Меню Рубрики

Экономическое бремя бронхиальной астмы

Это статья открытого доступа, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (), которая допускает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинальная работа была правильно указана.

Астма связана с огромными расходами на здравоохранение, которые включают прямые и косвенные затраты. Это также связано с потерей будущих потенциальных доходов, связанных с заболеваемостью и смертностью. Цель исследования — определить бремя болезней, связанных с астмой.

Мы проводили систематический поиск MEDLINE, EMBASE, CINAHL, CDSR, OHE-HEED и Web of Science Databases между 1966 и 2008 годами.

Шестьдесят восемь исследований соответствовали критериям включения. Было установлено, что госпитализация и медикаменты являются наиболее важным источником затрат прямых затрат. Наибольший процент косвенных затрат приходится на потерю работы и учебы. Стоимость астмы коррелировала с сопутствующими заболеваниями, возрастом и тяжести заболевания.

Несмотря на наличие эффективной профилактической терапии, затраты, связанные с астмой, увеличиваются. Для снижения экономического бремени астмы необходимы стратегии, включая образование пациентов и врачей, а также регулярное наблюдение.

Астма — воспалительное расстройство легких, которое поражает людей всех возрастов и является значительным источником заболеваемости и смертности во всем мире [1,2]. Приблизительно 300 миллионов человек в мире в настоящее время страдают астмой, а в последние десятилетия наблюдается увеличение распространенности этого состояния у детей и взрослых (рисунок 1). Было отмечено увеличение распространенности астмы у детей и взрослых) [3]. Если текущие тенденции продолжатся, по оценкам, к 2025 году может быть еще 100 миллионов астматиков [4].

Тенденция в распространенности астмы.

По оценкам, экономические издержки, связанные с астмой, считаются одним из самых высоких среди хронических заболеваний из-за значительного использования медицинских услуг, связанных с этим заболеванием. Опубликованы многочисленные исследования, в которых оценивается экономическое бремя астмы на общество и отдельных лиц. Однако систематический обзор финансового воздействия астмы еще не выполнен [5-8]. Целью этого систематического обзора является оценка и синтез текущей литературы в отношении экономического бремени астмы. Оценка стоимости астмы как с социальной, так и с экономической точки зрения необходима для оптимального распределения ресурсов, а также для улучшения ухода за пациентами. Это исследование предназначалось для решения следующего вопроса: «Каковы прямые, косвенные (продуктивные) и общие затраты, связанные с астмой?»

Был проведен систематический обзор для выявления статей на английском языке, опубликованных в период с 1966 года по январь 2008 года, в которые были включены затраты на астму. Были включены только исследования, опубликованные на английском языке (так как в нем не было переводчика) и опубликованной литературы.

Были изучены следующие электронные базы данных с использованием MEDLINE, EMBASE, Cumulative Index to Nursing and Allied Health Literature (CINAHL), Кокрановской базы данных систематических обзоров (CDSR), базы данных экономической оценки состояния здоровья (OHE-HEED) и Web of Science. Были изучены условия поиска, в том числе: «астма», «прямые затраты на обслуживание», «стоимость болезни», «анализ затрат и выгод» и «затраты на здравоохранение». Дублированные цитаты были идентифицированы и удалены с помощью интерактивного инструментария библиографического управления RefWorks.

Названия и тезисы всех публикаций, идентифицированных в ходе первичного поиска литературы, были независимо рассмотрены двумя исследователями. Критерии включения и исключения, используемые для отбора исследований, изложены в Таблице 1. Общее количество четырех тезисов, отличных от английского, было извлечено и исключено из поиска литературы. Полный текст всех потенциально приемлемых документов, определенных после первого уровня отбора, был пересмотрен для обеспечения того, чтобы каждый документ соответствовал критериям включения для населения и представляющим интерес результатам.

Критерии включения и исключения

Виды расходов, связанных с болезнью, были разделены на прямые и косвенные затраты и были определены следующим образом: прямые затраты, связанные с прямыми расходами на медицинское обслуживание, и включали альтернативное лечение / медикаменты, физиотерапию / хиропрактику, пиковые расходомеры, консультации по первичной медико-санитарной помощи, ведение домашнего хозяйства, экстренное и амбулаторное обслуживание в больницах, скорая помощь и другие перевозки, а также госпитализация. Косвенными расходами были те, которые были применимы к отдельным пациентам, их семьям и потеряли возможности для работы или образования. Общая стоимость представляет собой совокупность прямых и косвенных затрат. Для данных о расходах из США (США) затраты были пересчитаны в доллары США в 2008 году с использованием компонента медицинского обслуживания индекса потребительских цен из Бюро статистики труда США.

Для данных о затратах из стран, не входящих в США, данные сначала были пересчитаны в значения валютных курсов за 2008 год с использованием индекса потребительских цен в этой стране. Показатели были затем пересчитаны в доллары США в 2008 году с использованием обменного курса австралийского доллара (AUD) $ 1,00 = доллар США (USD) $ 0,637, канадский доллар (CAD) 1,00 доллара США = 0,806 долларов США (код валюты евро) EUR 1,00 евро = 1,28 доллара США , а фунт Великобритании (GBP) — 1,00 фунтов стерлингов = 1,427 доллара США. Если год данных о расходах не сообщался, он считался годом публикации статьи. Во всех случаях сообщалось как исходные показатели затрат, приведенные в публикациях, так и эквивалентные затраты в долларах США за 2008 год.

Стандартная форма абстрагирования данных использовалась для всех публикаций, включенных в данное исследование. Исчерпанные данные включали следующую информацию: авторы рукописей, год публикации, дизайн и продолжительность исследования, характеристики пациента (население, возраст и пол), метод расчета стоимости, прямые затраты, производительность (косвенные) издержки и общие затраты. Расхождения в абстракции данных были разрешены на основе консенсуса.

Качество экономических исследований оценивалось с использованием индивидуальной версии критериев Драммонда и Джефферсона (Таблица 2) [9]. Критерии качества оценивались как положительные, отрицательные или неясные. Качество исследования оценивалось одним рецензентами и подтверждалось вторым рецензентом. Экономические оценки, набравшие 50% или более позитивных позитивных, были определены как исследования высокого методологического качества, тогда как менее 50% считалось низким методологическим качеством. 50% -ый балл был произвольно выбран как среднее сокращение для создания двоичных категорий.

Критерии оценки экономического анализа на основе метода оценки Драммонда и Джефферсона *

* Примечание. Все предметы имеют три возможных ответа: Да (+), Не могу сказать (N / A) и Нет (-).

Из-за неоднородности анализа затрат и отчетности во всех исследованиях количественный метаанализ для совокупных данных о затратах не может быть выполнен. В частности, ресурсы, используемые для получения прямых затрат на здравоохранение и производительность, существенно различались между исследованиями, а также тип валюты (доллары США, GBP, CAD и т. Д.). В отсутствие возможности завершить метаанализ мы решили завершить качественный анализ. Не было достаточной однородности с точки зрения участников, вмешательств и способов определения и измерения результатов, чтобы дать осмысленное резюме для рассмотрения метаанализа.

В первичном поиске литературы было обнаружено 2 976 цитирований. После удаления повторяющихся цитат нам оставалось 2073 уникальных цитат для скрининга. В ручном скрининге всех 2073 наименований и рефератов было получено 307 статей, в которых содержались первичные клинические данные, оценивающие стоимость астмы. Из 307 полных статей, полученных и рассмотренных исследователями, 68 соответствовали критериям включения (рисунок 2).

