Меню Рубрики

Бронхиальная астма и психозы

Психосоматические расстройства при заболеваниях дыхательной системы.

Дыхание является одной из важных, если не важнейшей, функцией организма. Многие физиологические функции связаны с дыханием. Среди них выведение жидкости, выделение углекислого газа, доставка кислорода и регуляция температуры тела человека. Дыхание поддерживает жизненные процессы и функции организма, без него человек не просуществует и несколько минут. Вот почему роль дыхания не просто понятна, но даже очевидна.

Но не всегда человек использует свое дыхание так, как ему предначертано его физиологией. В зависимости от разных жизненных ситуаций дыхание человека различно. Дыхание не просто является важной жизненной функцией – через него человек выражает свое внутреннее состояние.

Главную функцию в процессе поддержания кислотно-щелочного баланса и насыщения крови кислородом играют легкие. Аффективные и ситуационные условия социальной жизни человека оказывают влияние выполнение легкими их функций. Так, чувство гнева либо страза приводит к нарушению работы легких и учащенному дыханию. Когда человек пребывает в прекрасном настроении и уравновешенном состоянии, его дыхание ровное и спокойное, вдох и выдох гармонично сменяют друг друга. Как правило, такое дыхание достижимо в процессе сна. Но стоит человеку долгое время пребывать в возбужденном состоянии, это выльется в соответствующий тип дыхания и приведет к гипервентиляции. Более того, состояние ужаса способно привести к временной остановке дыхания.

Процесс вдоха способен задерживаться и растягиваться до того момента, пока не случиться вздох. Выдох также не всегда равномерный. Он способен укорачиваться либо затягиваться, пока не наступит чувство облегчения в момент вздоха. Автор многих трудов E. Straus в одной своей работе отметил, что вздох нередко появляется не сам собой, а в момент нарушения взаимосвязи между человеком и окружающим его миром. В простом, на первый взгляд, процессе вздоха проявляется наличие у человека душевной тяжести, которую он никак не в состоянии сбросить и перебороть. Через вдох и выдох человек не только поддерживает работу всех жизненно важных органов, но и общается с самим собой и с окружающим его миром.

Одной из основных проблем, волнующих человека и мешающих нормально жить, является одышка. При невротическом дыхательном синдроме основной жалобой пациента является необходимость дышать глубоко, ощущение частой нехватки воздуха и ощущение стесненности в зоне грудной клетки. Помимо этого, распространенными жалобами являются зуд в конечностях и пустота в голове. Ощущение удушья при очень активном глубоком дыхании, чувство страха, неприятнее ощущения в области лица и конечностей – все это является субъективными ощущениями при гипервентиляционном приступе. У пациента нередко случаются спазмы верхней губы и цепенеют руки.

Как правило, данному заболеванию подвержены женщины, а также люди среднего и молодого возраста.

Главными симптомами одышки являются одностороннее изменение типа дыхания (грудное дыхание не задействуется, а преобладает диафрагмальное, либо наоборот) и нефизиологическое увеличение объема дыхания. Минутный объем дыхания примерно равен 95% от требуемого количества, учащение дыхания приводит к повышению вентиляции. Нормальное естественное дыхание начинает чередоваться с периодическими вздохами, либо изменяться от нормального уровня до гипервентиляции.

Гипервентиляция, которая связанна с тревожным расстройством, также нередко является причиной одышки. Одышка бывает разная. Она может имитировать икоту, приступы бронхиальной астмы, сопровождаться неприятными клокочущими, свистящими и шипящими звуками и даже носить характер «дыхания гончей собаки».

Поддаются ли лечению хронические гипервентиляционные состояния? Безусловно. Более того, методы лечения заболевания давно известны и секрета из себя не представляют. Самыми эффективными методами лечения заболевания являются аутогенная тренировка по методике И. Шульца и дыхательная терапия. Методика Шульца заключается в переводе дискомфортного и неестественного дыхания в более легкое диафрагмально-брюшное. Хотя аутогенная тренировка и состоит из нескольких ступеней, в большинстве случаев для избавления от заболевания достаточно достигнуть ступени номер один – выполнения упражнений на концентрацию внимания пациента на переживании тяжести и покоя. При правильной технике аутогенной тренировки изначально происходит снятия напряжения в мышцах рук, после чего производится расслабление всей мускулатуры в целом.

Бронхиальная астма является еще одной проблемой, нарушающей естественные функции дыхательной системы. Чаще всего хронический бронхит сопровождается депрессией и тревогой, а также страхом. При данном виде заболевания дыхательных путей наблюдается повышенная готовность трахеобронхиальной системы реагировать на огромный перечень стимулов. В этом случае идет речь о существенном сужении дыхательных путей, которое вполне может быть устранено спонтанно, либо в результате лечения. Клиническая картина при бронхиальной астме: нарушением секреции, бронхоспазм и сильный отек слизистых оболочек.

Бронхиальная астма способна возникать под воздействием многих факторов, большую часть из которых вполне возможно объяснить с психосоматической точки зрения.

В момент обострения заболевания пациент ощущает ужасную нехватку кислорода, продлевается и затрудняется выдох, который становится очень громким. Пациент полностью сосредотачивает свое внимание на дыхательных процессах. В момент приступа пациент абсолютно неконтактен, старается держаться от всех людей как можно дальше. Эта особенность отличает пациентов с бронхиальной астмой от пациентов с одышкой. Чем сильнее приступы астмы, тем активнее пациент будет стараться изолироваться от общества.

Кто же подвержен бронхиальной астме в большей степени? Заболевание способно появиться у человека в любом возрасте, однако наиболее вероятно его появление в первые лет 10-12 жизни. Мальчики страдают от бронхиальной астмы в 3 раза чаще, чем девочки, однако в более старших группах пациентов среди больных астмой все чаще встречаются женщины.

Удивительно то, что обострения бронхиальной астмы чаще всего вызываются самим пациентом. В их основе находятся заученные ошибочные условные рефлексы, а сами принципы непроизвольно или же произвольно провоцируются под влиянием эмоционального состояния и настроения больного, вызываемое самим больным. Воспроизведение приступов связано с бронхиальной гиперактивностью и неверной дыхательной моторикой.

Какова роль эмоций в заболевании? По мнению H. Weiner, одни лишь эмоциональные факторы не в состоянии создать все требуемые для развития заболевания условия, но если человек биологически предрасположен к бронхиальной астме, у него может запуститься в действие астматический процесс. Развитию астмы способствуют ситуации, имеющие характер требования в сторону преданного и нежного выражения чувств, либо враждебно-агрессивного их выражения. Тем не менее, существует от данных ситуаций и защита, проявляющаяся в виде хронической невротической реакции либо в форме актуальных ситуационных мотиваций. Частые сильные переживания презрения и нежности способны вытеснить способствующие развитию астмы ситуации и защитить человека.

Большинство психологов сходятся во мнении, что бронхиальная астма возникает в виде условно-рефлекторного ответа на определенные соматические и психические раздражители. К ним относятся: переживание разлуки, ярость и гнев, страхи, стресс, запахи, расстройства настроения, переохлаждение либо определенный вид аллергена.

Какие можно выделить особенности личности астматиков? Единой структуры личности пациентов не существует, но для большинства из них характерна ипохондрия, истерия, депрессия, низкий уровень социальных контактов, очень низкая самооценка, недостаток уверенности в собственных силах и постоянный недостаток жизненных сил, который ощущается пациентами очень остро. У больных нередко проявляется скрытое желание поддержки, нежности, любви и близости. Только вот проявляются эти желания не как у нормальных людей, а посредством агрессивного поведения.

Субъективные симптомы данного заболевания: частая утомляемость, чрезмерная раздражительность, паника-страх, бронхиальная обструкция, гипервентиляция-гиперкапния.

Психические расстройства при бронхиальной астме.

Данные расстройства проявляются в виде реактивных личностных образований, которые тесно связаны с неврозоподобными расстройствами и переживанием пациентом болезни. Эти психические расстройства проявляются как своеобразные реакции пациента на приступ или в особенностях субъективного переживания пациентом болезни. По сущности своей растройства похожи на адекватные и ситуационные реакции личности на возникшее заболевание.

