из справочных данных по сердечной астме: клиническая картина заболевания по доктору медицинских наук профессору Г. А. Глезеру, профессору А. В. Сумарокову и др. Приступ сердечной астмы начинается обычно ночью: больной просыпается от мучительного удушья, которое сопровождается страхом смерти. Больной принимает вынужденное вертикальное положение (ортопноэ): он не может лежать, а потому вскакивает, опираясь на подоконник, стул. Тяжелые сердечные больные не в силах подняться с постели, они сидят, спустив ноги, опираясь руками о кровать. Мышцы плечевого пояса напряжены, грудная клетка расширена. В легких выслушиваются обильные влажные хрипы (иногда сухие и мелкопузырчатые), преимущественно в нижних отделах (это естественно для сидящего или стоящего больного). Мокрота обильная, жидкая.

Практически полное совпадение клинической картины бронхиальной и сердечной астмы свидетельствует о единой природе этих заболеваний. Теперь мы знаем, что оба заболевания кардиологические, оба вызваны повышением давления крови в капиллярах легких с пропотеванием плазмы крови в альвеолы и, вследствие этого, обструкцией воздухоносных путей. При том и другом заболеваниях больной вынужденно принимает вертикальное положение (садится либо стоит), так как он не может лежать (ортопноэ). Облегчение дыхания при переходе в вертикальное положение объясняют депонированием в этом положении крови в нижних конечностях, уменьшением притока крови к сердцу и застоя ее в легких.

Оба заболевания проявляются приступами удушья, возникающими обычно ночью. Здесь важную роль играет положение больного лежа. Ночной характер приступов удушья объясняется еще и повышением тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы во время сна, в результате чего ослабляется дыхание.

Различия в клинической картине бронхиальной и сердечной астмы можно заметить лишь в разном характере мокроты и хрипов. При бронхиальной астме: хрипы свистящие, мокрота вязкая, необильная. При сердечной астме: хрипы влажные (иногда – сухие), мокрота обильная, жидкая.

Различия в клинической картине двух этих заболеваний, требующих разных лечебных мероприятий, оказываются в такой степени нечетко, неопределенно выраженными, что не приходится удивляться: правильный диагноз бронхиальной астмы встречается значительно реже ошибочного.

Однако автор ощущал острейшую необходимость найти более определенный фактор для дифференциального диагноза бронхиальной астмы и сердечной астмы.

Особое внимание при встречах с больными привлекало различие в частоте дыхательных движений (ЧДД) у больных бронхиальной и сердечной астмой в перерывах между приступами. В норме у взрослого человека частота дыхательных движений (циклов вдох-выдох) в состоянии покоя сидя на стуле, табурете составляет 16-17 в минуту. Иногда в литературе приводятся другие значения для нормальной частоты дыхательных движений, обычно увеличенные до 18 и даже до 20 в минуту. Неправильность таких данных легко демонстрируется ощутимой некомфортностью дыхания при ЧДД, равной 18-20 в минуту, и ЧДД менее 15 в минуту. Акупунктура высокого класса позволяет изменять ЧДД у любого человека в таких и более широких пределах.

Многочисленные наблюдения автора привели к чрезвычайно важным выводам. Оказалось, что указание академика А. Д. Адо о том, что при остром приступе бронхиальной астмы «дыхательные движения редкие (10-12 в минуту)», применимо только ко времени острого приступа и не распространяется на межприступный период.

Автору удалось установить, что все отклонения в функционировании правого желудочка сердца человека (в большую или меньшую сторону) сопровождаются соответствующими устойчивыми рефлекторными (автоматическими) изменениями частоты дыхательных движений, причем степень изменения ЧДД соответствует степени отклонения в функционировании правого желудочка (рефлекс Жолондза). Изменения ЧДД связаны с необходимостью изменения вентиляции бронхов. Так, у больных бронхиальной астмой в период между приступами ЧДД всегда оказывается заметно повышенной, так как с увеличением функции правого желудочка сердца увеличивается пропотевание плазмы крови в альвеолы и, соответственно, рефлекторно увеличивается вентиляция бронхов за счет увеличения частоты дыхания.

Очень важно, что у больных сердечной астмой частота дыхательных движений во время между приступами остается практически нормальной! Видимо, воздействовать на дыхательный центр у человека может только правый желудочек сердца. Наблюдения показывают, что левожелудочковая сердечная недостаточность не влияет на величину ЧДД в межприступное время. Полезное при бронхиальной астме снижение ЧДД привело бы при сердечной астме к ухудшению состояния больного.