Результаты систематического поиска литературы.

В большинстве исследований четко описывались критерии включения и исключения и население, а также указывались основные показатели результатов. Модели исследования были когортными (n = 43), исследованиями поперечного сечения (n = 22) и исследованиями случай-контроля (n = 3). Из 68 исследований было проведено только шесть завершенных анализов чувствительности [10-15]. Общими перспективами экономической оценки были социальная перспектива (все издержки и результаты, которые испытали все те, кто серьезно пострадал от вмешательства) и перспективы здравоохранения (только расходы на здравоохранение и результаты). Тридцать два исследования отметили перспективу (все общество) экономической оценки [10-43]. Двадцать шесть исследований рассчитали как прямые, так и косвенные издержки, что предполагает, хотя и неявно упомянутое, что эти исследования также приняли социальную перспективу. Десять исследований рассчитали только прямые медицинские расходы и, таким образом, приняли точку зрения здравоохранения. В трех исследованиях было рассчитано инкрементное соотношение эффективности затрат (ICER) [10,19,21]. Неопределенность результатов была представлена ​​анализом чувствительности в шести исследованиях [10-15]. Средний балл оценки качества в отношении экономической оценки составлял 6,1 из максимум 10 (стандартное отклонение (SD) 1,43, диапазон — от 3 до 9).

Из 68 исследований, выявленных в обзоре литературы, двадцать три использованных данных из США, двадцать пять из европейских стран, восемь из стран Восточной Азии и Тихоокеанского региона, пять из Канады и семь из других стран. Двадцать восемь исследований сообщили о среднем или среднем для каждого пациента прямых и косвенных расходах на астму, тринадцать сообщили только об общих прямых расходах на астму, а в 15 исследованиях сообщалось о годовых или общих расходах на здравоохранение, связанных с астмой. Экономическое воздействие в пяти исследованиях было основано на данных о платежах (а не на расходах) [25,44-47].

В исследованиях, представленных в этом обзоре, использовались несколько методов расчета стоимости. Наиболее распространенным методом было абстрагирование среднего использования ресурсов пациентов, таких как количество посещений клиник, госпитализаций и процедур, с помощью обзоров по картам или страховых баз данных и объединение этих данных со средними удельными затратами на каждый ресурс, полученный из местных или национальных учетных баз данных. Альтернативный метод состоял в том, чтобы следовать когорте субъектов через систему учета затрат, чтобы фиксировать сборы или затраты, понесенные с течением времени при лечении симптомов астмы.

Стоимость астмы включает в себя компоненты как прямых, так и косвенных затрат. Прямые затраты включают стационарную помощь, поездки в чрезвычайные ситуации, посещение врача, услуги сестринского дела, использование скорой помощи, лекарства и устройства, кровь и диагностические тесты, исследования и образование. Косвенные затраты или затраты на заболеваемость включают потерянные школьные дни, путешествие, время ожидания и потерянную производительность для смотрителя астматических детей. Было показано, что прямые затраты превышают косвенные затраты, и основными компонентами прямых медицинских расходов являются фармакологические расходы и госпитализация. Увеличение прямых медицинских расходов может потенциально привести к снижению общей стоимости медицинской помощи, если это приведет к непропорционально большему сокращению косвенных расходов из-за улучшения клинических результатов. В нашем систематическом обзоре девять исследований показали, что прямая стоимость астмы составляла наибольшую часть (53-100%) от общей стоимости [11,14,18,29,42,47-50] (таблица 3). Из них пять из них считались исследованиями высокого качества. Тем не менее, некоторые из рассмотренных исследований затрат на лечение оценивали расходы на здравоохранение, связанные с астмой, но они учитывали более широкую социальную перспективу, а также включали влияние заболеваемости и смертности на занятость, производительность и другие социальные издержки. В пяти исследованиях косвенные затраты значительно превышали прямые затраты [13,17,22,51,52]. Качество всех, кроме одного из вышеуказанных исследований, также было высоким [51], а косвенные затраты составили 52-75% от общих затрат (таблица 4).

Исследования проводились по прямой стоимости, превышающей косвенные затраты на астму

Все затраты конвертируются и корректируются в долларах США в 2008 году

Стоимость в региональных и национальных исследованиях составляет миллион долларов

Φ: от общего объема выборки исследования, x = социальная перспектива, y = перспектива министерства здравоохранения, z = перспектива пациента

м: млн; год: год; N / A *: данные недоступны

Исследования косвенной стоимости превышали прямые затраты на астму

Все затраты конвертируются и корректируются в долларах США в 2008 году

* n / a: данные недоступны; b: млрд; год: год

В этом систематическом обзоре наибольшее количество прямых издержек было обнаружено у пациентов, госпитализированных в стационаре, что составляет от 52 до 86% общих расходов на астму в семи исследованиях [28,30,38,42,53-55 ] и от 47 до 67% от общих прямых затрат в еще пяти исследованиях [14,15,20,48,49] (таблица 5).

Исследования, которые представляли собой стоимость стационарного лечения, как наибольшая доля от общей стоимости прямой или общей астмы

Все затраты конвертируются и корректируются в долларах США в 2008 году

С точки зрения общества; * Число пробных семей, поступивших в больницу, из 94 проб; ** среднее число госпитализаций на астму в течение одного года; ξ: Больничная помощь оказалась основным фактором стоимости только во взрослой группе исследования;

ψ: С точки зрения министерства здравоохранения (МЗ). Это составляло 43% от общей стоимости с точки зрения общества;

φ: от общего объема выборки исследования; м: млн; b: млрд; месяц: месяц; год: год

Существует несколько факторов, которые могут способствовать увеличению общих расходов на больницу. В двух исследованиях было обнаружено, что следующие переменные достоверно коррелируют с более высокими расходами на больницу: пожилые пациенты, значительные сопутствующие заболевания, прием в отделение интенсивной терапии (ОИТ), повышение степени тяжести и длительный срок пребывания. В обоих исследованиях небольшая часть астматиков составляла значительную долю общих расходов больниц [36,56]. Аналогичный результат наблюдался и в другом исследовании, возможно, из-за плохо контролируемых пациентов с более тяжелой астмой [14].

Стэнфорд и его коллеги сообщили о таких ресурсах, как уход за больными, респираторная терапия и специальные предметы, связанные с ЭД, а также расходы на использование оборудования и плату за лечение для большинства больничных расходов на астму; 44%, 11% и 53% расходов, соответственно [36]. Результаты оценки затрат на госпитализацию астмы в Квебеке в 1994/95 году показали, что из общей суммы в 23,3 млн. Долл. США наибольшая доля была отнесена педиатрическими пациентами (11 млн. Долл. США) [57]. Аналогичные результаты в ретроспективном когортном исследовании также показали, что, несмотря на то, что, несмотря на то, что в больницах, участвовавших в их исследовании, не было более высоких расходов, детские больницы оказались более дорогими из-за неотъемлемых обязанностей учебной больницы, но также из-за того, что они действуют в качестве региональных справочных центров со специализированными услугами для детей [25].