Психические расстройства вызывают у пациента негативистические установки по отношению к лечению, чувства болезненной тревоги, переживания и ипохондричности. Все это в итоге выливается в недоверие к врачу, что резко снижает шансы пациента на выздоровление.

Астенодепрессивные расстройства.

Чаще всего эти расстройства случаются на начальной стадии развития астмы. Пациентов начинают посещать ужасные мысли о безысходности и бесполезности лечения, настроение снижается практически до «нуля». Пациенты начинают часто причитать и жаловаться на жизнь, рассказывая всем о безрадостном будущем. Некоторые пациенты, напротив, могут быть постоянно задумчивы и молчаливы. Все свои повседневные обязанности пациенты выполняют без свойственной им ранее активности. Многие пациенты жалуются на раздутость легких и то, что легкие не дышат, выдают астму за рак легких. Тревога, страх и беспокойство — постоянные спутники таких пациентов.

Лечение бронхиальной астмы.

На ранних этапах заболевания у многих пациентов преобладают психогенные реакции, которые нередко самостоятельно проходят и бывают кратковременными. В данных случаях пациентам рекомендуется проведение психотерапии. Психотерапевт должен сконцентрировать внимание пациента на уверенности в обратимости приступа и особой важности сохранения эмоционального равновесия. Для достижения этой цели применяются методы семейной психотерапии, групповой психотерапии, гипноз, бихевиоральные подходы (функциональная разрядка, релаксация, десенсибилизация и биообратная связь), а также индивидуальная психотерапия.

Тем не менее следует помнить, что методы психотерапии эффективны только до начала необратимых патофизиологических изменений, а потому, чем раньше будет начато лечение, тем лучше для пациента.

Медикаментозная терапия.

Иногда психотерапевтических методов недостаточно для излечения от заболевания, потому применяется медикаментозная терапия. Отличные результаты показывает прописание пациентам настойки валерианы и новопассита по 1—2 ч. л. после приступа, после чего — в рамках курса, рассчитанного на 2—3 недели (по 1 ч. л. 3 раза в день перед едой). фризиум (по 5—10 мг в сутки) и фенибут (по 0,25 г 3 раза в день) показаны при ярко выраженных фобических расстройствах. На более поздних и запущенных стадиях заболевания прописывают коаксил (15—30 мг в сутки в первой половине дня) и леривон (по 25 мг 2—3 раза в день).

Для уменьшения сложности протекания приступов удушья и снижения их частоты рекомендуется прием эглонила (сульпирида) в суточной дозе до 200—300 мг. Препарат поможет снизить выраженность депрессивных реакций и сопровождающих их приступы.

источник

Психические расстройства при бронхиальной астме наблюдаются часто и выступают в виде реактивных личностных образований в связи с переживанием болезни, неврозоподобных расстройств, обусловленных соматическими факторами, аномального (психопатического) развития личности. Неврозоподобные расстройства при бронхиальной астме проявляются в форме реакций пациента на приступ либо в особенностях субъективного переживания болезни. По своей структуре они близки ситуационным, адекватным реакциям личности на возникшее заболевание. Однако ни в одном случае они не служат основанием для постановки диагноза невроза. Эти реакции усложняют клиническую картину, привнося в нее черты ипохондричности, болезненной тревоги и опасений, вызывая негативистические установки по отношению к лечению и порождая недоверие к врачу.

Такие реакции на болезнь особенно частыми бывают в начальном периоде астмы. Астенодепрессивные расстройства (пониженное настроение с мыслями о безысходности существования, неизлечимости болезни) обнаруживаются у половины всех больных.

Пациенты при этом бывают молчаливыми, задумчивыми, жалуются на однообразные мысли об «утраченном здоровье», неопределенном, безрадостном будущем. Такие мысли особенно беспокоят их перед засыпанием. Больные продолжают выполнять повседневные обязанности, но без прежней активности. У некоторых больных отмечаются ипохондрические проявления, они полагают, что «легкие раздуты», «не дышат», беспокоятся, что на самом деле у них не астма, а рак легких или туберкулез; прислушиваясь к себе, находят все новые, меняющиеся ощущения, преувеличивают тяжесть болезни. При фобической структуре реакции больные испытывают неотвязный страх, тревогу, беспокойство. Такое состояние, как правило, в последующем полностью редуцировалось и сменялось ровным настроением с установкой на выздоровление. В случаях ухудшения оно могло смениться затяжным астенодепрессивным синдромом.

Лица без психопатических черт в преморбиде реже обнаруживают реакции на болезнь, для них более типичен астенодепрессивный вариант переживания болезни в начальном периоде астмы, отличающийся большой яркостью и динамичностью. По мере развития болезни эти явления протекали все более стерто, в виде астенодепрессивных, реже ипохондрических с депрессивной окраской расстройств настроения, иногда с истерическими симптомами.

Психические нарушения при разных степенях тяжести заболевания

При легкой форме астмы неврозоподобные расстройства являются обычно стертыми, выступают, как правило, в виде легкой физической астении.

При астме средней тяжести возникают реактивные состояния с неврозоподобными расстройствами, которые отличаются многообразием и глубиной. На высоте физической астении появляются одышка, гипервентиляция. При легкой нагрузке возникают ощущения слабости, разбитости, недомогания. При прогрессировании болезни возникает смешанное состояние (тревожное ожидание несчастья, беспокойство). Могут появляться циркулярные расстройства настроения, сверхценные ипохондрические опасения, невротическое ожидание повторных приступов.

При тяжелом течении астмы реактивные образования, как правило, являются вторичными, ведущими же оказываются неврозоподобные расстройства с массивными явлениями физической и психической астении, вегетативно-сосудистыми нарушениями. При улучшении соматического состояния вначале исчезают симптомы психической, затем физической астении. При хроническом течении бронхиальной астмы заметно меняется и личностная структура.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 9138 — | 7234 — или читать все.

источник

Расстройства эти описаны во многих работах. После приступа болезни могут возникать сниженное настроение, капризность, по­рывистость, раздражительность, повышенная возбудимость, исто- щаемость, астения, неустойчивость настроения, слезливость, иног­да истерические расстройства, депрессивные состояния с чувст­вом неполноценности, неврастенические, фобические расстройства, тревожность и др.

Для уточнения психопатологических расстройств при бропхи- альной астме 3. Г. Костюнина (1971) изучила особенпости пре­морбида больных, роль психической травмы в формировании забо­левания, семиологию нервно-психических расстройств и варианты их динамики. При изучении преморбидных психических особенно­стей 100 больных бронхиальной астмой единый личностный тип преморбида (БипЬаг, 1943) выявлен не был. Подтвердить этиоло­гическую роль психических сдвигов в развитии бронхиальной аст­мы не удалось. В преморбиде больных обнаружена широкая вариа­бельность характерологических особенностей.

Вместе с тем среди больных преобладали личности, у которых в преморбиде обнаруживались отдельные психопатические черты, не достигавшие, однако, ни в одном случае степени психопатии (соответственно критериям П. Б. Ганнушкина). В целом этих лиц нельзя было отнести к единому типу. Полученные результаты под­тверждают мнения противников «теории личностной специфично** сти», которые отрицают среди этой группы больных «единый лич­ностный тип», который представители психосоматического направ­ления считают базой развития аллергических реакций, в частно­сти, бронхиальной астмы.

Читайте также:  Какой степени может быть астма

При изучении роли психических травм в формировании брон­хиальной астмы связь первого приступа с психическими потрясе­ниями обнаружена более чем в Уз случаев. Однако и у больных астмой, развившейся в связи с психическими травмами: 1) обна­ружены те же особенности клиники, которые им свойственны обычно; 2) в тестированных случаях выявлялись положительные пробы на аллерген; 3) специфическая десенсибилизация имела успех; А) психологические перемены вызывали такой же эффект, как и в банальных случаях астмы; 5) в этих случаях психическая травма никогда не выступала в качестве самостоятельной причи­ны, но всегда в сочетании с инфекцией, которая определялась спе­циальными аллергологическими тестами.