Больные бронхиальной астмой начинают дышать глубоко и часто постоянно, в периоды между приступами удушья. За счет увеличения ЧДД при бронхиальной астме, с одной стороны, усиливается вентиляция бронхов и уменьшается их обструкция, увеличивается просвет воздухоносных путей. С другой стороны, это оборачивается затруднениями отхождения мокроты. Мерцательный эпителий бронхов с трудом выносит из них в ротовую полость сгустившуюся от усиленной вентиляции плазму крови. При сердечной астме ЧДД не увеличивается и мокрота остается жидкой.

Обнаруженный автором рефлекс показал не только увеличение ЧДД при бронхиальной астме, но и соответствие этого увеличения степени развития заболевания: более тяжелой форме астмы соответствует более значительное увеличение ЧДД.

Таким образом, складывались необходимые и достаточные условия для применения найденного автором рефлекса в качестве простого и надежного фактора для дифференциального диагноза по принципу «астма – не астма»: увеличение ЧДД в период между приступами свойственно бронхиальной астме, сохранение ЧДД в норме – сердечной астме.

Применение ЧДД фактически в качестве показателя усиления функции правого желудочка при бронхиальной астме, а следовательно, в качестве показателя давления крови в легочных артериях малого круга кровообращения, естественно, является методом непрямого, косвенного измерения этого давления.

Косвенные измерения очень широко применяются в медицине. В наше время никому и в голову не придет измерять артериальное давление крови прямым, «кровавым» (требующим выполнения хирургических процедур) методом. Для этого необходимо вводить в сосуд канюлю (стеклянную трубочку), присоединять ее к манометру, принимая меры против свертывания крови. Вместо канюли может быть применен катетер с датчиком давления (тензодатчиком) и соответствующей регистрирующей аппаратурой. Все это весьма сложно и инвазивно, то есть связано с нарушением целостности сосудов, «кроваво».

Теперь же во всем мире пользуются сфигмомано-метрами Рива—Роччи с прослушиванием тонов Короткова, и весь мир практически только и применяет подобные косвенные измерения, не задумываясь об их «косвенности».

Конечно же, измерять давление крови в легочных артериях для диагноза астмы непосредственно прямым, инвазивным, «кровавым» методом недопустимо. Поэтому для диагноза бронхиальной астмы целесообразно иметь такой метод косвенного измерения давления крови в легочных артериях, который был бы простым и одновременно точным для диагностических выводов. Чем проще и чем точнее диагностические выводы, тем лучше метод.

Такой метод косвенного определения повышенного давления крови в легочных артериях для дифференциального диагноза по принципу «астма – не астма» (не в конкретных единицах измерения давления крови) предложил автор этой книги (метод Жолондза).

В основу этого метода положен рефлекс Жолондза, то есть тот факт, что увеличение давления крови в легочных артериях при любой степени развития бронхиальной астмы всегда достаточно точно и устойчиво сопровождается соответствующим степени развития заболевания увеличением частоты дыхательных движений и, соответственно, усилением вентиляции бронхов в связи с увеличением пропотевания плазмы крови в альвеолы. Рефлекс распространяется и в сторону уменьшения давления крови в легочных артериях, при котором имеют место ослабление вентиляции бронхов и уменьшение ЧДД. Последнее оказалось исключительно важным диагностическим фактором при правожелудочковой сердечной недостаточности.

Метод косвенного определения давления в легочных артериях по принципу «астма – не астма» заключается в подсчете с помощью секундомера или часов с секундной стрелкой числа естественных дыхательных движений в одну минуту, которое фиксируется в положении сидя на стуле, табурете во время между острыми приступами астмы.

Для взрослого человека (старше 25 лет):

• 16-17 дыхательных движений в минуту – нормотония;

• 15 и менее дыхательных движений в минуту – гипотония;

• 18 и более дыхательных движений в минуту – гипертония в артериальном отделе малого круга кровообращения.

В возрасте 15-20 лет нормотонии соответствуют 20 дыхательных движений в минуту, а в возрасте 5 лет – 26 дыхательных движений в минуту.

Для взрослого человека бронхиальной предастме соответствуют значения ЧДД от 18 до примерно 25 в минуту, бронхиальной астме – от 25 и выше. При сердечной астме ЧДД остается в районе нормы.

Для взрослого человека (более 25 лет) можно изобразить «астматический градусник» (рис. 3).

Клинические проявления гипертонии артериального отдела малого круга кровообращения очень индивидуальны.