Читайте также:  Пособие при бронхиальной астме

источник

» в конце слова из фразы. Например:

» в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

Социально-экономическое бремя бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни легких в Российской Федерации [Текст] : отчет по исследованию

Социально-экономическое бремя бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни легких в Российской Федерации [Текст] : отчет по исследованию / [М. В. Авксентьева и др.] ; [под ред. В. В. Омельяновского] ; Региональный благотворительный общественный фонд содействия деятельности в сфере пропаганды здорового образа жизни «Качество жизни». — Москва : РБОФ «Качество жизни», 2010-. — 30 см.; ISBN 978-5-9901992-1-7
Авт. указаны на обороте тит. л.
Здравоохранение. Медицинские науки — Организация здравоохранения — Российская Федерация — Лечебно-профилактическая помощь — Пульмонологическая помощь — Экономика пульмонологической помощи

LDR 01727nam#a2200217#ia4500
001 004711614
005 20100803111235.0
008 100719m2010####ru############000#|#rus|d
020 ##
$a 978-5-9901992-1-7
040 ##
$a RuMoRKP
$b rus
$e rcr
$d RuMoRGB
041 0#
$a rus
080 ##
$a 614.2:616.24(470)(083.41)
084 ##
$a Р11(2)284.12к4,0
$2 rubbk
245 00
$a Социально-экономическое бремя бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни легких в Российской Федерации
$h [Текст] :
$b отчет по исследованию
$c [М. В. Авксентьева и др.] ; [под ред. В. В. Омельяновского] ; Региональный благотворительный общественный фонд содействия деятельности в сфере пропаганды здорового образа жизни «Качество жизни»
260 ##
$a Москва
$b РБОФ «Качество жизни»
$c 2010-
300 ##
$c 30 см
500 ##
$a Авт. указаны на обороте тит. л.
504 ##
$a Библиогр. в конце прил.
650 #7
$a Здравоохранение. Медицинские науки — Организация здравоохранения — Российская Федерация — Лечебно-профилактическая помощь — Пульмонологическая помощь — Экономика пульмонологической помощи
$2 rubbk
700 1#
$a Авксентьева, Мария Владимировна
700 1#
$a Омельяновский, Виталий Владимирович
$e ред.
Заглавие Социально-экономическое бремя бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни легких в Российской Федерации [Текст] : отчет по исследованию
Дата поступления в ЭК 19.07.2010
Каталоги Книги (изданные с 1831 г. по настоящее время)
Сведения об ответственности [М. В. Авксентьева и др.] ; [под ред. В. В. Омельяновского] ; Региональный благотворительный общественный фонд содействия деятельности в сфере пропаганды здорового образа жизни «Качество жизни»
Выходные данные Москва : РБОФ «Качество жизни», 2010-
Физическое описание 30 см
ISBN ISBN 978-5-9901992-1-7
Примечание Авт. указаны на обороте тит. л.
Тема Здравоохранение. Медицинские науки — Организация здравоохранения — Российская Федерация — Лечебно-профилактическая помощь — Пульмонологическая помощь — Экономика пульмонологической помощи
BBK-код Р11(2)284.12к4,0
Язык Русский

Социально-экономическое бремя бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни легких в Российской Федерации [Текст] : отчет по исследованию / [М. В. Авксентьева и др.] ; [под ред. В. В. Омельяновского] ; Региональный благотворительный общественный фонд содействия деятельности в сфере пропаганды здорового образа жизни «Качество жизни». — Москва : РБОФ «Качество жизни», 2010-. — 30 см.
2008-2009: за 2008-2009 годы. — 2010. — 63 с. : ил., табл.; ISBN 978-5-9901992-1-7 ещё
Хранение: FB 12 10-3/251;
Хранение: FB 12 10-3/252;

источник

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

«Астма — это когда ходишь в четверть шага, думаешь в четверть мысли, работаешь в четверть возможности и только задыхаешься в полную мощь»
К. Г. Паустовский

Бронхиальная астма (БА) относится к числу наиболее распространенных и социально значимых заболеваний человека. Так, среди взрослого населения европейских стран распространенность БА составляет 6–9%, в США — 11% [1–5]. Согласно официальной статистике, распространенность астмы в России составляет около 3%. В то же время результаты отдельных эпидемиологических исследований позволяют уточнить истинную распространенность БА в Москве — 6,4%, Екатеринбурге — 6,2%, Иркутске — 5,6%. Экспертами Российского респираторного общества признается, что распространенность БА среди детей составляет от 5,6 до 12,1%, а среди взрослых — 5,6–7,3%. В абсолютных цифрах можно предположить, что в России общее число больных БА составляет как минимум 7 млн человек [6, 7].

Проблема усугубляется тем, что больные БА нуждаются в продолжительной медицинской помощи, что требует больших экономических затрат. В развитых странах затраты на ведение пациентов с БА составляют 1–2% от бюджетных средств, выделяемых на здравоохранение. Экономическое бремя БА связано не только с высокими расходами на лечение, но и с затратами, связанными с потерей работоспособности и снижением качества жизни больных [1]. Согласно российским данным, общие расходы на ведение больных БА в 2007 г. составили более 11 млрд руб. [8]. Из них порядка 6 млрд руб. составляют расходы на оказание неотложной помощи и стационарное лечение пациентов в связи с обострением заболевания или ухудшением состояния недостаточно эффективной терапии. Очевидный рост затрат вследствие неадекватной базисной терапии подтверждается целым рядом исследований [9–11]. Таким образом, рациональный выбор терапии для достижения и поддержания контроля над клиническими проявлениями БА является чрезвычайно важной задачей [12–14].

Типичные симптомы БА, отмечаемые большинством пациентов, включают: экспираторную одышку, свистящее дыхание, кашель и заложенность в груди [12]. Наиболее часто симптомы БА проявляются ночью или сразу после пробуждения, а также после физической нагрузки, что зачастую приводит к ограничению физической активности пациентов. Важным этапом клинической оценки БА является оценка внелегочных проявлений аллергии — прежде всего аллергического ринита, конъюнктивита, атопического дерматита. Диагноз БА устанавливается на основании жалоб и анамнестических данных пациента, обследования с оценкой обратимости бронхиальной обструкции, специфического аллергологического обследования (кожные тесты с аллергенами и/или специфический иммуноглобулин класса Е (IgЕ) в сыворотке крови) и исключения других заболеваний. Важнейшим фактором диагностики является тщательный сбор анамнеза, который укажет на причины возникновения, продолжительность и разрешение симптомов, наличие аллергических реакций у пациента и его кровных родственников, особенности возникновения признаков болезни и ее обострений.

Начало заболевания БА в большинстве случаев приходится на детский и юношеский возраст. Однако дебют болезни может быть в любом возрасте, и начало болезни у взрослых и даже пожилых пациентов не является редкостью. Вместе с тем бронхообструктивный синдром, впервые развившийся в пожилом возрасте, требует проведения дифференциальной диагностики с целым рядом сходных по клиническому течению заболеваний (хроническая обструктивная болезнь, тромбоэмболия легочной артерии, острая левожелудочковая недостаточность, опухолевый процесс в легких и др.). Важно установить связь появления симптомов БА после контакта с аллергеном, сезонную вариабельность симптомов, сочетание с ринитом, наличие в семейном анамнезе атопии или БА. Иногда встречается кашлевой вариант БА, когда единственным проявлением заболевания является кашель, беспокоящий преимущественно в ночные часы.