Психические расстройства при бронхиальной астме наблюда­лись часто и выступали в виде: реактивных личностных образова­ний в связи с переживанием болезни; певрозоподобных расст­ройств, обусловленных соматическими факторами; аномального развития личпости. Неврозоподобпые расстройства прп бронхиаль­ной астме выступали в форме реакций пациента па приступ либо в особенностях субъективного переживания болезни. По клиниче­ской структуре они напоминали ситуационные, адекватные реак­ции личности (Е. И. Шевалев) на возникшее заболевание. Однако ни в одпом случае они не служили основанием для постановки ди­агноза невроза. Эти реакции усложняли клиническую картину бо­лезни, привнося в нее черты ипохопдричпости, болезнепной трево­ги и опасений, вызывая пегативистические установки на лечение и порождая недоверие к врачу и проводимой терапии. Обращала внимание частота реакций па болезнь, которые иногда исчерпыва­ли клиническую картину нервно-психических расстройств, особен­но в начальном периоде астмы.

Особенно частыми были астенодепрессивпые реакции (пони­женное пастроепие с мыслями о бесперспективности, неполноцен­ности, безысходности существования, неизлечимости болезни), ко­торые обнаружены у половины всех больных. Пациенты в этих случаях отличались молчаливостью, задумчивостью, жаловались на назойливо однообразные мысли об «утраченном здоровье», не­определенности в будущем. Такие мысли особенно беспокоили их перед засыпанием. Больные продолжали выполнять повседневные обязанности, хотя и без прежней активности. Глубокой депрессии и речевой двигательной заторможенности не наблюдалось. Некото­рые больные (12%) в переживании болезни обнаружили ипохонд­рические черты. Они предполагали, что приступы вызваны тем, что легкие их «раздуты», «не дышат»; высказывали мысли, что за­болели не астмой, а «раком», «туберкулезом»; обостренно прислу­шивались к себе, находя все новые, необычные, меняющиеся ощу­щения, преувеличивали тяжесть болезни. Ипохондричсскпе пере­живания протекали при несколько пониженном настроении. При фобпческой структуре реакции больные (6%) испытывали неот- стунпый страх, тревогу, беспокойство. Они были тревожны, теря­лись, плакали, обреченно ждали приближающейся развязки, ката­строфы, близкого конца. Такое состояние через несколько дней, как правило, редуцировалось и позднее сменялось ровным настрое­нием с установкой на выздоровление. В случаях же ухудшения оно сменялось затяжным астенодепрессивпым синдромом. Лица, не имевшие психопатических признаков в преморбиде, реже, чем пациенты с таковыми, обнаруживали реакции на болезнь: для них был типичен астенодепрессивный вариант. Переживания болезни в начальном периоде астмы отличались большой яркостью, глуби­ной, очерченностью, динамичностью. По мере развития болезни они протекали все более стерто, в виде астенодепрессивных, реже ипохондрических с депрессивной окраской расстройств настрое­ния, которые иногда включали истерические наслоения.

Таким образом, клинические варианты реакции на болезнь у больных бронхиальной астмой оказались самыми разными. Они отличались богатством содержания и у каждого пациента оказыва­лись весьма индивидуальными, со свойственной нм неповторимой динамикой. На приступы, возникающие пароксизмально, больные обычно давали реакции фобического характера. В отличие от описанных в литературе (страх смерти от удушья и невроз ожи­дания) реакции эти были более дифференцированными и многооб­разными: страх задохнуться во время приступа и ожидания его, страх одиночества, страх потерять ритм дыхания, умереть во вре­мя приступа от разрыва сердца или от паралича, страх некупи- руемого приступа, страх смерти от приступа во сне и пр. Каждый пятый больной испытывал связанный с приступом страх того или иного содержания, что обычно проходило незамеченным для тера­певтов, так как страхи возникали лишь па начальном этапе болез­ни либо тогда, когда больной испытывал неожиданно сильный приступ бронхиальной астмы. Реакции эти обычно бывали непро­должительными. Затяжной характер они приобретали лишь у тех больных, которые обнаруживали признаки тормозимости в харак­тере. Ожидание приступа сохранялось значительно дольше, чем связанный с ним страх, особенно у лиц с чертами тревожной мни­тельности в преморбиде. Этот страх, обусловленный, в частности, внезапностью, приступообразностыо основного проявления астмы, зависел от преморбидных особенностей личности, возникал с пер­выми признаками приступа и оканчивался вместе с ним, был на­сыщен психологическим содержанием и поддавался психотерапев­тической коррекции. Реже наблюдался страх иного типа: общий, беспредметный, с тревогой, беспокойством, который сохранялся и после приступа (в течение нескольких часов). Реактивные образо­вания, связанные с переживанием болезни, исчерпывали клинику иервно-психических расстройств или играли в ней ведущую роль преимущественно на начальном этапе заболевания. Неврозоподоб- лые же расстройства, вызванные гипоксически-аллергическими: факторами, оказывались на этом этапе стертыми, неразвернутыми и усложнялись по мере нарастания тяжести и продолжительности течения бронхиальной астмы.

При легкой форме астмы неврозоподобные расстройства явля­ются обычно стертыми, неразвернутыми и выступают, как прави­ло, в виде легкой физической астении либо стертых неврастенопо- добных нарушений. Иную картину приобретают они при бронхи­альной астме средней тяжести. Реактивные образования в этих наблюдениях сосуществуют с неврозоподобными; последние отли­чаются многообразием и глубппой: возникают неврастеноподоб-

яые, истероформпые либо более сложные смешанные неврозопо­добные состояния. Типичной оказалась последовательная динами­ка синдрома. На высоте физической астении появляются одышка, гипергидроз при легкой нагрузке (при быстрой ходьбе), сопутст­вующее ощущение слабости, разбитости, вялости, недомогания. Со временем оформляется психическая астения в виде неврастенопо- добного синдрома (гипостения или чаще раздражительность, плак­сивость, мелочная обидчивость, крайняя чувствительность). При прогрессировании бронхиальной астмы возникает смешанное нев- ■розоподобпое состояние (тревожпое ожидание несчастья, беспо­койство, страх темноты, одиночества, заражения, неуверенность в своих силах). Клиническая картина становится полиморфной, от­личается сочетанием неврастеноподобных, истероформных и фоби- ческих расстройств, усложняясь за счет аффективных и сверхцен- еых ипохондрических образований.

При средней тяжести течения астмы наряду с описанными выше у больных возникают и другие расстройства: циклоидные колебания пастроепия в форме кратковременного беспричинного «его понижения, легких переходов от пониженного к повышенно­му — как беспричинно, так и по незначительному поводу; легкая эйфория после приступа болезни; гипостенические неврастенопо- добные расстройства; отдельные мнимовосприятия на высоте при­ступа в виде галлюциноидов [Ушаков Г. К., 1969]; сверхценные ипохондрические опасения за сердце с фиксацией на ритме его деятельности; психогенное образование повторных приступов; уси­ление истероформных и смешанных неврозоподобных картпп.

При тяжелом течении астмы реактивные образования, как пра­вило, являются вторичными, ведущими же оказываются неврозо- гюдобные расстройства с массивными явлениями физической и психической астении, вегетативно-сосудистыми нарушениями (бледность кожи, резкий гипергидроз, головокружения, мучитель- вые головные боли, тремор пальцев рук, ощущение озноба, прехо­дящее чувство дурноты и пр.). Во время приступа у этих больных часто возникают суицидальные мысли, полярные колебания наст­роения от апатического отрешенного (в периоды ухудшения) до оживленного эйфорического (в фазе свободного дыхания). При этом более типичными являются: глубокая эйфория после присту­па, иногда с оттенком дурашливости; психогенное образование повторных приступов вслед за незначительными волнениями; рас­стройства сна; интеллектуальная астения с рудиментарными явле­ниями ментизма; короткие стертые эпизоды делирпозного состоя­ния, рудиментарных идей отношения и немотивированного страха на высоте продолжительного удушья. При улучшении соматиче­ского состояния в результате специфической гипосенсибилизации редукция неврозоподобных расстройств происходит в обратном по­рядке: вначале исчезают симптомы психической, затем физической астении. Особенно долго сохраняются вегетативно-сосудистые на­рушения (даже после годичной ремиссии).