Рис. 3. «Астматический градусник» Жолондза для взрослого человека (старше 25 лет)

Опыт лечения больных астмой показывает, что приступы удушья у одних взрослых наступают при 24-25 дыхательных движениях в минуту (обычно), а у других удушье не наступает и при 32 дыхательных движениях в минуту (очень редко). В одном случае удушье не наступало даже при 42 вдохах-выдохах в минуту («белые легкие» на флюорограмме). Дело в том, что кровь и легочный (альвеолярный) воздух в альвеолах легких разделены двумя мембранами: стенкой капилляра и стенкой легочного пузырька. Состояние этих мембран у каждого человека свое. Индивидуален и химический состав материала мембран. По одним данным, толщина легочной мембраны изменяется в пределах от 0,3 до 2,0 мкм, по другим – общая толщина альвеолярно-капиллярной мембраны не превышает 1,0 мкм.

Однако с помощью предложенного автором метода при лечении взрослых астма никогда не будет ошибочно диагностирована вместо других заболеваний, если у больного ЧДД не превышает 16-17 дыхательных движений в минуту. Аналогично, при лечении детей в возрасте около 5 лет астма никогда не будет диагностирована вместо других заболеваний, если у ребенка ЧДД не превышает 26 вдохов-выдохов в минуту. А ведь именно такие ошибочные диагнозы составляют большую часть диагнозов астмы вообще! Практически приступы удушья наблюдаются в зоне от 1,5 нормальных значений и выше по ЧДД. Зона от нормы до 1,5 нормы практически составляет зону предастмы. Зона ниже нормы ЧДД – это зона правожелудочковой сердечной недостаточности. Метод автора вводит существенный диагностический симптом такой недостаточности – уменьшение ЧДД ниже нормы.

Практически уменьшение ЧДД, тахикардия и затруднения дыхания – это 3 достаточных симптома для простого и точного диагностирования правожелудочковой сердечной недостаточности (при нормальном по калорийности питании).

Профессор Г. А. Глезер предупреждает:

«Следует помнить о возможности сочетания сердечной и бронхиальной астмы, что требует применения соответствующей терапии». Такой терминально тяжелый случай автор наблюдал только один раз после очень сложного торакального хирургического вмешательства.

Для практического применения при лечении астмы у больных разных возрастов автор предлагает кривую нормальных значений ЧДД для диагностики астмы по принципу «астма – не астма» (рис. 4).

В последних изданиях книги «Астма. От непонимания к излечению» автор для удобства понимания существа процессов назвал правожелудочковую сердечную недостаточность «антиастмой». В этом действии автора не было претензий на новую нозологическую единицу, нет их и теперь.

Рис. 4. Нормальные значения ЧДД для разных возрастов

Но в названии «антиастма» заключается смысл правожелудочковой сердечной недостаточности – ослабление функции правого желудочка сердца, что прямо противоположно астме. «Антиастма» немедленно через рефлекс Жолондза выражается в уменьшении ЧДД и по методу Жолондза тут же определяется с помощью секундомера или часов с секундной стрелкой.

Вопрос об «антиастме» как о смысле правожелудочковой сердечной недостаточности позволяет автору перейти от предположения, сделанного в предыдущей главе, о существовании в норме у людей определенного пропотевания плазмы крови из капилляров в альвеолы, к утверждению этого положения. В самом деле, если бы в норме такого пропотевания не существовало, то не было бы рефлекторного ослабления вентиляции бронхов при «антиастме», то есть не было бы уменьшения ЧДД при этом заболевании. В действительности ослабление функции правого желудочка ослабляет и нормальное поступление плазмы в бронхи вследствие пропотевания ее из капилляров и сопровождается снижением их вентиляции, определяемым по методу Жолондза в виде уменьшения ЧДД.

Вслед за этим сразу же возникает вопрос: какая же субстанция в норме играет более важную роль в бронхах: плазма крови из капилляров альвеол или секрет бронхиальных желез? Вопрос чрезвычайно спорный, но не главный. Главным остается факт – в норме плазма крови из капилляров альвеол действительно пропотевает в бронхи!

Это тем более актуально, что, по утверждению А. В. Логинова (1983), «в мелких бронхах исчезают железы»!

В этой главе читатель познакомился с простым и надежным авторским методом, пригодным для самостоятельного диагностирования астмы. Для этого достаточно сесть на ровный стул и по секундной стрелке измерить частоту дыхательных движений. В межприступный период!

источник