Клинические признаки, повышающие вероятность наличия БА [12]:

  1. наличие более одного из следующих симптомов: хрипы, удушье, чувство заложенности в грудной клетке и кашель, особенно в случаях ухудшения симптомов ночью и рано утром; возникновение симптомов при физической нагрузке, воздействии аллергенов и холодного воздуха; возникновение симптомов после приема ацетилсалициловой кислоты или β-блокаторов;
  2. наличие атопических заболеваний в анамнезе;
  3. наличие астмы и/или атопических заболеваний у родственников;
  4. распространенные сухие свистящие хрипы при аускультации;
  5. низкие показатели пиковой скорости выдоха (ПСВ) или объема форсированного выдоха за 1 с (ОФВ1) (ретроспективно или в серии исследований), необъяснимые другими причинами;
  6. эозинофилия периферической крови, необъяснимая другими причинами.

Специальные методы диагностики БА включают исследование вентиляционной функции легких с оценкой обратимости бронхиальной обструкции, выявление бронхиальной гиперреактивности, проведение специфического аллергологического обследования. При проведении спирометрии важным параметром является ОФВ1, указывающий на степень бронхиальной обструкции. Бронходилатационный тест считается положительным, если после ингаляции бронходилататора величина прироста ОФВ1 составляет ≥12% от должного или абсолютный прирост составляет 200 мл и более (для заключения о положительном тесте обязательно достижение обоих критериев). У пациентов с показателями спирометрии в пределах нормы следует провести дополнительное исследование для выявления бронхиальной гиперреактивности — ингаляционный тест с метахолином. Тест является высокочувствительным, поэтому положительный результат является подтверждением БА. Мониторирование ПСВ используется для выявления повышенной суточной вариабельности показателей, характерных именно для БА (вариабельность показателей ПСВ или >30% в течение 1 сут). Характерным признаком БА является эозинофилия периферической крови (более 0,4×109/л), в анализах мокроты обнаруживаются также эозинофилы, кристаллы Шарко — Лейдена, спирали Куршмана. Среди дополнительных тестов стоит упомянуть аллергологическое обследование, позволяющее выявить чувствительность к различным аллергенам, определение общего и специфических IgE. Проба с физической нагрузкой используется для подтверждения БА у детей и подростков. После упражнений более чем у 90% детей с БА наблюдается снижение ОФВ1.

В зависимости от факторов, провоцирующих обострение, выделяют различные клинические формы БА: аллергическая (атопическая), аспириновая, астма физического усилия и др. Аллергические механизмы имеют преобладающее значение (

80% случаев) в развитии детской астмы и обнаруживаются более чем в 50% случаев у взрослых. Такая астма нередко сочетается с аллергическим ринитом, конъюнктивитом и дерматитом. Отмечается гиперчувствительность к различным аллергенам. Для аспириновой астмы характерна триада симптомов: БА, полипозный риносинусит и непереносимость нестероидных противовоспалительных препаратов. Астма физического усилия характерна для молодого и детского возраста (приступ бронхоспазма провоцируется физической активностью — ходьбой, бегом , причем симптомы возникают не во время действия фактора, а через 5–30 мин после него. Нередко провоцирующим фактором обострения БА является вирусная инфекция, поэтому говорят об астме. В ряде случаев выделить механизм не представляется возможным, поэтому в клинических диагнозах встречается термин «смешанная форма БА».
По степени тяжести БА делится на интермиттирующую и персистирующую (легкой, средней и тяжелой степени тяжести) (табл. 1).
В руководстве GINA (The Global Initiative for Asthma) в настоящее время рекомендована классификация БА по уровню контроля клинических признаков и характеристике внешнего дыхания (контролируемая, частично контролируемая и неконтролируемая БА) (табл. 2). Такой подход лучше описывает состояние болезни на фоне проводимых лечебных мероприятий, отражает понимание того, что тяжесть БА зависит не только от выраженности симптомов заболевания, но и от ответа на терапию.

Целями фармакотерапии БА являются достижение и поддержание клинического контроля над заболеванием в течение длительного периода времени с учетом безопасности терапии, потенциальных нежелательных реакций и стоимости лечения [12, 14–15]. Увеличение потребности в препаратах неотложной помощи, особенно ежедневное их использование, указывает на утрату контроля над БА и необходимость пересмотра терапии. Если текущая терапия не обеспечивает контроля над БА, необходимо увеличивать объем терапии до достижения контроля. В случае достижения частичного контроля над БА следует рассмотреть возможность увеличения объема терапии с учетом наличия более эффективных подходов к лечению, их безопасности, стоимости и удовлетворенности пациента достигнутым уровнем контроля. При сохранении контроля над БА в течение 3 мес. и более возможно уменьшение объема поддерживающей терапии с целью установления минимального объема терапии и наименьших доз препаратов, достаточных для поддержания контроля.

Фармакотерапия БА включает в себя 2 вида препаратов: препараты неотложной помощи (купирование бронхоспазма) и препараты для базисной («поддерживающей») терапии. К первым относятся β короткого и длительного действия (сальбутамол, фенотерол, формотерол), ингаляционные антихолинергические препараты (ипратропия бромид, тиотропия бромид). Препараты базисной терапии: ингаляционные глюкокортикостероиды (ИГКС) и системные кортикостероиды, комбинированные препараты (пролонгированные β + ИГКС), пролонгированные теофиллины, антагонисты лейкотриеновых рецепторов и антитела к IgE.
ИГКС являются препаратами первой линии в терапии БА, они показаны для лечения персистирующей БА любой степени тяжести [12–14]. ИГКС, составляющие основу базисной противовоспалительной терапии БА, предотвращают развитие симптомов и обострений болезни, улучшают функциональные показатели легких. Раннее назначение ИГКС может улучшить контроль БА и нормализовать функцию легких, а также предотвратить развитие необратимого поражения дыхательных путей. В клинической практике применяются следующие ИГКС: беклометазона дипропионат (БДП), будесонид, флютиказона пропионат, мометазона фуроат и циклесонид.
Отдельной строкой необходимо выделить, что в лечении среднетяжелой и тяжелой БА наиболее эффективной и перспективной является комбинация ИГКС и длительно действующего β (ДДБА) [12–14]. В настоящее время в клинической практике применяются следующие фиксированные комбинации ИГКС+ДДБА: салметерол+флутиказон, формотерол+будесонид, формотерол+беклометазон. По результатам ряда исследований показано, что комбинация ДДБА+ИГКС эффективнее увеличенных доз ИГКС, быстрее позволяет достигнуть контроля над симптомами БА, и при использовании комбинированного препарата отмечается снижение количества обострений. Так, исследование GOAL [16] продемонстрировало преимущества комбинированной терапии ИГКС+ДДБА в достижении контроля над симптомами заболевания при среднетяжелой и тяжелой БА по сравнению с монотерапией ИГКС. В авторитетном исследовании N. Barnes et al. было показано, что при персистирующей БА терапия с использованием комбинации флутиказон/салметерол оказалась более эффективной по сравнению с монотерапией флутиказоном [17]. В метаанализе, включившем более 20 тыс. пациентов с персистирующей БА, применение комбинированного препарата салметерол/флутиказон сопровождалось снижением риска обострений заболевания, риска госпитализаций по сравнению с монотерапией ИГКС [18].