При бронхиальной астме существенно меняется и личностная структура. Признаки аномального развития личности в разных его вариантах выступают у пятой части больных. В результате дли­тельного существования неврозоподобпых, а чаще соматоневроти- ческих расстройств, при среднетяжелом или тяжелом течении астмы формируется невротическое развитие личпости обсессивно- го либо астенического типа. Последний вариант был более типи­чен для больных с тяжелым течепием заболевапия. Если заболева­ние не отличается большой тяжестью, отмечено астенодепрессив- ное либо ипохондрическое развитие. С. И. Каган (1967) подчерк­нул, что после соматических болезней нередко формируется ипо­хондрическое развитие личности. Оно было обусловлено фиксаци­ей одноименной реакции на болезнь, когда эта реакция постепенна утрачивала психологическую связь с переживанием болезни, от­чуждалась в сознании больного, приобретала признаки саморазви­тия, существенно изменяя всю структуру личности.

Нервно-психические расстройства при бронхиальной астме снижают эффект проведения традиционного соматического лече­ния, поэтому своевременное вмешательство психиатра, психотера­пия успокаивающего и разъясняющего характера (при реакциях на болезнь) при параллельном использовании психотропной тера­пии (малые транквилизаторы и легкие антидепрессанты) способ­ствуют улучшению психического состонпия больных и повышают в связи с этим эффективность основного курса лечения. Осложне­ний либо аллергических реакций при применении малых транкви­лизаторов у этих больных отмечено не было.

источник

Современная психосоматика основывается на экспериментально доказанном и подтвержденном факте, согласно которому эмоции могут решающим образом влиять на функции органов. Психосоматические заболевания — это физические заболевания или нарушения, причиной возникновения которых является аффективное напряжение (конфликты, возможно, внутренние, недовольство, душевные страдания и др.). Представления, воображение также могут оказывать влияние на соматическое течение болезни.

В современной медицине в раздел психосоматики входят: клинические, психологические, эпидемиологические и лабораторные исследования.

В психоаналитической концепции существует несколько моделей возникновения психосоматического симптома, среди них конверсионная модель (З. Фрейд, П. Федерн, Г. Гродек, Ф. Дейч), модель вегетативного невроза (Ф. Александер), концепция десоматизации (М. Шур, А. Митчерлих).

Суть перечисленных выше концепций сводится к тому, что бессознательный конфликт, не имея выхода в соответствующем внешнем проявлении, приводит к эмоциональному напряжению, а затем к прорыву предэдипальных или эдипальных инстинктивных желаний и сопровождается устойчивыми изменениями в вегетативной нервной системе.

В концепции Г. Амона, психосоматический симптом выступает как саморазрушительная попытка восполнить и компенсировать структурный нарциссический дефицит, возникший в результате нарушения на ранних стадиях симбиотического взаимодействия. Представители теории объектных отношений связывают психосоматическое расстройство со слабым Эго (обусловленным в основном недостаточно хорошим материнством), которое имеет непрочное обиталище, созданное в ходе развития.

Дыхательная система — сложный физиологический «аппарат», который включается в работу только при рождении ребенка с его первым самостоятельным вдохом.

Можно сказать, что это первый травматический опыт сепарации (разделения) с матерью. Поэтому некоторые ученые отмечают важность проживания периода родов ребенком и матерью.

От греческого астма (удушье) — аллергическое заболевание, характеризующееся повторяющимися приступами удушья, в следствии спазмов бронхов и отеков их слизистой оболочки. С точки зрения психоаналитика Ватцзекера: приступ астмы часто предстает в эквивалент подавляемого плача, то есть протест ребенка лишенного защищенности. В основе астмы лежит конфликт «желания и нежности» с одной стороны, и «страха перед нежностью», с другой стороны.

Этот конфликт отражает нарушение ранних отношений с матерью.

БА- заболевание дыхательных путей, которое характеризуется повышенной готовностью реагирования трахеобронхиальной системы на целый ряд стимулов.

Патофизиологически речь идет о значительном сужении дыхательных путей, которое устраняется спонтанно или под влиянием лечения. Клиническая картина определяется отеком слизистых оболочек, бронхоспазмом и нарушением секреции.

Во время приступа больной испытывает острую тяжелую нехватку воздуха. При этом в первую очередь затрудняется и пролонгируется выдох, который становится громким, отчетливо слышимым. Переживания больных во время приступа и при подострых состояниях легкой нехватки воздуха ограничиваются исключительно актом дыхания. Больной поглощен состоянием своего дыхания. В его поведении примечательно то, что во время приступа он недоступен, держится отчужденно, с ним трудно установить контакт. Это отличает астматиков от других больных с легочными заболеваниями, сопровождающимися одышкой.

При хронической астме бросается в глаза все более нарастающая тенденция больных к самоизоляции.

В этиологии БА имеет значение склонность организма к аллергическим реакциям, которые в значительной степени обусловлены наследственной конституцией больного.

Детская астма наиболее часто начинается в первые три года жизни (до 75%) Вообще БА может возникать в любом возрасте, чаще всего развивается в первые 10 лет жизни. Преобладают мальчики, которые заболевают в 2-3 раза чаще, чем девочки. В половине случаев астма излечивается в пубертатном периоде.

Обычно в раннем возрасте у детей, страдающих БА, отмечаются признаки аллергии — в виде кожных высыпаний или других аллергических проявлений (встречается у 40-70% больных с БА). Спровоцировать приступ астмы могут не только попавшие аллергены (обычно с вдыхаемым воздухом), но и физическая нагрузка, перегревание или переохлаждение, резкие изменения погоды или психические нагрузки.

Типичный приступ астмы может возникнуть впервые после острой респираторной инфекции, профилактических прививок, психических или физических травм.

В качестве «пусковых механизмов» бронхолегочной патологии часто рассматриваются сильные эмоции: гнев, волнение, страх, печаль и тревога.

У некоторых детей триггерами могут быть ситуации, связанные с эмоциональными проявлениями — смехом, криком или плачем.

Есть данные, что панические реакции ребенка или его родителей во время сильного кашля могут вызвать бронхоспазм, который, впоследствии может перейти в астматический приступ.

У детей с бронхиальной астмой установлены нарушения высшей нервной деятельности в виде снижения замыкательных функций, наличия фазовых состояний. У них отмечается слабость процессов активного торможения, выражающиеся в явлениях дистонии и преобладании тонуса парасимпатического отдела нервной системы, парадоксальной реактивности симпатического отдела.

У большой части детей выявлены: повышенная тревожность, астенизация, минимальная мозговая дисфункция, невропатии, неврозы и аффективные расстройства с преобладанием тревоги во время приступа и депрессии в межприступный период.

На основе анализа различных исследований детей с БА выделяют четыре фактора возникновения БА как психосоматического заболевания:

— степень генетической уязвимости организма детей, которая оценивается количеством аллергических и астматических заболеваний;

— степень и природа подверженности различным вредоносным факторам в перинатальном периоде и в раннем перинатальном периоде;

— вирусные инфекции, которые появляются на протяжении сенситивного периода развития в первые годы жизни;

— увеличение вторичной уязвимости дестабилизацией гомеостаза ребенка из-за эмоциональных стрессов.

Для лучшего понимания природы астматического симптома, необходимо изучение обоих, психологических и физиологических факторов риска.

Читайте также:  Степень бронхиальной астмы при которой не берут в армию

Это поможет создать эмпирическую классификацию стрессоров у детей с заболеванием и увидеть различные формы адаптации в семье с больным ребенком.