Читайте также:  Если у ребенка астма его призовут в армию

Таким образом, в целом ряде клинических исследований было доказано, что добавление ДДБА к низким и средним дозам ИГКС обеспечивает лучший клинический эффект, чем увеличение дозы ИГКС, что в конечном итоге легло в основу современной стратегии ведения больных с БА [12–14].
Очевидно, что большим преимуществом фиксированных комбинаций является не только их высокая эффективность в достижении контроля над симптомами БА, но и хорошая комплаентность за счет соединения лекарственных средств в одном ингаляторе. Стоит отметить, что представленные на российском фармацевтическом рынке оригинальные комбинированные препараты обладают достаточно высокой стоимостью, но появление в настоящее время дженерических форм, безусловно, расширяет возможности их применения в реальной клинической практике.
Так, в начале 2015 г. в России зарегистрирован препарат Сальмекорт — фиксированная комбинация салметерол+флутиказон в форме дозированного аэрозольного ингалятора (ДАИ) в дозировках 25/50, 25/125 и 25/250 мкг. Клиническая эффективность и безопасность Сальмекорта в сравнении с оригинальным препаратом в форме аэрозоля для ДАИ изучались в рамках клинического исследования, включившего 107 больных с персистирующей БА и нуждающихся в комбинированной терапии высокими дозами ИГКС+ДДБА [19, 20]. Препараты применялись в дозе 25/250 мкг по 2 ингаляции 2 р./сут, продолжительность наблюдения за больными составила 12 нед. В группу больных, получавших Сальмекорт, вошли 56 пациентов, группу сравнения (оригинальный препарат) составил 51 больной с БА. В ходе исследования Сальмекорт продемонстрировал сравнимые с оригинальным препаратом эффективность и безопасность. Так, количество пациентов с положительным ответом на лечение по данным спирометрии составило 35 (64,81%) в группе Сальмекорта и 25 (49,02%) — в группе больных, получавших оригинальный препарат (табл. 3).
При анализе контроля над симптомами БА с использованием опросника АСТ — теста по контролю над астмой (Asthma Control Test) в обеих группах был отмечен значимый прирост показателей на фоне лечения, при этом количество пациентов с приростом оценки как минимум на 1 балл составило 45 в группе Сальмекорта и 40 — в группе сравнения (табл. 4).
В ходе исследования пациенты указывали на уменьшение общего количества приступов БА. При сравнительном анализе оказалось, что статистически значимое уменьшение общего количества приступов астмы наблюдалось в группе больных, получавших Сальмекорт. Анализ частоты развития нежелательных явлений не выявил статистически значимой разницы между группами. Нежелательные явления были зарегистрированы у 9 (16,1%) пациентов, получавших Сальмекорт, и у 3 больных (5,88%) в группе сравнения.

Таким образом, практические врачи располагает теперь более широкими возможностями для базисной терапии БА.
Возвращаясь к принципам терапии, необходимо отметить, что системные глюкокортикостероиды не рекомендуются для поддерживающей терапии БА развития побочных эффектов. Эти препараты применяются для лечения тяжелых обострений БА. Теофиллины длительного действия могут быть использованы в качестве препаратов второй линии у пациентов с персистирующей БА. — новый класс лекарственных средств, используемых в настоящее время для улучшения контроля над тяжелой персистирующей атопической БА. В числе наиболее изученных препаратов стоит упомянуть омализумаб. Его применение наиболее оправданно у больных с высоким сывороточным уровнем IgE, нуждающихся в повторных госпитализациях, экстренной медицинской помощи, применяющих высокие дозы ингаляционных и/или системных глюкокортикостероидов.

Для достижения контроля над симптомами БА рекомендован принцип ступенчатой терапии [12]. Каждая ступень включает варианты лечения, которые могут служить альтернативой при выборе поддерживающей терапии БА. У большинства больных с симптомами персистирующей БА, не получавших терапии, следует начинать лечение со ступени 2. Если симптомы БА при первичном осмотре указывают на отсутствие контроля (табл. 5), то лечение необходимо начинать со ступени 3. Если лечение неэффективно или ответ на него недостаточен, проверьте технику ингаляции, соблюдение назначений, уточните диагноз и оцените сопутствующие заболевания. При принятии решения, дозу какого препарата снижать первой и с какой скоростью, должны быть приняты во внимание тяжесть астмы, побочные эффекты лечения, продолжительность приема текущей дозы, достигнутый положительный эффект и предпочтения пациента. Снижение дозы ингаляционных стероидов должно быть медленным в связи с возможностью развития обострения. При достаточном контроле возможно снижение дозы каждые 3 мес., примерно от 25 до 50%.

источник

Цель исследования: провести оценку экономического бремени хронической обструктивной болезни лёгких (ХОБЛ) в Российской Федерации. Методы: В данной статье проанализирована существующая доказательная база по оценке стоимости ХОБЛ. Проведена оценка экономического бремени ХОБЛ в РФ с использованием клинико-экономического анализа — «стоимости болезни» (COI). В исследовании учитывались только прямые затраты государства, было проведено два варианта расчётов с использованием статистических данных 2007 г. (по некоторым показателям более поздние данные отсутствуют) и данных экстраполированных с учётом заболеваемости на 2012 год. Результаты: Экономическое бремя ХОБЛ в РФ (прямые затраты без учёта затрат на медикаментозную терапию) для первого варианта (статистические данные 2007 г.) расчётов составило 54,6 млрд. рублей, для второго варианта (статистические данные экстраполированы на 2012 г.) расчётов — 61,6 млрд. рублей. Структура прямых затрат государства на лечение ХОБЛ в РФ была следующей — 77% затрат приходится на госпитализацию, 21% затрат на амбулаторно-поликлиническое обслуживание, 2% затрат на скорую медицинскую помощь. Наибольшая доля затрат на лечение ХОБЛ связана с обострениями заболевания. Заключение: На современном этапе ХОБЛ является одной из важных причин болезненности и смертности по всему миру, приводящей к существенному экономическому и социальному ущербу, уровень которого возрастает. Распространённость, болезненность и смертность, обусловленная этим заболеванием, значительно варьируют в разных странах и подгруппах населения внутри одной страны и, как правило, зависят от распространённости табакокурения. Правильная трактовка понятия ХОБЛ, применение единых диагностических критериев, стандартизация проводимых эпидемиологических и экономических исследований являются необходимыми условиями оценки истинного ущерба, наносимого этим заболеванием.

1. Lopez C. J., Murray A. D. et al. Alternative projections of mortality and disability by course 1990—2020: Global Burden of Disease Study. // Lancet. 1997. Vol. 349. P. 1498—1504.

2. Fukuchi Y., Nishimura M., Ichinose M. et al. COPD in Japan: the Nippon COPD epidemiology study. // Respirology. 2004. Vol. 9. P. 458—465.

3. Halbert RJ., Natoli JL., Gano A. et al. Global burden of COPD: systematic review and meta-analysis. // Eur Respir J 2006.

4. Halbert RJ., Isonaka S., George D. et al. Interpreting COPD prevalence estimates: what is the true burden of disease? // Chest 2003;123(5):1684_92.

5. Pellegrino R., Viegi G., Brusasco V. et al. Interpretative strategies for lung function tests. // Eur Respir J 2005;26(5):948-68.

6. Hankinson JL., Odencrantz JR., Fedan KB. Spirometric reference values from a sample of the general US population. // Am J Respir Crit Care Med 1999;159:179-87.

7. Chapman K., Mannino D., Soriano J. et al. Epidemiology and costs of chronic obstructive pulmonary disease. // Eur. Respir. J. 2006. Vol. 27. P. 188—207.

8. Российское респираторное общество. Официальный сайт. http://www.pulmonology.ru/

9. Mannino DM., Buist AS. Global burden of COPD: risk factors, prevalence, and future trends. // Lancet. 2007 Sep 1; 370(9589):765-73.

10. Воробьёв П.А., Авксентьева М.В., Борисенко О.В. и др. Клинико-экономический анализ. Издание 3-е, дополненное, с приложениями. М.: НЬЮДИА-МЕД; 2008

11. Авксентьева М.В., Ильина Н.И. и др. Социально-экономическое бремя бронхиальной астмы и хронической обструктивной болезни лёгких в Российской Федерации. Отчёт по исследованию за 2008-2009 годы. М.: 4ТЕ АРТ, 2010.

12. Статистические материалы Министерства здравоохранения РФ, «Общая заболеваемость взрослого населения РФ за 2012 год», часть IV.

13. Программа государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов. Постановление правительства Российской Федерации.

14. Рекомендации по способам оплаты специализированной медицинской помощи в стационарных условиях и в дневных стационарах на основе групп заболеваний, в том числе клинико-статистических групп (КСГ) и клинико-профильных групп (КПГ) за счёт средств системы обязательного медицинского страхования. Федеральный фонд обязательного медицинского страхования

15. Masa J.F., Sobradillo V., Villasante C. et al. Costs of chronic obstructive pulmonary disease in Spain: estimation from a population-based study. // Arch. Bronconeumol. 2004. Vol. 40. P. 72—79.

16. Chapman KR., Mannino DM., Soriano JB. et al. Epidemiology and costs of chronic obstructive pulmonary disease. // Eur Respir J 2006; 27(1):188-207.

17. Jansson SA., Andersson F., Borg S. et al. Costs of COPD in Sweden according to disease severity. // Chest 2002;122(6):1994-2002.

18. European Respiratory Society. European Lung White Book: Huddersfi eld, European Respiratory Society Journals, Ltd; 2003.

19. Figueras M., Brosa M., Gisbert R. Th e cost of chronic bronchitis in Spain: Incidence approach. // Revista Espanola de Farmacoeconomia. 1999. №2. P. 33—34.

20. Jansson S., Andersson F., Borg S. et al. Costs of COPD in Sweden according to disease severity. // Chest. 2002. Vol. 122. P. 1994—2002.

21. Miravitlles M., Murio C., Guerrero T. et al. Costs of chronic bronchitis and COPD: A one year follow-up study. // Ibid. 2003. Vol. 123. P. 784—791.

22. National Heart, Lung, and Blood Institute. Morbidity and mortality chartbook on cardiovascular, lung and blood diseases. Bethesda, Maryland: US Department of Health and Human Services, Public Health Service, National Institutes of Health. Accessed at: http://www.nhlbi.nih.gov/resources/docs/cht_book.htm; 2004.

23. U.S. Department of Health and Human Services. National Institutes of Health. National Heart Lung and Blood Institute. Morbidity and Mortality: 2007 Chartbook on Cardiovascular, Lung and Blood Diseases.

24. Hilleman D., Dewan N., Malesker M. et al. Pharmacoeconomic evaluation of COPD. // Ibid. 2000. Vol. 118. P. 1278—1285.

Крысанов И.С. Анализ стоимости хронической обструктивной болезни лёгких в Российской Федерации. Качественная клиническая практика. 2014;(2):51-56.

Krysanov I.S. Analysis the cost of chronic obstructive pulmonary disease in Russian Federation. Kachestvennaya klinicheskaya praktika. 2014;(2):51-56. (In Russ.)


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Другие журналы
«Издательства ОКИ»

И. С. Крысанов
ГБОУ ВПО Медицинский институт усовершенствования врачей МГУПП
Россия

кандидат фармацевтических наук, зав. кафедрой фармации

источник

Д.В. Битеева, Л.А. Горячкина, О.С. Дробик, А.Ю. Конищева

1. Beasley R. The Global Burden of Asthma Report, Global Initiative for Asthma (GINA). Available from http://www.ginasthma.org.

2. Masoli M, Fabian D, Holt S, Beasley R. The global burden of asthma: executive summary of the GINA Dissemination Committee report. Allergy2004;59(5):469–78.

3. Demoly P,Gueron B, Annunziata K, et al. Update on asthma control in five European countries: results of a 2008 survey. Eur Respir Rev2010;19(116):150–57.

4. Garcha-Marcos L, Quirуs AB, Hernбndez CG, et al. Stabilization of asthma prevalence among adolescents and increase among schoolchildren (ISAAC phases I and III) in Spain. Allergy2004;45:1301–307.

5. Reddel HK, Taylor DR, Bateman ED, et al. An Official American Thoracic Society/European Respiratory Society Statement: Asthma control and Exacerbations: standardizing endpoints for clinical asthma trials and clinical practice. Am J Respir Crit Care Med 2009;180:59–99.

6. Taylor DR, Bateman ED, Boulet LP, et al. A new perspective on concepts of asthma severity and control. EurRespirJ2008;32:545–54.

7. Экспертный совет по здравоохранению Комитета совета Федерации по социальной политике и здравоохранению. Социально- экономическое бремя астмы и хронической обструктивной болезни легких в Российской Федерации. М., 2010. 15 с.

8. Asthma in America. www.asthmainamerica. com.

9. Rabe KF, Vermeire PA, Soriano JB, et al. Clinical management of asthma in 1999: the Asthma Insights and Reality in Europe (AIRE) study. Eur Respir J 2000;16:802–7.

10. Gene RJ, Antuni JD, Sano F, et al. Asthmacontrolin Latinamerica and Caribbean countries: correlation between asthma control test (ACT), FEV1 and current treatment ERS. In: European Respiratory Sosiety Conference 2009 abstract.2009. Poster 3050.

11. Chapman KR. Suboptimal asthma control: prevalence, detection and consequences in primary practice. Eur Respir J 2008;31:320–25.

12. Partridge MR, van der Molen T, Myrseth SE, et al. Attitudes and actions of asthma patients on regular maintenance therapy: the INSPIRE study. BMC Pulm Med 2006;6:13.

13. Walters R, et al. EAACI Congress2009;(Abstract)167.

14. Bateman E, Reddel HK, Ericson G, et al. Overall asthma control: The relationship between current control and future risk. J Allergy Clin Immunol 2010;125(3):600–8.

15. Bousquet J, et al. GINA guidelines on asthma and beyond. Allergy 2007;62:102–12.

16. Kwok MY, et al. Pediatr2006;117:71–7.

17. Здравоохранение в России. Стат. Сборник.Росстат. М., 2009. 365 с.

18. Holgate ST, Polosa R. The mechanisms, diagnosis, and management of severe asthma in adults. Lancet 2006;368:780–93.

19. Morjaria J, Polosa R. Recommendation for optimal management of severe refractory asthma. J Asthma Allergy 2010;3:43–56.

20. Expert panel Report 3 (EPR-3): Guidelines for the diagnosis and management of Asthma-Summary Report 2007. J Allergy Clin Immunol2007;120:94–138.

21. Hastie AT, Moore WC, Meyers DA, et al.Analysesof asthma severity phenotypes and inflammatory proteins in subjects stratified bysputum granulocytes. J Allergy Clin Immunol2010;1028–36.

22. The ENFUMOSA Study Group. The ENFUMOSA crossectional European multicentre study of the clinical phenotype of chronic severe asthma. Eur Respir J 2003;22:407–77.

23. Wensel S. Asthma: defining of the persistent adult phenotypes. Lancet 2006;368:804–13.

24. Severe Asthma Working Group of the SEAIC Asthma Committee. Consensus Document on the Diagnosis of Severe Uncontrolled Asthma. Esmon Publicidad J Investig Allergol Clin Immunol2012;22(7):460–75.