Д.Н. Исаев (1985), предлагая свой механизм возникновения психосоматических заболеваний, считает, что эмоциональный фактор через вегетативные и эндокринные элементы воздействуют на сому, вначале выступая в форме вегетативной дисфункции, которая потом может перейти в психосоматическое заболевание. Это представление нашло свое подтверждение в исследовании Жбанковой Н.Ю. (1989), показавшей, что у части детей с бронхиальной астмой наблюдаются психогенные гипервентиляционные нарушения в рамках синдрома вегетативной дистонии.

Важность эмоционального стресса при БА варьируется от возникновения преходящих легких состояний закупорки легких, до решающих инициаторов приступов и продолжительного психологического

Матус показал, что существует три возможных пути влияния психологических факторов:

— ускорение астмы, психологические факторы выступают «пусковым механизмом» (триггером) для возникновения астмы;

— обострение или увеличение количества приступов, утяжеление симптомов;

— препятствие излечению, помощи.

Психологические факторы, влияющие на возникновение заболевания.

Влияние эмоций на дыхательную функцию хорошо знакомо каждому. О внезапной остановке дыхания в момент тревоги говорят, что «захватило дух» или «перехватило дыхание». Вздох является распространенным выражением чувства отчаяния.

В психоаналитической литературе рассматривались следующие модели возникновения астмы как взаимодействия двух факторов — психологических особенностей и биологической предрасположенности:

1. Реципрокная модель. Астма может возникать двумя взаимоисключающими способами: либо посредством сильной биологической предрасположенности, либо будучи детерминированной сильными психологическими факторами.

2. Модель позитивного взаимодействия. Заболевание может возникнуть только при одновременном наличии сильных психологических и биологических факторов, (если же их нет или есть только один, заболевание не развивается.)

3. Суммарная модель. И психологические, и биологические факторы совместно определяют тяжесть заболевания.

К психологическим фактором относят воспитание, которое приводит к сильной зависимости ребенка от доминантной матери.

Психоанализ прегенитальных нарушений созревания понимает возникновение БА как несостоятельность, вытекающую из раннего детского развития- периода перехода от диады мать- дитя к отношениям в триаде: мать- дитя –отец.

Двусторонний уровень контактов является важной ступенью к последующему обучению многосторонним межличностным контактам. Сложный процесс постепенного переключения от внешней зависимости к внутреннему уровню поддержки самостоятельности и самоуважения в высокой степени подкрепляются стабильными отношениями с родителями. В биографии психосоматических больных родители очень часто препятствовали развитию их самостоятельности.

Подавление собственных эмоций также рассматривается в качестве механизма, приводящего к бронхоспазму.

Некоторые авторы в симптоме бронхоспазма усматривают символическое выражение личностного конфликта между потребностью пациента в нежности и страхом перед ней, а также противоречивость в решении проблемы «брать и давать».

Чикагская психоаналитическая школа центральный конфликт в развитии БА находит во внутренних побуждениях ребенка, которые ставят под угрозу его привязанность к матери. Действия матери на плач воспринимаются ребенком как отвержение, поэтому плач становится «запрещенным» из-за страха лишиться материнского внимания. Страх материнского отвержения усиливает аномальные дыхательные ответы со стороны ребенка, таким образом развивается бронхоспазм.

Парсел и соавторы считают, что родительский конфликт может стать стрессором для ребенка и привести к симптому бронхоспазма. Нарушенные взаимодействия и взаимоотношения между родителями могут выступать тем стрессовым фактором, который приводит к бронхоспазму.

Корни развития защитно-приспособительного значения симптома бронхоспазма — в особенностях ранних отношений матери и больного ребенка. Это: «люблю и ненавижу», когда при сближении отношений мать чувствует раздражение и чувство вины за него, а ребенок — материнское негодование и отчуждение, что порождает у него тревогу и страх, а открытое выражение чувств запрещается матерью («не плачь, перестань кричать») и связано у ребенка с опасением оттолкнуть ее.

Особенности личности больного, страдающего БА.

Изучение личностных особенностей больных БА привели к гипотезе о существовании специфического патогномоничного для заболевания «профиля личности», предрасполагающего к его манифестации.

Основные характеристики такого «профиля личности» у больных БА определяются как склонность «подавлять депрессию и агрессию», «сдерживать реакции на фрустрирующее воздействие», «повышенная нервность, чрезмерная возбудимость либо вялость, повышенная истощаемость», «высокая тревожность».

Больные БА часто диагносцируются как алекситимики с механистичным характером мышления, проявляющимся в неспособности фантазировать, стремлении оперировать конкретными понятиями. В поведении и чертах личности больных часто обнаруживаются реакции с защитой эмоциональных, прежде всего агрессивных, побуждений, а также скрытое желание нежности и близости. За псевдо индифферентным или даже агрессивным поведением может скрываться сильная потребность в любви и поддержке.

Агрессия у астматиков не вытесняется. Так как она переживается как опасная, больной не может ее выразить, он не может «выпустить свой гнев на воздух». Это проявляется в приступах удушья. Астматики очень сильно переживают агрессивность, но не проявляют ее; они недоверчивы и подозрительны, и поэтому не склонны к самопожертвованию. У астматиков часто обнаруживаются реактивные образования, которые замещают агрессивные тенденции, и желание близости, часто проявляются расстройства в сексуальной сфере.

У астматиков часто обнаруживается физиологически не обусловленная сверхчувствительность к запахам. При этом бросается в глаза, что эта сверхчувствительность относится прежде всего к тем запахам, которые как-то связаны с нечистотами и неаккуратностью, а также с неряшливым и нечистоплотным поведением. Астматики с повышенной восприимчивостью запахов также крайне зависимы от суждений и мнения окружающих их людей.

Между нарушением функции дыхания у астматиков видят связь с нарушенной способностью больных брать и отдавать, выраженной тенденцией к невозвращению, удержанию, сохранению

У тяжелых аллергиков описан конфликт по типу «владеть-отдать» и тенденция идентифицировать себя в общении с другими лицами, «быть сплавленным» с ними.

Ранние нарушения отношений с матерью проявляются у больного как конфронтация «желания нежности», с одной стороны, и «страха перед нежностью» — с другой.

Для астматиков характерна боязливость с истерическими и/или ипохондрическими чертами. От самих больных их страх остается скрытым.

Влияние болезни на личность больного.

Блокирование вербального канала коммуникации компенсаторно вызывает развитие телесных коммуникабельных связей, к которым относится и стремление получить одобрение и теплое отношение матери посредством астматических симптомов.

В дальнейшем эти симптомы становятся для астматика способом манипулирования лицами значимого окружения, а для семей с «тлеющим» невротическим конфликтом, от решения которого они «уходят» в силу своих невротических черт, способом сохранения семейного «гомеостаза»

Особенности психологии и поведения в болезни.

При БА выделяются реакция на приступ и реакция на болезнь. В случае внезапного острого возникновения приступа, больного прежде всего сопровождает страх смерти от удушья или остановки сердца, страх не купируемости приступа. Чем реже приступы астмы, тем более выражен страх, который возникает не только во время приступа, но и в ожидании его. В начальном периоде реакция на болезнь характеризуется адекватным психологическим сдвигом с некоторой депривацией. В процессе дальнейшего течения болезни выступает на первый план склонность к фиксации внимания на своих ощущениях и переживаниях с пессимистической оценкой выздоровления. У части больных отмечается выраженный страх за свою судьбу, с отчетливой фиксированностью на дыхательной функцией, назойливыми жалобами, постоянным самоанализом болезненных ощущений.

Виды психотерапии при данном заболевании.

Психотерапевтическое лечение БА направлено на повышение жизненных возможностей, способности брать на себя ответственность за свою жизнь. Это постоянная подпитка, обеспечивающая глубокое, свободное дыхание. Психотерапия БА не бывает кратковременной, здесь время постепенно «отматывается назад». Если по этой дороге идут в ногу пациент, его психотерапевт и врач-пульмонолог, идти становится легче.