25. King CS, Moores LK. Clinical asthma syndromes and important asthma mimics. Respiratory Care2008;53;5:568–80.

26. Lynch JP III, Kazerooni EA, Gay SE. Pulmonary sarcoidosis. Clin Chest Med 1997;18:755–85.

27. Ober C. Perspectives on the past decade of asthma genetics. J Allergy Clin Immunol2005;116(2):274–78.

28. Ito K, Chung KF, Adcock IM. Update on glucocorticoid action and resistance. J Allergy Clin Immunol 2006;117(3):522–43.

29. Kemp JP, Cook DA, Incaudo GA, et al. Salmeterol improves quality of life in patients with asthma requiring inhaled corticosteroids. Salmeterol Quality of Life Study Group. J Allergy Clin Immunol 1998;101:188–95.

30. Chung KF. The complementary role of glucocorticosteroids and longacting beta-adrenergic agonists. Allergy 1998;53(Suppl. 42):7–13.

31. Greening AP, Ind PW, Northfield M, et al. Added salmeterol versus higher-dose corticosteroid in asthma patients with symptoms on existing inhaled corticosteroid: Allen & Hanburys Limited UK Study Group. Lancet 1994;344:219–24.

32. Woolcock A, Lundback B, Ringdal N, et al.Comparison of addition of salmeterol to inhaled steroids with doubling of the dose of inhaled steroids. Am J Respir Crit Care Med1996;153:1481–88.

33. Holgate ST, Davies ST. Rethinking the pathogenesis of asthma. Immunity 2009;31:362–67.

34. Busse W. The role and contribution of leukotrienes in asthma. Ann Allerg. Asthma Immunol1998,81(1):17–26.

35. Chanes P, Bougeard Y, Vachier I, et al. Leukotriene antagonists. A new therapeutic approach in asthma. Presse Med 1997;26(5):234–39.

36. Chung К, Holgate S. Leukotrienes: why are theyimportant mediators in asthma? Eur Respir Rev1997;7(46):259–63.

37. Wenzel SE. The role of leukotrienes in asthma. Prostaglandins Leukot Essent Fatty Acids2003;69:145–55.

38. Reiss Т, Chervinsky P, Dockhorn R, et al.Montelukast, a oncedaily leukotriene receptor antagonists in the treatment of chronic asthma: a multicenter, randomized, double-blind trial. Montelukast Clinical Research Study Group. Arch Intern Med 1998;158(11):1213–20.

39. Noonan MJ, Chervinsky P, Brandon M, et al. Montelukast: a potent leukotriene receptor antagonist, causes doserelated improvements in chronic asthma. Eur Respir J 1998;11:1232–39.

40. Löfdahl CG, Reiss TF, Leff JA, et al. A leukotriene receptor antagonist, montelukast, allows tapering of inhaled corticosteriods while maintaining asthma control: a randomized, placebo controlled trial. BMJ 1999;319:1–4.

41. Bjermer L, Bisgaard H, Bousquet J, et al.Montelukast and fluticasone compared with salmeterol and fluticasone in protecting against asthma exacerbation in adults: one year, double blind, randomised, comparative trial. BrMedJ2003;327:891–97.

источник

В рамках XIX Российского национального конгресса «Человек и лекарство» компания «Новартис» провела симпозиум «ХОБЛАСТМА? В поисках грани между бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких» под руководством академика А.Г. Чучалина.
В рамках симпозиума были заслушаны доклады ведущих российских пульмонологов: академика А.Г. Чучалина «Тяжелая астма и ХОБЛ: дифференциальный диагноз», профессора Н.М. Ненашевой «Вариабельность течения астмы – индивидуальный подход к ведению каждого пациента» и профессора С.Н. Авдеева «ХОБЛ. Лицо болезни – Стандарты терапии – Индакатерол».
Острые и хронические заболевания органов дыхания в России составили в среднем 40% от общей заболеваемости населения страны1. Наиболее тяжелыми из них являются хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) и бронхиальная астма. Несмотря на вполне определенные различия между астмой и ХОБЛ по механизмам развития, в клинических проявлениях, принципах профилактики и лечения эти два заболевания имеют некоторые общие черты. Кроме того, возможно и сочетание этих двух болезней у одного пациента. Все это создает известные трудности в практической работе даже хорошо информированного врача.2
Если для бронхиальной астмы существует четкое определение, принятое ВОЗ, то ХОБЛ до сих не описанав точных критериях. Существующая неопределенность приводит к постановке ошибочного диагноза. Следует знать, что основными симптомами ХОБЛ являются кашель, мокрота, одышка и хрипы при физической нагрузке.
Как свидетельствуют современные эпидемиологические исследования, в странах Европы и Северной Америки ХОБЛ страдают от 4 до 15% взрослого населения3,4. ХОБЛ является прогрессирующим опасным заболеванием, которым страдает 210 млн. человек на планете5. Согласно прогнозам, к 2020 году ХОБЛ будет занимать третье место в мире среди всех причин смертности6.
В России ситуация с диагностикой ХОБЛ, в отличие от бронхиальной астмы, достаточно сложная, что затрудняет сбор информации и делает полученные данные менее достоверными. В России ХОБЛ занимает 1-ое место в структуре заболеваемости болезнями органов дыхания по сравнению с бронхиальной астмой и пневмонией. Однако число зарегистрированных больных из года в год остается на прежнем уровне. В 2007 году в России было зарегистрировано 2,4 млн. больных ХОБЛ. При этом количество реально больных в 11 раз выше официальных данных.1
Разночтение связано с тем, что заболевание диагностируется на поздних стадиях, когда неуклонно прогрессирующий патологический процесс уже не поддается лечению. Этим объясняется и высокая смертность среди больных. По данным Европейского респираторного общества, только 25% случаев заболевания диагностируется своевременно. Смертность среди больных ХОБЛ после выписки из стационара составляет 43% в течение одного года и 49% в течение двух лет.7,8
С целью улучшения дифференциации бронхиальной астмы и ХОБЛ участники симпозиума обсудили симптоматику и особенности лечения обоих заболеваний. Одной из задач мероприятия являлась актуализация проблемы ХОБЛ в России и информирование медицинской общественности о современных методах лечения заболевания, к числу которых эксперты причисляют новую современную терапию ХОБЛ. В её основе лежит инновационный препарат компании «Новартис» для базисной терапии ХОБЛ длительного действия с самых ранних стадий.
Согласно рекомендациям GOLD (международной стратегии лечения и профилактики ХОБЛ), основой регулярной поддерживающей терапии ХОБЛ являются длительно действующие бронхолитики (препараты, действующие 24 часа).9 До 2012 года существовал всего 1 препарат, обладающим таким свойством. В 2012 году появился ещё один препарат, сочетающий быстроту бронхолитического эффекта (пациенту становится легче дышать уже через 5 минут после ингаляции) и его длительность (эффект сохраняется в течение 24 часов, что позволяет принимать препарат только раз в сутки).10,11,12
Так же, как и в большинстве современных препаратов для лечения ХОБЛ, лекарственное вещество вдыхается больным через карманный ингалятор и попадает в бронхи. Препарат расслабляет гладкую мускулатуру бронхов и вызывает их расширение. Быстрый эффект ведет к значительному уменьшению симптомов, наиболее заметным и характерным из которых является одышка, уже в течение 1-го месяца лечения. Принимая препарат, люди, страдающие ХОБЛ, могут жить нормальной полноценной жизнью – сохранять ежедневную активность, заниматься спортом и пр.11,13
Кроме того, новый препарат снижает частоту обострений у пациентов с ХОБЛ на 20% по сравнению с плацебо и потребность в препаратах «скорой помощи».11,14 Это позволяет снизить количество дней нетрудоспособности и предотвратить такие тяжелые последствия, как инвалидизация и госпитализация. Частые обострения ХОБЛ приводят к более быстрому прогрессированию заболевания, существенно повышают экономические расходы на лечение15,16, а также увеличивают риск летального исхода.17,18
По мнению экспертов, столь различная ситуация с диагностикой и лечением астмы и ХОБЛ объясняется тем, что мировое и российское медицинское сообщество уже осознало: астма – это тяжелая болезнь, зачастую ведущая к инвалидизации населения. В свою очередь, опасность ХОБЛ недооценена, хотя уровень заболеваемости сопоставим с уровнем заболеваемости бронхиальной астмой, а последствия ХОБЛ намного серьезнее.
Еще одной проблемой для ХОБЛ является низкая осведомленность населения о заболевании. В сентябре 2011 года на ежегодном конгрессе Европейского респираторного общества были представлены результаты социологического исследования(AnInternationalSocialObservationalSurvey – SOS), в котором приняли участие более 6 000 тысяч мужчин и женщин в возрасте от 18 лет из разных стран мира. Опрос показал, что 32% опрошенных не знают, что такое ХОБЛ и каждый десятый курящий респондент не знает, что курение является одной из основных причин развития ХОБЛ. Участники исследования поставили ХОБЛ на 8 место в рейтинге основных причин смертности в мире, хотя фактически на сегодняшний день это заболевание занимает 4 место и уносит 3 миллиона жизней в год19.
Актуальность курения в России очевидна. Наша страна является одной из самых курящих стран в мире. Доля курящих людей среди взрослого населения составляет 39,1%, при этом доля курящих мужчин – 60,2%, а доля курящих женщин – 21,7%.20 Курение приводит к смерти от рака (33%), сердечно-сосудистых патологий (29%) и ХОБЛ (28%).21
Диагностика и лечение бронхиальной астмы и ХОБЛ сегодня являются актуальными задачами здравоохранения. Ведущие российские пульмонологи отмечают, что корректная ранняя диагностика, профилактика и своевременное лечение ХОБЛ позволяют замедлить прогрессирование заболеваний и снизить частоту обострений. Кроме того, правильно назначенная терапия на ранних стадиях может сократить как прямые, так и непрямые расходы системы здравоохранения. В этой связи появление в России нового лекарственного средства для базисной терапии ХОБЛ является своевременным событием.