Целью психотерапии больных БА является также коррекция эмоциональных расстройств и неадекватных форм поведения. Достигают этого путем перестройки значимых отношений больного. Психотерапия особенно показана:

• больным, у которых этот механизм патогенеза является одним из ведущих;

• больным с сопутствующими нервно-психическими расстройствами и неадекватными реакциями личности (в том числе на болезнь), затрудняющими их полную реабилитацию;

• больным БА без выраженного нервно-психического компонента, находящимся в состоянии психологического кризиса, когда вероятность формирования этого механизма патогенеза возрастает (личностные и микросоциальные факторы риска, неразумные стили воспитания и реакции на заболевание членов семьи, наличие у родственников психосоматических моделей адаптации к стрессам).

При консультировании больного психотерапевтом, психологом или психиатром собирается тщательный психологический анамнез, который должен содержать данные о нервно-психических заболеваниях родителей больного (фактор наследственности и одновременно экология микросоциальной группы), о психосоматических заболеваниях членов семьи, данные о периоде беременности и взаимоотношениях в семье в этот период, а также о родах и взаимоотношениях в это время.

Анамнестические и тестовые данные об особенностях семейной системы показывают, как эти особенности больных формируются и как функционируют в рамках семейной системы, создавая «семейные мифы» (групповая форма защиты), и для чего служат правила и ценностные ориентации в таких семьях. Понимание этих важных моментов объясняет индивидуально-личностный смысл конфликтогенного симптома бронхоспазма у больного и дает ключ к построению терапевтического вмешательства

Часто психосоматический пациент не желает признавать проблемы в психической сфере и испытывает страх перед психотерапевтом. Преодоление сопротивления выявлению психотравмирующих событий включает несколько этапов:

  1. установление раппорта с пациентом;
  2. определение его основных трудностей;
  3. их преодоление с целью ослабления накопившихся отрицательных эмоций и восстановления позитивной перспективы.

Два вида терапии: на симптом и модификацию поведения (когнитивно- поведенческий подход: изменение негативных представлений пациента) и глубинно- психологические методы (раскрытие психологического конфликта).

Гештальт-терапию проводят в несколько этапов. В задачи первого этапа входит установление доверительного, партнерского, эмпатического контакта с больными, что позволяет обучить их основным процедурам гештальт-терапии и начать индивидуальную терапию.

Основное стремление гештальт-терапии — восстановление самосознания с тем, чтобы оно приносило пациенту развитие и выбор цели. Акцент делают на понимании важности сиюминутной жизни и контактов с настоящим в континууме «здесь и сейчас». При обсуждении значимых для пациентов событий (с помощью техники фокусирования) мы сталкиваемся с моментом, в котором возникает дискомфорт, тревога или страх, которые побудили пациента уклониться от этого момента, вытеснить его из сознания. Сознание может расшириться в подсознание (работа на субличностных уровнях) так, что пациент в страхе объясняет то, что ранее не было понятно, предлагает интересные мысли и наблюдения. Упражнения на пребывание в состоянии осознавания окружающего направляют пациента к тупику, где силы сопротивления равны тому, что им противостоит. Пациенты с помощью терапевта учатся поведению в ситуациях фрустрации, эмоционального тупика. Когда они не в состоянии обеспечить себя сами, а поддержки из среды не поступает, надо самостоятельно найти выход и таким образом увеличить степень самодостаточности. Так восстанавливается сознание необходимости активного поведения, действий, которые до этого были в очевидном параличе.

Для многих пациентов актуальны групповые формы психологической защиты, т. е. использование астматических симптомов для поддержания психологического гомеостаза семьи. Это обстоятельство предполагает наличие второго шага терапии — перенесение терапии в группу.

Групповые формы работы позволяют решить проблемы группового и индивидуального самосознания, с помощью различных технических приемов отработать проблемы коммуникации больных, в которых особое место занимают телесные коммуникации (психосоматическое реагирование). Группа позволяет выявлять и исследовать попытки пациента манипулировать ее членами, в результате вырабатываются навыки более продуктивного взаимодействия, а манипулирование разрушается.

Переходом к третьей ступени работы может быть смягчение фобических реакций при соприкосновении с ранее отвергаемыми актуальными переживаниями. Шаг за шагом исследуют и прорабатывают возможные источники травматичного опыта от менее интенсивных к более сильным.

Гештальт-терапия позволяет реализовать основное содержание психотерапевтического воздействия на личностном и микросоциальном уровнях, учитывает много-аспектность функционального диагноза, воздействуя на глубокие эмоциональные связи и этим улучшая непосредственный и отдаленный результат лечения больных.

Хорошие непосредственные и отдаленные результаты дает применение в лечении БА семейной психотерапии. Процесс терапии направлен на разрушение личностных конфликтов индивидуумов, служивших основой формирования БА, нервно-психических расстройств и личностных реакций, тормозивших их полноценную реабилитацию. Воздействие на личность больного осуществляется путем изменения его взаимоотношений с членами семьи с учетом выявленных семейных характеристик, типологии, свойственных семьям больных БА проблем и конфликтов. Понимание роли больного члена семьи в стабилизации структурных и функциональных особенностей семейной системы позволяет достигнуть хорошего терапевтического результата при направленном воздействии на эти семейные характеристики. Успех терапевтических мероприятий часто оказывается параллельным изменениям, происходящим в семейной системе.

Важной задачей семейной психотерапии является повышение автономии семьи.
В психотерапии психосоматики важное значение приобретает работа с алекситимией пациента, которая, как правило, есть у таких больных. Лечение алекситимии очень длительно, требует хорошей мотивации пациента и может затянуться на годы. На первом этапе пациент обучается осознавать свои чувства, а затем – обучается рефлексии.

Специальный метод: 4- х ступенчатая психодинамически ориентированная психотерапия.

1) эмоциональная поддержка пациента по преодолению соматического страдания

2) развитие возможности к восприятию собственных чувств.

3) осознание конфликта и его связи с симптомом (стационарно-глубинная групповая терапия (8 нед).

4) полная переработка конфликта в длительной амбулаторной практике.

Задачи психотерапии при истероподобном варианте БА: перенесение с окружающих на больного ответственности за разрешение его эмоциональных проблем и сознательное принятие ее астматиком; формирование адекватного уровня требований к больному в зависимости от его актуального психологического и соматического состояния; создание условий для разумной, принимающей без гиперпротекции, реакции микросоциальной среды на астматические симптомы; санкционирование зрелых способов поведения и адаптации.

Основной акцент в психотерапии пациентов с неврасте-ноподобным вариантом БА делается на формировании приемлемой, доброжелательной микросоциальной ситуации, которая предоставляет возможность для углубленного самопознания и стабилизации самооценки. Это создает условия для отказа больных от завышенных, непосильных требований и жизненных целей, способствует устранению тягостного сознания несостоятельности в осуществлении тех желаний, от которых прежде защищали астматические симптомы.

У больных с психастеноподобным вариантом БА основное внимание уделяют формированию собственной ценностной системы больного, его зрелости и способности к независимому поведению, умению принимать самостоятельные решения в отношении своих личных проблем.

Психотерапевтическая тактика у больных с шунтовым вариантом БА состоит в провокации на первых этапах кризиса, когда взаимодействие членов семьи организуется таким образом, что они вынуждены иметь дело с всплывающими конфликтами, конфронтация с которыми раньше избегалась. При этом мы устраняем из конфликтной ситуации астматика. Необходимо отчетливо отразить содержание кризиса, способствуя развитию такой ситуации, в которой возникает возможность и необходимость развития членами семьи новых отношений и коммуникативных стереотипов. Скрываемые проблемы всплывают и становятся доступными воздействию на них.

Читайте также:  Ингаляторы при бронхиальной астме российского производства

Для психотерапевтической коррекции на личностном и микросоциальном уровнях необходимо выяснить субъективное значение факторов, подкрепляющих патологическую адаптацию пациентов к конфликтным ситуациям, и восприятие астматических симптомов как самим больным, так и значимыми лицами его окружения. Можно добиться полной и стабильной редукции дыхательных нарушений, провоцируемых по нервно-психическому механизму, путем направленных сдвигов в системе отношений личности, в структуре и функцио^ нировании микросоциальной системы, а также преодоления элементов условной необходимости астматических симптомов для самого больного и значимых лиц окружения. Сдвиги на социальном уровне тесно взаимосвязаны с позитивной динамикой на личностном уровне. Последняя проявляется гармонизацией личности больных, выработкой у них зрелых способов поведения в стрессовых ситуациях.

источник

До того времени, как сформировались научные представления об аллергической природе бронхиальной астмы, ее относили к разряду нервных болезней. И это неудивительно — ведь кроме затрудненного выдоха и нехватки кислорода во время астматического приступа человек испытывает нервное потрясение, становится недоступным и немного неадекватным.

Спровоцировать приступ болезни могут сильные эмоциональные переживания, нервные потрясения, стресс. Отсюда становится понятным влияние психики на течение астмы, и обратная зависимость.

В независимых клинических исследованиях установлена прямая связь между приступами астмы и психическими воздействиями. По мнению Ф. Б. Березина, бронхиальная астма — психосоматическое заболевание в классическом его понимании.

Так, П. К. Булатов доказал, что приступ астмы может быть безусловным или условным рефлексом на патологические раздражители. В его исследованиях обострение заболевания начиналось при произнесении определенного сигнального слова. Описаны случаи, когда приступ астмы прекращался под расслабляющим воздействием гипноза.

Один из механизмов реализации приступов болезни — спазм бронхиальных мышц. Они находятся под регулирующим влиянием вегетативного отдела нервной системы. К бронхиальной астме вполне применимо понятие «вегетативного невроза». Вегетативное сопровождение эмоций с выбрасыванием в кровь биологически активных веществ влияет на парасимпатическую иннервацию бронхов.

Физиологи расценивают бронхоспазм как защитную реакцию организма от вдыхания избытка аллергена. Симптомы тревоги, сопровождающие приступ астмы, играют ту же роль, но на другом, более высоком уровне.

Во время астматического приступа одним из симптомов его является страх смерти, имеющий ярко выраженную эмоциональную окраску.

Довольно часто обострения астмы — способ обратить на себя внимание, который больные используют неосознанно и симптомы болезни используются в качестве патологической адаптации. Отчетливо это заметно в семье, где родители занимают контрастные позиции: властная мать и подчиненный отец. Приступы астмы в подобных условиях — еще и защита от агрессии и нападения.

Можно выделить четыре характерных варианта нервно-психического механизма бронхиальной астмы:

  • Невростеноподобный, когда человек отмечает повышенную утомляемость и невозможность переносить долго физические и психические нагрузки;
  • Психостеноподобный, для психики которого характерны избыточная ранимость, застенчивость, робость и нерешительность;
  • Истероподобный, в случае которого человек излишне демонстративно проявляет свои эмоции, вплоть до громкого плача и судорог;
  • Смешанный, имеющий черты двух или нескольких перечисленных вариантов.

Общий психологический портрет астматика выглядит следующим образом — он:

  • Любит уединение, склонен к самоизоляции Больные другими заболеваниями легких, которые сопровождаются одышкой, легче идут на контакт и меньше отчуждаются, чем астматики. При хроническом течении астмы самоизоляция человека только усиливается. Такие люди склонны к самокопанию.
  • Капризен Астматик своенравен, ему сложно угодить и понравиться, в быту он излишне педантичен. Предпочитает, чтобы ход событий происходил по его прогнозу, и если этого не случается, сильно расстраивается и замыкается.
  • С трудом принимает решения В случае конфликтной или сложной ситуации человек с бронхиальной астмой долго не может решиться, как ему следует поступать. Если ему приходится принять точку зрения оппонента, то он принимает ее только внешне, а глубоко в душе все равно остается при своем мнении. Астматики не умеют справлять со стрессом, в результате он негативно влияет на психику и вызывает постоянные обострения астмы.
  • Нервозный, обидчивый Нервное возбуждение чувствуется даже при нахождении рядом с таким человеком, а тем более оно проявляется при общении. Для него характерна прерывистая, быстрая, зачастую негативно окрашенная речь и отрицательные эмоции. Возникает ощущение, что астматик остался непонятым окружающими, и выражает это всем своим видом.

Сдерживание и вытеснение — психические механизмы защиты при бронхиальной астме. Как сдерживание эмоций, так и вытеснение тревожащих мыслей, оказывают эффект, схожий с неконтролируемым стрессом. Это ведет к биохимическим и иммунным изменениям в организме, предрасполагающим к обострению астмы. В результате эмоции, которые не нашли выход, оказывают деструктивное влияние на здоровье.

Психоаналитики сравнивают приступ астмы со сдерживаемым плачем или криком ребенка, что является как бы протестом против потери защищенности. Они объясняют причину подавления плача упреками матери, если в детстве им подвергались дети, которые пытались плачем привлечь ее внимание.

В случае астмы происходит спазм гладких мышц, который невозможно снять осознанно, силой воли. Гладкая мускулатура способна расслабиться за счет соответствующего эмоционального фона. Психоаналитики считают, что от вербализации и осознания подавленных эмоций улучшают физическое и психическое состояние пациентов, страдающих астмой.

Существует много методик для разрядки негативных эмоций. Большое распространение получили различные дыхательные упражнения. Дыхание — это процесс, которым управляют и механизмы тела, и эмоции. Помочь нормализовать свой эмоциональный фон могут дыхательная психотерапия, рейки, йога, медитация, метод холотропного дыхания.

  • Дыхательная психотерапия устраняет энергетическую и физическую блокаду дыхания, она основана на сознательном подходе;
  • Рейки — энергетический способ лечения, когда при повышенной тревожности создается дополнительная энергетическая защита на бессознательном уровне, которую человек воспринимает в виде реальных симптомов;
  • Йога и медитация формируют умение расслабляться, избавляться от негативных мыслей и возвращают эмоциональное равновесие;
  • Холотропное дыхание заключается в учащенном поверхностном дыхании, в результате которого активируется подкорка и из сознания вытесняется переживание.

В заключении стоит подчеркнуть, что если психологический фактор и эмоции могут играть роль в обострении астмы, то на них можно и нужно воздействовать. Для этого существует много эффективных методик без применения медикаментов. Результатом их будут построение новых стратегий поведения, сохранение и развитие ресурсов организма, воспитание гибкости, а в итоге контроль над астмой и здоровье организма.

Ольга — молодой журналист, с большим интересом к медицине в целом и гомеопатии в частности. Ольга закончила Брянский государственный университет имени академика И. Г. Петровского и сейчас ведет новостные разделы в нескольких местных медицинских газетах.

источник

Медицинский справочник болезней

Бронхиальная Астма (БА)повышенная реактивность нижних дыхательных путей на различные стимулы; эпизодические и с обратимой обструкцией приступы затруднений дыхания; их выраженность может варьировать по степени тяжести от легких, без ограничения активности больного, до тяжелых и угрожающих жизни. Обструкция дыхательных путей длительностью в несколько дней или недель известна как status asthmaticus.

Эпидемиология и этиология:
Принято считать, что 5% взрослых и более 10% детей пережили эпизоды бронхиальной астмы.

Основные нарушения — это гиперчувствительность дыхательных путей как к специфическим, так и к неспецифическим факторам. У всех больных отмечается выраженная бронхоконстрикция при ингаляции метахолина или гистамина (неспецифические бронхоконстрикторы) .

У некоторых больных развивается Аллергическая БА , обострение симптомов у них связано с воздействием пыльцы растений или других аллергенов. У этих больных в анамнезе имеются другие аллергические заболевания (ринит, крапивница и экзема). Кожные пробы к аллергенам положительны, уровень IgE в сыворотке крови может быть повышен. Ингаляция специфических аллергенов провоцирует бронхоконстрикцию.