Читайте также:  Лечим астму водой и солью

источник

Бронхиальная астма (БА) является причиной около 250 тыс. летальных исходов в мире ежегодно [1]. В связи с этим, адекватная терапия БА – одна из важнейших проблем здравоохранения. Ингаляционные глюкокортикостероиды (ГКС) – основа поддерживающей терапии БА. Как показало российское клиническое испытание CFOR258DRU01, наиболее часто в клинической практике назначаются беклометазон (71,7% пациентов), будесонид (14,7% пациентов) и флутиказон (13,6% пациентов) [2]. При назначении в терапевтически эквивалентных дозах, препараты данного класса характеризуются близкой эффективностью и переносимостью.

Недавно появившийся на фармацевтическом рынке Российской Федерации ингаляционный ГКС циклесонид ( Альвеско ) обладает рядом особенностей, прежде всего, малым размером ингалируемых частиц препарата, что позволяет при ингаляции обеспечить доставку ГКС в бронхи до уровня мелких дыхательных путей и, тем самым, обеспечить более надёжный контроль воспалительного процесса на этом уровне [3].

При этом эффективность циклесонида, применяемого однократно в сутки, сравнима с эффективностью других ингаляционных ГКС, применяемых дважды в сутки [4]. Фактором, способствующим эффективности применения циклесонида один раз в сутки, является задержка его активного метаболита – дезциклесонида в дыхательных путях вследствие формирования его внутриклеточного депо благодаря обратимой эстерификации (образованию эфиров жирных кислот) [5].

При внедрении в клиническую практику новых ингаляционных ГКС важное значение имеют фармакоэкономические аспекты терапии.

Целью данного исследования являлась фармакоэкономическая оценка назначения циклесонида взрослым пациентам с БА в Российской Федерации.

Материалы и методы

Сопоставимая клиническая эффективность циклесонида и других ингаляционных ГКС была продемонстрирована в систематическом обзоре [4]. В связи с равной клинической эффективностью и переносимостью ингаляционных ГКС, был проведён анализ минимизации затрат. Временной горизонт исследования – 1 год.

Предполагали, что доза беклометазона (Беклазон Эко Легкое Дыхание) составляла 250 мкг 2 раза в сутки, будесонида (Пульмикорт Турбухалер) – 200 мкг 2 раза в сутки, флутиказона (Фликсотид) – 125 мкг в сутки, циклесонида (Альвеско) – 160 мкг 1 раз в сутки.

Несмотря на то, что в условиях клинических испытаний эффективность ингаляционных ГКС сопоставима, в условиях реальной клинической практики она может различаться в связи с различной приверженностью к лечению, которая, как показывают данные исследований, во многом определяется кратностью приёма препарата в сутки [6].

По данным систематического обзора, средняя приверженность к терапии препаратами, применяемыми один раз в сутки, составила 79%, при этом в случае использования препаратов 2 раза в сутки приверженность к терапии снизилась до 69%, хотя различия в приверженности к лечению не достигли уровня статистической достоверности [5]. Анализ применения мометазона фуроата 1 и 2 раза в сутки показал, что приверженность к лечению при увеличении частоты использования препарата снижалась на 3,8–4,6% [8]. Сравнение мометазона фуроата, назначаемого 1 раз в сутки, и беклометазона, назначаемого 2 раза в сутки, показала, что в первом случае приверженность пациентов к лечению была выше на 9,3% (р

В исследовании Williams et al. было показано, что увеличение времени без поддерживающей терапии ингаляционными ГКС на 25% влечёт за собой увеличение частоты обусловленных обострениями БА госпитализаций в 2,01 раза [6]. Позже было показано, что отношение шансов обострения при тяжёлой БА составляет 0,61 (0,41–0,90) для комплаентных (принимающих более 75% назначенных доз) и некомплаентных пациентов [10].

Частота госпитализаций по поводу БА у комплаентных пациентов, получающих ингаляционные ГКС, была принята равной 16,4% за 1 год, в соответствии с результатами исследования Омельяновского В.В. и соавт.[11]. Расчётный риск госпитализации для некомплаентных пациентов с учётом результатов исследования [10] составил 24,3% в год.

С учётом частоты госпитализации для комплаентных и некомплаентных пациентов и предполагаемого уровня приверженности к терапии (79% для циклесонида и 69% для ингаляционных ГКС, назначаемых 2 раза в сутки), риск госпитализации при терапии циклесонидом составит 18,1% в год, а при терапии ингаляционными ГКС, назначаемыми 2 раза в сутки, – 18,8% в год.

Проведённый анализ показал, что терапия циклесонидом пациентов с БА обеспечивает экономию по сравнению с терапией флутиказоном (на 27%) и будесонидом (на 6%), что позволяет рекомендовать циклесонид к применению в реальной клинической практике.

источник