Значительное число больных бронхиальной астмой не имеют аллергии в анамнезе и не реагируют на кожные или ингаляционные пробы со специфическими аллергенами. У многих бронхоспазм развивается после острого респираторного заболевания.
В отношении этих больных говорят об Идиосинкразии или Эндогенной БА.
У ряда больных симптомы возникают при физической нагрузке, пребывании на холоде или воздействии профессионально неблагоприятных факторов. Отмечается усиление свистящего дыхания после ОРЗ или в ответ на эмоциональный стресс.

Патогенез.
В основе патогенеза астматического диатеза лежит неспецифическая гиперчувствительность трахеобронхиального дерева.
Этиология гиперреактивности дыхательных путей при бронхиальной астме неясна, но известно, что в ее основе — воспалительные заболевания дыхательных путей. Чувствительность дыхательных путей может изменяться, что коррелирует с клиническими симптомами.
Реактивность дыхательных путей могут усиливать многие факторы: аллергены, фармакологические вещества, поллютанты, производственные факторы, инфекция, эмоциональный стресс, чрезмерная физическая нагрузка. Среди наиболее типичных повреждающих факторов выделяют: аллергены воздушной среды, аспирин, В-адреноблокаторы (пропранолол, тимолол); сульфиты в пище; воздушные поллютанты (озон, азота диоксид) и респираторные инфекции.

Симптомы.
Свистящее дыхание, одышка, кашель, лихорадка, образование мокроты, другие аллергические нарушения. Возможные способствующие факторы (аллергены, инфекция и т.д.), ночное возникновение приступов астмы. Приступы поддаются медикаментозному лечению.
Исход предшествующих приступов (например, необходимость в госпитализации, лечение стероидами).

Физикальное обследование.
Общее: тахипноэ, тахикардия, участие вспомогательной дыхательной мускулатуры, цианоз, парадоксальный пульс (включение вспомогательной мускулатуры и парадоксальный пульс коррелируют с тяжестью обструкции). Легкие: адекватная аэрация, при аускультации определяют симметричность дыхания, хрипы, удлиненный выдох, увеличение объема легких. Сердце: признаки ХСН. Аллергические ринит и (или) синусит или дерматит.

Лабораторные данные.
Несмотря на то, что функциональные пробы легких не являются решающими в диагностике, они помогают оценить выраженность обструкции дыхательных путей и последующей реакции на терапию в хронических и острых ситуациях.
ЖЕЛ, ФЖЕЛ,, ОФВ, максимальная скорость потока воздуха в середине выдоха, максимальная скорость выдоха (тест Тиффно), ОФВ/ЖЕЛ уменьшены; остаточный объем (ОО) и общая емкость легких (ОЕЛ) повышены во время эпизодов обструкции.
Уменьшение ФЖЕЛ, Общий анализ крови: эозинофилия.
Содержание IgE незначительно повышено, выраженное увеличение подозрительно на аллергизацию (при аспергиллезе легких).
Анализ мокроты : эозинофилия, спирали Куршмана (цилиндры из бронхиол), кристаллы Шарко — Лейдена; нейтрофилез доказывает наличие инфекции бронхов.
Газы артериальной крови: характерны признаки гипоксемии во время приступов; обычно выражены гипокапния и респираторный алкалоз; нормальное или повышенное парциальное давление РСО2 свидетельствует о значительном утомлении дыхательной мускулатуры и обструкции дыхательных путей.
Рентгенография грудной клетки необходима не всегда, она может документировать увеличение объема легких, участки инфильтратов, обусловленные ателектазом дистальнее закупоренных дыхательных путей; этот признак важен при подозрении на их инфицирование.

Дифференциальная диагностика.
«Любое свистящее дыхание — еще не бронхиальная астма». Дифференцируют с ЗНС, хроническим бронхитом и (или) эмфиземой, обструкцией ВДП, вызванной инородным телом; опухолью; отеком гортани; карциноидными опухолями (обычно сопровождающимися стридорозным, а не свистящим дыханием); повторной эмболией легких, эозинофильной пневмонией, дисфункцией голосовых складок, системным васкулитом с поражением легких.

Применяют 5 групп фармакологических препаратов , после устранения провоцирующего фактора (если возможно).

  • В -ад ренергические сионисты.
    Рутинные ингаляции дают более быстрый эффект и лучший терапевтический индекс; изотарин, албутерол,тербуталин (бриканил), метапротеренол, фенотерол (беротек) или изопротеренол применяют с помощью спрэя или дозирующего ингалятора. Адреналин 0,3 мл, в разведении 1:1000, подкожно (в острых ситуациях, при отсутствии поражения сердца). Внутривенное введение радренергических средств в тяжелых случаях БА не оправдано вследствие токсического влияния на организм.
  • Метилксантины.
    Теофиллин
    и различные его соли; дозу регулируют до концентрации препарата в крови 10-20 мкг/мл; назначают внутрь или внутривенно (как аминофиллин). Клиренс теофиллина широко варьирует и снижается с возрастом, при дисфункции печени, декомпенсации сердца, легочном сердце, лихорадке. Многие препараты также изменяют клиренс теофиллина (снижают период полувыведения: сигареты, фенобарбитал, дифенин; повышают — эритромицин, аллопуринол, циметидин, пропранолол). Детям и молодым курящим взрослым назначают ударную дозу: 6,0 мг/кг, затем инфузионно 1 мг/кг в час в течение 12 ч, после чего дозу снижают до 0,8 мг/кг в час. У других больных, не получавших теофиллин, ударная доза остается той же, а поддерживающую снижают до 0,1-0,5 мг/кг в час. У больных, уже получивших теофиллин, ударную дозу не применяют или уменьшают.
  • Глюкокортикоиды.
    Преднизолон 40-60 мг в день внутрь с последующим снижением дозы на 50% каждые 35 дней; гидрокортизон, ударная доза 4 мг/кг внутривенно, затем 3 мг/кг каждые 6 ч; метилпреднизолон 50-100 мг внутривенно каждые 6 ч. Большие дозы глюкокортикоидов, дающие кумулятивный эффект, не имеют преимуществ перед обычными дозами. Эффект стероидов во время приступа бронхиальной астмы проявляется через 6 ч и позже. Ингаляционные формы глюкокортикоидов служат важным дополнением к постоянной терапии; их не используют при острых приступах. Эффект ингаляционных стероидов зависит от дозы.
  • Кромолин натрия (интал).
    Не относится к бронходилататорам; применяется в базисной терапии как профилактическое средство; не назначается при острых приступах; применяют с помощью дозирующего ингалятора или вдувания порошка (по 2 вдувания в день). Эффективность препарата определяется лишь после применения в течение 46 нед.
  • Антихолинергические средства.
    Аэрозольный атропин и родственные препараты, такие как ипратропиум,неабсорбируемый четвертичный аммоний. Бронходилатация может быть выше, чем от симпатомиметиков, но эффект наступает медленнее (пик бронходилатации через 6090 мин). Ипратропиум можно применять с помощью дозирующего ингалятора, 2 вдоха каждые 6 ч. К лечению острой или хронической бронхиальной астмы добавляют отхаркивающие и муколитические средства.

Неотложная помощь при Бронхиальной астме!

В-агонисты в аэрозоле применяют в первичной терапии острых приступов БА.
Дают каждые 20 мин до 3 доз; затем каждые 2 ч до купирования приступа.

Аминофиллин после первого часа может ускорить наступление эффекта.
Парадоксальный пульс, участие вспомогательной мускулатуры и выраженное увеличение ЖЕЛ служат индикаторами тяжести заболевания и показаниями к определению содержания газов в артериальной крови и пик флоуметрии — ПСВ (определению пика скорости выдоха) или ОФВ.
Ожидаемое значение: ПСВ Постоянное лечение.

  • Терапия первой линии также складывается из применения В-агонистов.
  • При сохранении симптомов необходимо добавить Противовоспалительные препараты (глюкокортикоиды или стабилизаторы клеточных мембран). Регулирование лекарственной терапии основано на объективном измерении функции легких (тест Тиффно, ОФВ).

источник